Перейти к основному содержанию
Россия – Китай: стратегическое партнёрство перед вызовом вторичных санкций

Россия – Китай: стратегическое партнёрство перед вызовом вторичных санкций

Российско-китайские взаиморасчёты можно проводить в долларах Гонконга и в патаках специального административного района КНР Макао (Аомэнь).

На путях адаптации к туманной торговой среде

По информации ряда зарубежных источников, первый государственный визит после официального вступления в должность Президента РФ Владимир Путин нанесёт в Китайскую Народную Республику, посетив два города. Предстоящая поездка подчёркивает особый характер отношений между Москвой и Пекином, заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

«В скором времени президент Российской Федерации совершит государственный визит в КНР, который станет его первой зарубежной поездкой после инаугурации. Годом ранее китайский руководитель выбрал нашу страну для своей первой зарубежной поездки после переизбрания на пост председателя КНР. Это яркое свидетельство особого характера российско-китайского партнерства, высокого личного внимания к нему со стороны лидеров двух стран, между которыми поддерживаются интенсивные рабочие контакты, сложилась добрая личная дружба».

В условиях текущих тектонических изменений в международной обстановке, сопровождающихся попытками стран Запада помешать устойчивому развитию наших стран, Россия и Китай и дальше будут плечом к плечу противостоять всем внешним вызовам и угрозам, что «позволит им успешно решать общие задачи, стоящие как в области двустороннего сотрудничества, так и в сфере глобального управления», уверены на Смоленской площади. По словам Захаровой, отношения РФ и КНР после вступления Путина в должность «ждут самые радужные перспективы», так как «с переизбранием [Путина] подтверждена преемственность линии на всестороннее укрепление стратегического взаимодействия между Москвой и Пекином».

Надо полагать, одной из немаловажных тем предстоящих переговоров, немаловажных как для двустороннего сотрудничества, так и для того самого «глобального управления», наверняка станет тревожная ситуация с двусторонними взаиморасчётами как в рублях, так и в юанях. Как утверждает Reuters со ссылкой на источники в российских бизнес-кругах, в частности, может обсуждаться решение проблемы банковских платежей, в частности аналог системы SWIFT для стран БРИКС. Актуальность этого вопроса очевидна: Министерство финансов США 1 мая внесло 20 компаний из Китая, включая Гонконг, в SDN list за их сотрудничество с Россией. Ранее, со второй половины апреля с. г. очередные 4 крупных банка Китая – China Citic Bank, ICBC, Industrial Bank и Bank of Taizhou – прекратили принимать платежи из России. Соответствующую информацию подтвердили на днях гендиректор Делового совета РФ-КНР при Торгово-промышленной палате России Алексей Егармин, коммерческий директор торговой компании «Импая Рус» Алексей Разумовский, ряд других представителей российского бизнеса.

Напомним, в середине декабря 2023 г. президент США Д. Байден подписал указ, предоставляющий американскому Минфину полномочия в упрощенном порядке наказывать банки и другие финансовые структуры, подпадающие под незаконные антироссийские санкции. Вскоре операции с Россией на неопределенный сроки приостановил Zhejiang Chouzhou Commercial Bank – основной расчётный центр для большинства торговых партнеров КНР. В свою очередь, Народный банк Китая (Bank of China) начал не только запрашивать, но и проверять данные о том, связана ли российско-китайская транзакция прямо или хотя бы косвенно с ЛНР, ДНР, Крымом, российскими районами Запорожской, Херсонской областей, с вооруженными силами или ВПК России, а также с Ираном, Северной Кореей, Кубой, Сирией. 

При этом сама КНР, её финансово-кредитные организации, с начала 2020-х годов достаточно активно сотрудничает в торгово-инвестиционной сфере с упомянутыми режимами, особо не опасаясь заокеанских рестрикций, и здесь волей-неволей складывается впечатление о максимально избирательном характере действия пресловутых «вторичных» санкций. Как уточняет А. Егармин, усложнились расчеты «за промышленные товары, хотя платежи за потребительские продукты Китай всё еще принимает». Последнее обстоятельство связано с меньшей подсанкционностью товаров массового спроса, экспорт которых из КНР в РФ растёт максимальными темпами с осени 2022 года.

