Перейти к основному содержанию

Сан-Франциско: американо-китайский саммит закончился, противостояние продолжается

В уравнении, которым формулируется китайская экономика, на месте связей с Америкой и Западом, разрастается большой знак минус.

Тема китайско-американского саммита практически полностью исчезла сейчас из материалов СМИ КНР. Это стало контрастом с обилием оптимистических выступлений обозревателей, экспертов, историков еще несколько дней назад. Тогда, как по команде, исчезли сообщения об отношениях с Россией, зато появились ностальгические очерки о временах войны с Японией и участии в нем американского ЧОП «Летающие тигры», отчёты о приезде в Поднебесную общественников и деятелей местного масштаба, выступающих за дружбу. Ради создания благоприятного фона полета через океан председателя Си, весьма неохотно покидающего в последние месяцы пределы своей державы, Пекин не ограничился словами. Было объявлено о рекордной закупке американских соевых бобов, о возможности возобновления после четырехлетнего перерыва импорта самолетов «Боинг».

Планку оптимизма подняла до предельной высоты главная газета КНР «Жэньминь жибао». 14 ноября, в день отлёта Си Цзиньпина в Америку, она писала: «Китайско-американские отношения являются самыми важными в мире двусторонними связями. [Ответ на вопрос], смогут ли КНР и США найти правильный путь общения, касается мирного развития на планете, будущего судьбы человечества». Глобальное измерение визита и ожидание всемирно-исторических перемен по его итогам было скорректировано самим Си Цзиньпином. Та же «Жэньминь жибао» так суммировала его заявления на переговорах с президентом Байденом: «Развитие и рост Китая имеют внутреннюю логику, их не остановят внешние силы», – заявил Си Цзиньпин. Он выразил надежду, что «США серьезно отнесутся к озабоченностям Китая, примут меры и снимут односторонние санкции, чтобы обеспечить честную, справедливую и недискриминационную среду для китайских предприятий».

Американские торговые санкции стали одним из факторов нынешних трудностей в экономике Китая. Начатые в 2018 году президентом Трампом, они из года в год распространялись на все новые области экономики. При президенте Байдене тенденция продолжилась и приобрела характер торговой войны. Речь идет не только о дополнительных трудностях для китайского экспорта. Уже введенные пошлины и иные ограничения хотя и подняли цены, заставив каждую американскую семью больше платить за китайский товар – на тысячу долларов в год. Это не привело к катастрофе – объем китайско-американской торговли в 2022 году составил 680 миллиардов долларов. Но удары стали чувствительными в области торговли высокотехнологичными товарами. С одной стороны, США объявили тотальную войну продукции компаний ZTE, Huawei, причем не только на американских рынках, но и в мировом масштабе. С другой стороны, предприняты небывалые меры по предотвращению вывоза в Поднебесную передового оборудования и технологий. В последние месяцы президент Байден, не дожидаясь принятия законов конгрессом, своими указами резко ограничил инвестиции американских компаний в китайские высокотехнологичные предприятия. Кроме того, запрещен экспорт чипов, применяемых китайцами в разработках искусственного интеллекта.

Санкции уже сказываются на китайском народном хозяйстве. Растет безработица среди миллионов крестьян-мигрантов из глубинки, которые на заводах в приморских провинциях выпускают продукцию для американского рынка. Сокращается число рабочих мест для «белых воротничков», особенно выпускников вузов. Падает покупательная способность среднего класса, который вкладывает деньги в недвижимость, а это почти пятая часть ВВП Китая. Но санкции Америки и следующего за ним Запада способны замедлить темпы восстановления китайской экономики и в обозримом будущем.

