9-й саммит тюркских государств: культура прежде всего?

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Итоги 9-го саммита глав тюркских государств, завершившегося на прошлой неделе в азербайджанском Нахичеване, оставили двойственное впечатление. С одной стороны, сотрудничество тюркских государств развивается и обретает новые организационные формы, с другой – его главной составляющей все более выступает культурно-гуманитарная сфера, да и единства в рядах тюркских государств по-прежнему не наблюдается. Главная идея, определявшая смысл и направление работы тюркских саммитов с начала 1990-х гг. – создание политического и экономического объединения тюркоязычных республик СНГ во главе с Турцией, – все более отходит на задний план.

Из шести государств мира, доминирующие позиции в которых занимают тюркские этносы, в Нахичеване были представлены на высшем уровне только четыре – Турция, Казахстан, Азербайджан и Киргизия. Узбекистан, имеющий крайне прохладные отношения с предоставившей убежище узбекской оппозиции Турцией, эти мероприятия традиционно игнорирует, а Туркменистан был представлен лишь заместителем председателя правительства. Между тем в демографическом плане на долю Узбекистана и Туркмении приходится более половины численности всех проживающих на территории Центральной Азии и Южного Кавказа тюркских этносов. Кроме того, располагающие большими нефтегазовыми ресурсами Туркмения и Узбекистан являются крупнейшими после Казахстана экономиками Центральной Азии, что определяет их высокий политический вес. Таким образом, в Нахичеване был представлен далеко не весь тюркский мир, а если рассматривать пространство СНГ, то даже не самая значительная его часть.

Наиболее важное решение саммита – создание Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркского совета), предложенное президентом Казахстана Н. Назарбаевым. Основными целями деятельности Тюркского совета будет укрепление связей в экономике, культурно-гуманитарной сфере и развитие экологической безопасности. Кроме того, на саммите неоднократно подчеркивалось состоявшееся на прошлой неделе в Баку первое пленарное заседание Парламентской Ассамблеи тюркоязычных стран (ТюркПА), решение о создании которой было принято в 2008 году в Стамбуле. На первом заседании был принят устав ассамблеи из 26 статей, сформирован секретариат и определен бюджет организации, постоянным местом нахождения которой будет столица Азербайджана. Однако участие в ее работе по-прежнему принимают только Турция, Казахстан, Киргизия и Азербайджан. Судя по решениям нахичеванского саммита, тюркский мир обретает организационную структуру, которая позволит ему действовать более скоординировано и эффективно. Однако более полутора десятилетий, прошедших до принятия этих решений со времени распада СССР, а также предыдущий опыт функционирования «тюркского содружества» заставляет усомниться в эффективности новой организации.

В начале 1990-х гг. главным идеологом создания объединения тюркоязычных государств выступил президент Турции Тургут Озал, выдвинувший идею «тюркского дома». В октябре 1992 г. в Анкаре состоялся первый саммит глав тюркоязычных государств. Второй саммит состоялся в Стамбуле (1994 г.), третий - в Бишкеке (1995 г.), четвертый – в Ташкенте (1996 г.), пятый - в Астане (1998 г.), шестой - в Баку (2000 г.), седьмой - в Стамбуле (2001 г.), а восьмой - в Анталье (2006 г.). Одновременно началось проведение международных тюркских курултаев, идея которых принадлежала лидеру турецкой Партии националистического движения (ПНД) А. Тюркешу. В отличие от саммитов в курултаях принимали участие тюркские общины и организации всего мира, включая тюркские республики в составе России и тюркоязычное население других стран СНГ. Вплоть до 2001 г. курултаи ежегодно проводились в различных городах Турции. Однако затем последовал пятилетний перерыв, связанный с потерей Партией националистического движения доминирующих позиций в парламенте Турции, и, как следствие, – статуса правящей.