«Примеру крупных банков КНР последовали небольшие игроки – тоже из-за опасений вторичных санкций США. В целом китайские банки возвращают около 70-80% транзакций. Например, через Bank of China теперь проходит лишь небольшая доля операций из России», – поясняет А. Разумовский. Наличие проблем подтверждает и директор по развитию бизнеса SOTA Logistic Игорь Чернышев: «Сейчас китайские банки отклоняют более 50% платежей из РФ, в связи с чем в международных перевозках происходит значительное падение объемов». А директор направления международных автоперевозок Noytech Supply Chain Solutions Иван Захарченко отмечает, что «платежи за поставки автотранспортом могут теперь идти в КНР месяцами». В 2023 г. торговый оборот двух стран составил 240 млрд долларов, что на 50 млрд больше аналогичного показателя года позапрошлого. Экспорт из РФ в Китай вырос на 12,7% до 129,13 млрд долларов, в то время как импорт подскочил на 46,9%, составив почти 111 млрд. Безусловно, основные контракты, в том числе государственные, будут исполняться независимо от временных сложностей, однако значительная доля коммерсантов, возможно, будет вынуждена приостановить экспортно-импортные операции с Поднебесной. В этом контексте нельзя не отметить и резкое увеличение китайской стороной тарифов на прямые железнодорожные грузоперевозки в Россию и Белоруссию – в среднем на 500-800 долл. и более в зависимости от станции отправления. Как отмечает Infotrans Media Belarus, «рост цен связан с уменьшением количества свободных контейнеров в Китае, а также с большими "пробками", возникшими на границах с Китаем». Одновременно с выросли ставки морских фрахтов из Китая: «Рост цен составил от 800-1000 долл. до 1300-1500 долл. в зависимости от порта отправления. При этом большинство свободных мест на судах в мае уже забукировано, и морские линии предлагают свободные места на судах только на конец мая – начало июня».

Ситуацию усложняет недавнее заявление в Пекине госсекретаря США Блинкена о возможном введении вторичных санкций против КНР или китайских финансовых, торговых, других экономических структур за поставки в РФ товаров оборонного или двойного назначения. Складывающаяся ситуация обусловлена не в последнюю очередь тем, что, как мы писали ранее, китайско-американская торговля, по данным за 2023 год, более чем в 2,5 раза превышает российско-китайскую (аналогичные тенденции характерны и для инвестиционного взаимодействия), а потому в КНР не могут не опасаться вторичных санкций и их последствий.

Российско-китайские взаиморасчёты можно проводить в долларах Гонконга и в патаках специального административного района КНР Макао (Аомэнь): данные денежные единицы свободно конвертируются в юани и инвалюты, хотя и не в рубли. Надо сказать, администрации и банковские структуры упомянутых автономий КНР тоже опасаются вторичных санкций (1). Следовательно, наверняка потребуется дополнительная схема российско-китайских взаимных платежей в этих валютах через банки КНР – при их согласии на такую схему, следование которой наверняка приведет к удорожанию конечных взаиморасчетов и к увеличению сроков проводки.

Однако уже сейчас, в отсутствие официальных платформ, не исключено возникновение «серого» рынка транзакций. По мнению консультанта по цепочкам поставок в Пекине Дональда Гао, оформление связанных с Россией платежей может стать децентрализованным, поскольку многочисленные более мелкие платформы, посредники и «теневые» банки, расположенные недалеко от российской границы, так или иначе заполнят возникающую пустоту. Свою роль  «в адаптации к туманной торговой среде» призваны сыграть также и местные бизнес-палаты, различные китайские ассоциации в России: «Они будут использовать связи в России для формирования пулов капитала. Китайские трейдеры также могут использовать цифровые валюты или использовать третью страну, например Беларусь или Узбекистан, для получения платежей».

«Я слышал, что некоторые небольшие банки, такие как коммерческий банк Хуньчунь на северо-востоке Цзилиня, все ещё могут принимать платежи из России. Но открытие счетов может занять больше месяца, поскольку банки завалены запросами», – говорит экспортер из Гуандуна Уилл Лю. Несмотря на геополитическое бурление, торговля с Россией будет устойчивой, полагают китайские эксперты. В долгосрочной перспективе предприятия адаптируются, а двусторонние связи, ни в коем случае не исчерпываемые исключительно торговлей, обретут новые очертания и взаимовыгодные перспективы. Конкретные же договорённости по результатам содержательных переговоров в Пекине будут способствовать более упорядоченному и предсказуемому характеру позитивных процессов.

Примечание

(1) После провозглашения в 1949 г. Китайской Народной Республики и вплоть до активной фазы «дипломатии Киссинджера», находясь под американскими санкциями, режим Мао Цзэдуна поддерживал торговые связи и, соответственно, взаиморасчеты с Западом (с середины 1970-х гг. также и с Тайванем) через британский (до 1997 г.) Гонконг и португальский (до 1999 г.) Макао, санкций против которых не вводилось.

Оцените статью
4.6