«Цена вопроса» о сохранении или сокращении санкций по итогам визита в Сан-Франциско была весьма высока. Похоже, что тот или иной вариант развития событий даже повлиял на сроки проведения очередного пленума ЦК КПК. Эти совещания руководства Компартии проводятся раз в году и посвящаются стратегическим вопросам. По традиции пленумы и съезды проводятся в октябре или самое позднее в ноябре. Причем наиболее важным в период между съездами считается третий пленум, на который опять же по традиции выносят вопросы экономики. Открытие III Пленума XХ созыва, то есть третьего после XХ съезда КПК (октябрь 2020 года), можно ожидать со дня на день. В его материалах неизбежно отразится расставание с иллюзиями о возможности сохранения взаимовыгодных связей с Америкой. Они были установлены еще Дэн Сяопином в начале 80-х годов, помогли Китаю добиться впечатляющих успехов на пути «реформ и открытости». Но эти же успехи затем напугали Америку и вызвали переход сначала к сдерживанию при Бараке Обаме, затем к торговой войне при Дональде Трампе и нынешней всеобъемлющей холодной войне при администрации Джо Байдена.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Мировая долговая пирамида. Статистический обзор Мировая долговая пирамида. Статистический обзор
Владимир Путин и Мухаммед бен Заид Аль-Нахайян Визит Владимира Путина в арабские государства и меняющийся Ближний Восток

В уравнении, которым формулируется китайская экономика, на месте связей с Америкой и Западом, разрастается большой знак минус. Одновременно растут и плюсы – торговля с Россией, странами Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки. Положительную роль играют партнеры по ШОС, БРИКС, инициативе «Пояс и путь». Остаются «в уме» и связи с американским бизнесом. Недаром после малорезультативной встречи с президентом Байденом председатель Си Цзиньпин прямиком отправился на званый ужин, устроенный в его честь объединениями предпринимателей и политиков, которые выступают за сохранение связей с КНР. 400 билетов по 40 тысяч долларов разошлись за пару дней, десятки опоздавших к кассе весь вечер простояли у входа в банкетный зал в ожидании «лишнего билетика». В очереди на фото с главным коммунистом планеты терпеливо стояли главные капиталисты Элон Маск (Tesla), Тим Кук (Apple), Рэй Далио (Bridgewater Associates), руководители NIKE, Pfizer, Qualcomm, Mastercard…

Так что решительного возврата к маоцзэдуновской формуле «Опоры на собственные силы» ни на III пленуме ЦК КПК, ни в обозримом будущем не ожидается, хотя этот лозунг «великого кормчего» стал чаще встречаться на газетных страницах и статьях экономистов. Дело в том, что роль внешних рынков сознательно сокращается в годы руководства Си Цзиньпина. Сначала это была стратегия «Новая нормальность», затем стратегия «Двойная циркуляция», окончательно установившая приоритет внутреннего рынка, развития экономики за счет повышения благосостояния и покупательной способности собственного населения. Но самая главная составляющая в уравнения китайского развития остается неизменной – это «социализм с китайской спецификой». Его суть – сосуществование и взаимодействие плановой социалистической экономики с частным капиталистическим сектором при регулирующей роли правящей Компартии. Выработанный путем проб и ошибок с учетом опыта советского НЭПа и «азиатских тигров», эта модель позволяет Поднебесной достигать рекордов на прямых участках развития и обеспечивает устойчивость на крутых виражах. Эта модель помогла Китаю вынести тяготы трехлетней борьбы с ковидом и пятилетней «торговой войны» с Америкой. Она обеспечивает темпы роста, которым завидуют и США, и другие ведущие экономики мира. По итогам нынешнего года китайцы ожидают прироста ВВП «около 5%». Новейший прогноз МВФ – 5.4%.

Выступая в Сан-Франциско, Си Цзиньпин использовал свою любимую мантру о том, что «в мире происходят грандиозные перемены, каких не было последние 100 лет». При этом он добавил, что от Вашингтона и Пекина зависит будущее -- взаимодействие или конфронтация. Во время бесед с Президентом Путиным после слов о «небывалых за 100 лет грандиозных переменах» речь о выборе вариантов не шла. На ступенях Большого Кремлевского дворца в марте нынешнего года последовало ключевое дополнение: «И мы с Вами двигаем эти перемены».

Оцените статью
5.0