Основой политико-экономического объединения тюркоязычных стран планировалось сделать совместные экономические проекты и прежде всего – в сфере добычи и транспортировки углеводородов. Все тюркоязычные страны Центральной Азии и Кавказа, кроме Киргизии, богаты нефтегазовыми ресурсами, а не имеющая их Турция располагает уникальным географическим положением для транспортировки этих ресурсов на Запад. Как писал «Коммерсант» по итогам второго саммита глав тюркоязычных государств в Стамбуле (1994 г.), одной из основ политической и экономической интеграции тюркских стран станет нефть. Более того, контракт между Азербайджаном и международным консорциумом на освоение азербайджанского шельфа Каспия («контракт века») «может положить начало широкому процессу активизации в регионе новых игроков — в дополнение к России (а часто и вместо нее), а также переориентации всей региональной системы нефте- и газопроводов с России на Турцию (возможно, на Турцию и Иран)». При этом сам «контракт века» лидеры постсоветских государств рассматривают «как удачный прецедент постепенного дистанцирования от Москвы в решении энергетических проблем региона». В качестве ключевого направления интеграции тюркских государств сотрудничество в нефтегазовой сфере фигурировало и в дальнейшем. Так, в Бакинской декларации, принятой по итогам состоявшегося в апреле 2000 г. в столице Азербайджана шестого саммита глав тюркских государств, отмечалась важность восстановления исторического Шелкового пути, pазpаботки природных ресурсов региона, прежде всего нефти и газа, их тpанспоpтиpовки, а также развития Евразийского тpанспоpтного коpидоpа.

Однако система транспортировки углеводородов на мировые рынки в обход России на тот момент отсутствовала. В результате совместные проекты по транспортировке углеводородов были реализованы главным образом между Турцией, Грузией и Азербайджаном. Крупнейший из них – нефтепровод Баку – Тбилиси - Джейхан (БТД), введенный в строй в 2006 г. В 2007 г. был введен газопровод Баку – Тбилиси - Эрзерум. К транспортировке нефти через Каспий танкерами приступил Казахстан, однако ее объемы сравнительно невелики и не идут ни в какое сравнение с поставками по идущему через территорию России Каспийскому трубопроводу, пропускную способность которого планируется расширить до 67 млн. тонн нефти в год. Планы прокладки нефте- и газопроводов по дну Каспия реализовать не удалось, главным образом – по причине неурегулированности правового статуса Каспийского моря, что позволят России и Ирану блокировать подобные проекты. Кроме того, планы строительства Транскаспийского газопровода на рубеже 1990-х - 2000-х гг. были свернуты из-за разногласий между Азербайджаном и Туркменией по поводу распределения квот на поставки газа, а также принадлежности нефтегазовых месторождений Каспийского моря.

В результате нефтегазовое сотрудничество тюркских государств развивалось главным образом в рамках двусторонних отношений и проектов, а основной темой тюркских саммитов и курултаев стало гуманитарное сотрудничество, которое, по мысли их идеологов, может стать прологом к более тесному политическому и экономическому объединению. Гуманитарное сотрудничество тюркских стран СНГ с Турцией началось в 1992 г., сразу после распада СССР. В январе 1992 г. для его координации в рамках Министерства иностранных дел Турции было создано Агентство тюркского сотрудничества и развития, которое включало два отдела, курировавшие экономические и культурные связи с новыми независимыми государствами. В январе 1993 г. был принят закон, по которому Турция взяла на себя финансирование двух совместных программ по образованию и культуре, рассчитанных на пять лет. В ходе реализации этих программ на обучение в Турцию была направлена большая группа студентов и школьников из государств Центральной Азии. В Узбекистане, Киргизии и Туркменистане была создана сеть анатолийских лицеев – средних учебных заведений с углубленным изучением турецкого и одного из западных языков, а в ряде школ тюркских стран СНГ введено преподавание турецкого языка. В 1995 г. два турецких ВУЗа – имени Султана Демиреля и международный тюркско-казахский университет имени Ходжи Ахмада Ясеви (г. Алматы) были открыты на территории Казахстана. В рамках новой языковой политики Азербайджан, Туркмения и Узбекистан в 1990-е гг. перешли с кириллической на латинскую графическую основу национальных алфавитов. Кириллицей из тюркских стран СНГ сегодня пользуются только Киргизия и Казахстан.

Тема культурно-гуманитарного сотрудничества отчетливо звучала и на последнем тюркском саммите в Нахичеване. Так, президент Азербайджана Ильхам Алиев предложил активизировать деятельность ТЮРКСОЙ – организации, созданной для культурного сотрудничества тюркских стран, и создать фонд с соответствующим финансовым обеспечением, который занимался бы «реставрацией исторических памятников, развитием межкультурных связей во всех тюркских государствах, на всех тюркских землях». Призывы к активизации культурного сотрудничества на тюркских саммитах звучали и раньше. Так, на восьмом саммите глав тюркоязычных государств, состоявшемся в 2006 г. в турецкой Анталье, премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган предлагал «заново переписать нашу общую историю и преподавать ее в наших школах». Однако отсутствие призывов к созданию политического и экономического объединения на последнем саммите в Нахичеване наряду с активизацией темы культурного сотрудничества говорит о том, что на сегодняшний день это одна из немногих сфер, где тюркоязычные страны могут добиться реальных результатов.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться