«Турецкий гамбит» на троих

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Ближайшие месяцы могут стать очень показательными с точки зрения состоятельности Совета Безопасности ООН и столкновения в нем противоположных интересов и геополитических сценариев. В конце апреля завершится довольно невнятное председательство в этом институте Японии и наступит эпоха государств, чьи внешнеполитические приоритеты весьма разнородны и далеко не во всем устраивают архитекторов «нового мирового порядка».

В мае председательство в Совете Безопасности ООН перейдет к Ливану, после чего придет очередь последовательно Мексики, Нигерии и России (в августе). Ну а в сентябре, когда политики всего мира обычно с новыми силами возвращаются с каникул, в СБ ООН будет «рулить» Турция. И можно не сомневаться, что этого момента с тревогой ожидают в США и Европейском союзе.

Активность и самостоятельность Анкары в международных делах растут не по дням, а по часам. А учитывая, что именно на эту страну во многом завязаны «единая» внешняя политика Евросоюза, урегулирование нагорно-карабахской проблемы, ужесточение западного давления на Иран и многочисленные проекты транспортировки энергоресурсов, именно «турецкий гамбит» предстоит разыгрывать в текущем году Москве, Вашингтону и Брюсселю. И шансы в этой игре России выглядят все привлекательнее.

Прежде всего, следует отметить, что в российско-турецких отношениях отсутствуют такие мощные раздражители, какие имеются в отношениях Турции с Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Имеются в виду Иран и прием Анкары в ЕС. Именно турецкие власти являются одним из важных партнеров Тегерана в его противостоянии коллективному давлению западных держав, к которому, к сожалению, все теснее примыкает Россия. Анкара не только категорически против каких-либо военных мер против иранцев под предлогом продолжения ими ядерных разработок. Турция не приемлет даже «простого» ужесточения санкций против Ирана, что уже является прямым вызовом не только Соединённым Штатам, но и Евросоюзу. Более того, именно намерение турецкой стороны поставить на недавнем «ядерном саммите» в Вашингтоне вопрос о наличии атомного оружия у Израиля вынудило израильского премьера Биньямина Нетаньяху отменить свой визит в американскую столицу.

Евросоюз же, со своей стороны, не только не способен выработать внятную линию на турецком направлении, но и все глубже погружается в пучину внутренних разборок по этому вопросу. Президент Франции Николя Саркози по-прежнему и слышать не желает о приеме мусульманской Турции в Евросоюз, что подтвердил состоявшийся в начале апреля визит турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана в Париж. Позиция Германии является чуть более мягкой, но и Ангела Меркель не намерена раскрывать перед Анкарой двери ЕС. Побывав в Анкаре в конце марта, она вновь повторила тезис о том, что Турция должна иметь с Евросоюзом отношения «стратегического партнерства», но оставаться по ту сторону черноморских проливов. А вот Италия устами своего министра иностранных дел Франко Фраттини (к слову, весьма авторитетного человека в брюссельских коридорах) уже полностью поддержала евроинтеграционные планы турецких властей. Учитывая упорное стремление США и ЕС сделать Турцию ключевым звеном проекта «Набукко», ситуация для Брюсселя выглядит патовой. Принять Турцию в Европейский союз - значит превратить эту организацию в арену постоянных христианско-мусульманских конфликтов на высшем уровне в духе «столкновения цивилизаций» Сэмюэля Хантингтона. Окончательно отвергнуть Турцию – поставить под угрозу собственные геостратегические планы в сфере энергобезопасности. А продолжать лавировать – значит плодить разногласия в своих рядах.

