Усиление террора на Северном Кавказе. Почему это происходит?

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

К внутренним причинам обострения террористической угрозы на Северном Кавказе относятся этноклановый характер власти в республиках региона и финансирование бандподполья политиками, использующими бандитов в своих играх. Здесь происходит бесконечная передача власти от одного этноклана к другому и обратно – по принципу маятника. Это можно сравнить с состоянием перегретого парового котла. Ждут, когда он взорвётся.

Большинство традиционных исламистов считают, что бандитов не переделать – они как бешеные волки, которые могут быть опасными распространителями смертельной инфекции, и единственная возможность защититься от них – это уничтожить. С точки зрения представителей правоохранительных органов, опыт изоляции бандитов в тюрьмах показывает, что деградация их как личностей такова, что точка невозврата в общество уже пройдена. Они и на зонах пытаются распространять заразу своего бешенства.

Вовне бандитов защищают международные правозащитники, о них пишут западные СМИ, именуя насильников и головорезов «повстанцами», а зарубежные НПО стремятся всячески помочь им. Чаще всего это делают СМИ и НПО стран НАТО, которые в России считают «партнёрами» в борьбе с международным терроризмом. В понимании же наших «партнеров» о «терроризме» можно говорить тогда, когда взрывы происходят в США или Западной Европе, а если в России – это «повстанческое движение». Далее цитирую статью, опубликованную в апреле с/г на сайте аналитического центра Стратфор: «...кавказский эмират не только продолжил операции, но и увеличил их частоту и скорость, сопровождая их постоянными выступлениями в прессе, в которых повстанцы берут на себя ответственность за атаки и критикуют российский анти-террористический ответ. Между 29 марта и 9 апреля, группа совершила три отдельных атак, с участием пятерых смертников (трое из которых были женщинами) в Москве, Дагестане и Ингушетии. Это солидное достижение (использовано словоcочетание «substantial feat», что можно перевести не только как «серьёзное достижение», но и как «подвиг». - Прим. пер.), которое демонстрирует, что кавказский эмират может одновременно управлять несколькими группами нападающих и координировать их атаки… Глава и создатель кавказского эмирата Доку Умаров – закалённый ветеран первой и второй чеченских войн, в ходе которых он командовал батальоном. К 2006 году Умаров провозгласил себя президентом Чеченской республики Ичкерия и главой правительства непризнанной сепаратистской Чечни. По крайней мере, шесть раз и поддерживающие Умарова повстанцы, и чеченские, и российские власти объявляли, что он убит. Последний раз это было в июне 2009 года. Тем не менее он всё так же продолжает появляться на видео и берёт на себя ответственность за нападения на цели в России (как, например, видео, датированное 29 марта 2010 года, в котором он взял на себя ответственность за взрывы а московском метро)».

Читаем дальше: «Новый эмират расширился на Дагестан, Ингушетию, Северную Осетию и другие области дальше на север с преобладающим мусульманским населением, то есть далеко за первоначальные границы в пределах Чечни. Умаров призвал к созданию Исламской власти, выходящей за пределы нынешних национальных государств. Умаров также предельно ясно указал, что эмират нельзя сформировать мирным путем. Он призвал использовать силу для вытеснения российских войск и для создания "Исламского» государства"». К выводу, аналогичному выводам Стратфора (о том, что «джихадисты» в борьбе с Россией обязательно сделают ставку на вооружённое насилие), я пришла ещё в 1994-95 годах в Чечне.

Читаем статью Стратфора дальше: «В апреле 2009 года Умаров выступил с утверждением, в котором он оправдывал нападения на российских гражданских жителей… и призвал увеличить число нападений на российской территории за пределами Кавказа. Мы отметили эту политику, которая начала проявляться с момента убийства православного священника Даниила Сысоева в ноябре 2009 года, убитого в своём доме в Москве за то, что он «порочил ислам». Политика была продолжена взрывами в поезде и в метро в Москве в марте 2010 года».

Аналитики Стратфора почему-то полагают, что объединение всех групп бандподполья под началом Доку Умарова – это новое явление. Между тем в Чечне, в лагерях у Сержень-Юрта, с начала 90-х годов и на протяжении целого ряда лет шла подготовка диверсионно-террористических групп для засылки во все регионы России. Инструкторами были в основном арабы, прошедшие перед этим подготовку в афганских лагерях у инструкторов НАТО. Эти же старые душманы готовили потом диверсантов из юношей всех республик Северного Кавказа. Позже лагеря перебазировались в Панкисское ущелье Грузии, где подготовка диверсантов продолжалась. Инструкторами здесь были уже не только арабы… Авторы цитируемой мной статьи пишут: «Кавказский эмират сумел централизовать (или, по крайней мере, представить дело так, как будто он сумел это сделать) усилия прежде разрозненных групп повстанцев на Кавказе. В апреле 2009 года Россия объявила, что начинает выводить войска из Чечни, но в регионе всё ещё остаются приблизительно 20 тысяч российских войск. Начатый вывод войск, вероятно, и привёл к всплеску повстанческой активности». Стратфор явно пытается «продать» эмират подороже, представить его сильнее и значительнее, чем он есть. Так поступают торговцы оружием. Поэтому столько рекламы, включая представление программного заявления самозваного эмира, в котором тот призвал «признать эмират в качестве законной региональной власти и принять законы шариата».

Правда, в конце статьи аналитики Стратфора трезво отмечают вероятность того, что «бойцы-джихадисты» в перспективе «завяжут серьёзные связи с интернациональными джихадистами типа Аль-Каиды». Резонное предположение. Стратегам НАТО стоило бы над ним подумать.

А политическим «игрокам» местного кавказского разлива, надеющимся в горячке перманентных спецопераций добыть побольше дотаций / откатов из федерального центра, хотелось бы сказать о настоящей сути «кавказского эмирата». Вся эта наперсточная идеология на самом деле – старый, перелицованный план создания «Великой Ичкерии» путем присоединения, как говорил мне в 94-м году Мовлади Удугов (1), территорий соседних республик, в первую очередь Дагестана. При жесткой теократической «ваххабитско»-полицейской, а точнее военно-фашистской системе принуждения под флагом «чистого ислама» миллионное, с высоким уровнем рождаемости население Чечни за несколько поколений подавит и ассимилирует все малочисленные народы, имевшие неосторожность клюнуть на сказку о «кавказском эмирате» как панацею от угнетающих народы Северного Кавказа социальных бед. И тогда идея-фикс «ичкерийского Геббельса», как называли Мовлади Удугова, станет реальностью. Это будет уже не бумеранг и даже не русская рулетка, а продажа собственных детей и внуков в рабство, из которого нет возврата.


_______________________

(1) Осень 1994 года. Грозный. Полевые материалы автора.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться