Британские солдаты-големы

Британские солдаты-големы

Трансгуманистское безумие сильных мира сего

telegram
Более 55 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 92 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Относительно недавно Министерство обороны Великобритании совместно с Министерством обороны Германии издало любопытный документ. Он называется «Улучшение человека – расцвет новой парадигмы» и посвящён возможностям технологических улучшений человеческих способностей с целью повышения боевых функций солдат.

Это далеко не первая подобная концепция, которую разработали британские военные. Ранее были изданы Joint Concept Note (JCN) 1/18, Human-Maching Teaming и Future of Command and Control. А данная работа подготовлена в рамках программы в области технологий Министерства обороны Великобритании Global Strategic Trends - The Future Starts Today and Future Operating Enviroment 2035, которая была запущена в 2018 году.

В США также занимаются этой темой. В специальном исследовании, подготовленном для ВВС США в 1962 году, уже обсуждались вопросы улучшения человеческих возможностей в военных целях.

Агентство Пентагона DARPA многие годы реализует подобные программы, что стало определенной нормой у американских военных, а также корпораций и учёных, которые их обслуживают.

Обычно говорят о трёх взаимосвязанных видах улучшений – физическом, когнитивном и биологическом.

Физическое улучшение связано с работой протезов и вспомогательных устройств типа экзоскелетов и сенсорных датчиков. Далее идет когнитивное «улучшение». Здесь имеются в виду инвазивные компьютерные интерфейсы мозга и устройства нейростимуляции, которые непосредственно вызывают изменения в мозге (с помощью электрических импульсов, магнитного поля и ультразвука).

И третье, биологическое, улучшение связано с редактированием генов, фармацевтическими препаратами и новыми видами вакцин.

Предлагаемый апгрейд человека для эксплуатации в военных целях по замыслу британских и немецких военных включает использование интерфейсов мозга, фармацевтических препаратов и генной терапии. Люди, утверждается в докладе, должны рассматриваться как «платформа» – как транспортные средства, самолеты и корабли, и на этих «человеческих платформах» необходимо работать с тремя элементами: физическим, психологическим и социальным.

В британо-германском докладе улучшение человеческого потенциала определяется как «применение науки и технологий для временного или постоянного повышения производительности человека». Затем проводится различие между оптимизацией человека, которая может «повысить производительность человека до предела биологических возможностей без добавления новых возможностей», и улучшением человека, которое может вывести людей «за пределы биологического потенциала».

«Мы хотим, чтобы «военные бойцы» – будь то киберспециалисты, операторы беспилотных летательных аппаратов или солдаты пехоты – были сильнее, быстрее, умнее, выносливее и мобильнее... По мере того как технологии становятся все более совершенными, наше мышление становится все более сосредоточенным на машинах, а не на человеке, но это должно измениться, если мы хотим быть эффективными в будущем», – говорится в докладе.

Хотя отмечается, что «достижения в области искусственного интеллекта, робототехники и автономии означают, что вычислительную мощность, скорость действий и выносливость человека не сравнить с машиной», признаётся, что у машины «собственные недостатки». Предполагается, что у людей есть «преимущество в области творчества и суждений», причём утверждается, что усовершенствование людей необходимо для того, чтобы в большей степени использовать достижения в этих областях.

«В будущих войнах победят не те, кто обладает самыми передовыми технологиями, а те, кто сможет наиболее эффективно интегрировать уникальные возможности людей и машин...

Человеческое улучшение – недостающая часть этой головоломки», – оправдывают авторы свою концепцию.

Описываются и обсуждаются четыре «основные технологии улучшения человека», которые имеют решающее значение для изучения: генная инженерия, биоинформатика, интерфейсы мозга и фармацевтика.

Но как именно все это будет использоваться в военных целях?

Утверждается, что развёртывание вооруженных сил становится всё более затруднительным из-за распространения высокоточного оружия большой дальности. Решением видится более широкое использование беспилотных систем в сочетании с более лёгкими, мобильными и универсальными наземными силами. С помощью мозговых интерфейсов персонал сможет «увеличить боевую мощь, подключив их к автономным и беспилотным системам».

Растущее использование компьютеров и искусственного интеллекта в военных действиях означает, что «когнитивная нагрузка на персонал, вероятно, возрастет, особенно для тех, кто участвует в командовании и управлении».

Это предполагает, что «биоинформатика» – изучение и анализ больших объемов биологических данных – может помочь на этапе набора персонала.  

«Интерфейсы мозга, фармацевтические препараты и генная терапия – всё это может сыграть значительную роль в оптимизации и повышении навыков управления и контроля. В краткосрочной перспективе неинвазивные интерфейсы мозга могут повысить производительность. Но в долгосрочной перспективе интерфейсы мозга могли бы связать в единую сеть сознание бойцов и интеллектуальный штабной центр, что обеспечит полную общую операционную картину, повышая качество и скорость принятия решений», – говорится в докладе.

Насколько этично применение мирных мозгов в военных целях, в докладе упомянуто вскользь. Сказано, что в нём не рассматриваются более широкие этические вопросы, касающиеся улучшения возможностей человека, поскольку они «по праву продолжают оставаться предметом более широких дискуссий».

Зато есть аргументы в пользу военного применения, скрывающиеся в завуалированных обвинениях гражданского сообщества, которое предполагаемо не одобрит появление «универсального солдата». В докладе сказано: «Оборона не может ждать, пока изменится этика… Мы не можем предполагать, что улучшение человека будет автоматически эффективным или принятым в его предполагаемом применении, независимо от того, насколько благотворными могут быть его последствия. Улучшению людей могут противостоять элементы общества, которые не доверяют эффективности и мотивам увеличения».

Действительно, как в Великобритании и Германии, так и в других странах многие граждане явно выступят против таких «улучшений». Но англичане следуют своей классической логике, указывая на то, что военные разработки в этой области не должны ждать общественного согласия или этических дебатов, а должны «основываться на национальных интересах с точки зрения процветания, защиты и безопасности». То есть, по сути, традиционный набор красивых фраз, призванных скрыть сомнительные начинания.

«Императив использования человеческого улучшения в конечном счете может быть продиктован не каким-либо явным этическим аргументом, а национальными интересами. Странам, возможно, потребуется развивать развитие человеческого потенциала или рискнуть уступить влияние, процветание и безопасность тем, кто это делает», – сказано в документе.

Авторы предлагают пересмотреть отношения военных с государственными ведомствами, ответственными за здравоохранение и социальное обеспечение, и перейти к «более сложным отношениям между государственным и частным секторами» в этой области. Иными словами, обосновывается альянс между техно-корпорациями, учёными, государством и военными. А общество остается в стороне, будто эти вопросы его не касаются.

Предугадывая возмущение граждан, авторы пишут, что «успешное использование человеческого улучшения потребует, чтобы оборона и общество столкнулись с неудобными этическими и юридическими дилеммами. До сих пор оборонные организации в либеральных демократиях придерживались подхода «подождём и посмотрим», давая этическим дискуссиям и техническим разработкам развиваться. Эта пассивная позиция даст импульс нашим противникам и приведёт к тому, что оборона упустит возможности улучшать благосостояние и эффективность наших вооруженных сил».

Крис Коул в рецензии на данный доклад пишет, что «аргумент, приводимый в этом докладе, о том, что мы слабы и неэффективны перед лицом изощренных и смертельно опасных врагов, далеко не нов. Он веками использовался для разработки и продажи инструментов, повышающих и расширяющих нашу смертоносность. Но есть качественная разница между оснащением солдата очками ночного видения или мощной винтовкой и внедрением компьютерного интерфейса в мозг оператора беспилотника. До того, как мы перейдем к идее соматической генной инженерии для снижения болевого порога или повышения когнитивных способностей».

Если смотреть в корень, под вопрос ставится сама человечность, ведь «улучшение» человека делается под видом устранения неких недостатков, но не ради блага личности или человечества, а для того, чтобы быть более смертоносным и эффективнее проводить акции организованного насилия. Не странный ли повод для «улучшения» человеческих возможностей? Не говоря уже о традиционной религии и обыкновенном здравом смысле, которые видят в подобных «улучшениях» только путь к росту зла в этом мире.

Фото: warontherocks.com