Однако еще более примечательный характер приобретают турецко-американские разборки. Намерение Конгресса США принять резолюцию о признании геноцида армян заставило президента Барака Обаму спуститься со своих здравоохранительно-разоруженческих высот и лично попросить профильный комитет палаты представителей не выносить этот вопрос на пленарное заседание. Однако Турцию это уже не удовлетворило, и выходящая в дружественном Анкаре Баку газета «Зеркало» не без удовольствия процитировала турецкого президента Абдуллу Гюля, заявившего на пресс-конференции буквально следующее: «Мне больше нечего обсуждать с господином Обамой относительно вопроса о «геноциде армян». Все, что надо, мы уже обсудили, причем обсудили детально. Мы показали свои добрые намерения по многим вопросам. Ситуация на Кавказе у всех на виду. Что мне еще обсуждать с Обамой?» А ряд турецких политиков и экспертов покусились даже на «священную корову» американо-турецкого партнерства: военно-воздушную базу «Инджирлик», активно использовавшуюся еще во время натовских бомбардировок Югославии в 1999 году и фигурирующую в сценариях американских военных ударов по Ирану. По признанию главы Транспортного командования вооруженных сил США генерала Данкана Макнабба, «46% американских ВВС в регионе используют базу "Инджирли"». Поэтому зазвучавшие сейчас в Турции голоса насчет ее закрытия воспринимаются Пентагоном как угроза американской национальной безопасности. Тут уже не до стратегического партнерства.

К слову, о партнерстве. Государственный министр Турции Зафер Чаглайан в недавнем интервью лондонской газете «Файнэншл таймс» сообщил, что «Анкара заморозила все свои отношения с США», и он лично был вынужден отменить две поездки в Америку - в феврале и марте текущего года. «Мы надеялись, что Америка может пойти на приемлемые для нас меры в контексте образцового партнерства, но мы увидели другое», - заявил Чаглайан. А вот для Москвы у него нашлись совсем другие слова: «Турция и Россия - стратегически близкие партнеры. Обе страны стремятся развивать экономические и коммерческие связи. Я хотел бы подчеркнуть тот факт, что между Турцией и Россией установились очень искренние отношения». Еще более определенно высказался известный турецкий политический обозреватель Мехмет Али Биранд, которого также процитировала газета «Зеркало». Он напомнил, что «торговый оборот между США и Турцией в 2008 году составил около 15 миллиардов долларов, в то время как оборот между Турцией и Россией превышает этот уровень более чем втрое». В итоге он задается вопросом, какое партнерство более устойчиво: «То, которое существует на бумаге под голословным лозунгом «стратегического партнерства» и постепенно теряет значимость, или то, за которым стоят от 50 до 100 миллиардов долларов взаимного товарооборота».

И еще одна цитата из горячих турецких дебатов по вопросам геополитических приоритетов страны. Она принадлежит местному политологу Эркану Читлиоглу. На страницах газеты «Ени заман» он саркастически заметил: «Хорошо было бы, если бы Конгресс США окончательно признал «геноцид», и тогда Турция узнала бы истинную политику своего стратегического партнера и знала бы, как строить свою политику дальше». «США своими коварными действиями вокруг признания «геноцида» стремятся обеспечить интересы армянского лобби и в то же время поставить определенные условия перед Турцией, прежде всего в иранском вопросе, а также по увеличению численного состава турецкого военного контингента в Афганистане», - подчеркнул господин Читлиоглу, назвавший такие действия Вашингтона политикой «двойных стандартов» и «шантажом».

Сложившаяся ситуация открывает перед Россией интересные перспективы на турецком направлении. Умелое использование растущих, как на дрожжах, противоречий и взаимных обид Анкары, Вашингтона и Брюсселя не только укрепит позиции Москвы на «Большом Кавказе», но и позволит ей отстаивать собственные интересы на фронтах «энергетических войн». Для начала нужно не так уж много: вернуться к более конструктивной позиции в отношениях с Ираном, внимательнее присмотреться к процессам, происходящим в настоящее время в треугольнике Анкара – Ереван – Баку и поступательно развивать двусторонние отношения с Турцией. Намеченное на май подписание соглашения об отмене виз может стать в этом отношении знаковым событием. А там уже недалеко (август – сентябрь) и до последовательного российско-турецкого председательства в Совете Безопасности ООН...

______________________

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты «Время новостей» и радиостанции «Голос России».

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться