«Верхи» против «низов», или Водная проблема Центральной Азии

telegram
Более 50 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 90 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Дефицит водных ресурсов, которые в недалёком будущем могут быть востребованы больше, чем нефть и газ, для многих районов внутренней Евразии уже стал реальностью. В новой Центральной Азии (бывшая советская Средняя Азия и Казахстан) избытка воды не наблюдается давно. Водная проблема здесь начинает приобретать отчётливое геополитическое звучание, напрямую затрагивая интересы России.

В начале 2009 года, с одной стороны, в России обозначился новый интерес к старым советским проектам строительства крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии, с другой – последовали действия Узбекистана, фактически приступившего к формированию в регионе своего рода «водного блока». Попытки российской дипломатии балансировать между интересами «верхних» (Таджикистан, Киргизия) и «нижних» (Казахстан, Узбекистан, Туркмения) стран региона, первые из которых контролируют истоки крупнейших водных артерий – Амударьи и Сырдарьи, а вторые критически зависят от формируемого в верховьях водостока, ощутимого результата пока не дали.

В случае образования в Центральной Азии «блоковой» геополитической констелляции противостояние «верхов» и «низов» в вопросе о строительстве крупных гидроэнергетических объектов на трансграничных Амударье и Сырдарье станет неизбежным.

13 апреля 2009 г. МИД Узбекистана распространил пресс-релиз, основной смысл которого может быть выражен двумя пунктами: 1) сооружение новых гидроэлектростанций, затрагивающее интересы всех государств региона, ещё более усугубит и без того сложное положение с обеспечением водой «нижних» государств и приведёт к нарушению хрупкой экологической ситуации; 2) водно-энергетические проблемы Центральной Азии должны решаться без вмешательства «третьих» стран (имеется в виду Российская Федерация).

По мнению МИД Узбекистана, крупные гидротехнические проекты должны учитывать интересы всех государств региона, проходить обязательную международную экспертизу на предмет их технологической и экологической безопасности и гарантировать сохранение водного баланса. Нарушение этих принципов может привести к «непредсказуемым экологическим, экономическим, социальным и политическим последствиям». В последние годы положение с водообеспечением «нижних» стран усугубляется маловодьем – уровень воды в Амударье и Сырдарье, по данным МИД Узбекистана, составляет в настоящее время не более 70% от среднегодовой нормы.

Проектами, способными нанести наибольший вред Центральной Азии, во внешнеполитическом ведомстве Узбекистана считают Камбаратинскую ГЭС-1 на территории Киргизии и Рогунскую ГЭС, которую планируется построить в Таджикистане. Строительство обеих гидроэлектростанций началось ещё в советское время, но не было завершено. Проектная мощность Камбаратинской ГЭС-1, расположенной в среднем течении притока Сырдарьи – реки Нарын, составляет 1900 МВт, а выработка электроэнергии – 5,1 млрд. КВт/ч. Мощность Рогунской ГЭС в бассейне Вахша, по планам правительства Таджикистана, должна быть почти в два раза больше – 3600 МВт, а годовая выработка электроэнергии здесь должна достичь 13,4 млрд. КВт/ч.

Строительство обеих ГЭС предполагается вести при решающем участии России, которая и станет основным инвестором обоих проектов. В октябре 2008 г. во время визита Президента РФ Д. Медведева в Бишкек были подписаны соглашения об участии российских компаний в строительстве Камбаратинских ГЭС на территории Киргизии, а в ноябре помощь Таджикистану в строительстве Рогунской ГЭС обещал руководитель Администрации Президента РФ С. Нарышкин.

Узбекистан, располагающий самым многочисленным из стран Центральной Азии населением, почти 2/3 которого проживает в сельской местности и занято сельским хозяйством, больше других зависит от поступающей с территории «верхних» стран воды. В Ташкенте опасаются, что, контролируя водосток главных речных артерий, «верхние» страны могут использовать воду как инструмент политического и экономического давления на соседей. Заявление президента РФ Д. Медведева, сделанное во время его январского визита в узбекскую столицу, о том, что при реализации крупных гидроэнергетических проектов должны учитываться интересы всех стран региона, эти опасения не развеяло.

В свою очередь для «верхних» стран Центральной Азии строительство гидроэлектростанций - дело жизненно важное. В отличие от Казахстана, Узбекистана и Туркмении Киргизия и Таджикистан не имеют значительных нефтегазовых ресурсов, которые позволили бы обеспечивать население и экономику собственным теплом и электроэнергией. Главным источник электроэнергии для Киргизии и Таджикистана - ГЭС. При этом запасы воды, накапливаемые в водохранилищах, «нижним» странам нужны для орошения полей в летний период, а «верхним» – для выработки электроэнергии зимой. Противоречия эти были обострены расчленением Советского Союза, когда республики, богатые нефтью и газом, стали продавать их по рыночным ценам, а те новые независимые государства, которые не могли приобрести энергоносители в достаточном объёме, были вынуждены резко увеличить в зимний период выработку электроэнергии, которой всё равно критически не хватает. Единственный выход для Киргизии и Таджикистана - строительство новых ГЭС, которые позволят не только преодолеть дефицит электроэнергии, но и продавать её соседним странам.

Интересы «нижних» стран в сфере водопользования совпадают и объективно противоречат заинтересованности «верхних» государств в новых гидроэнергетических проектах. В апреле 2009 г. состоялся телефонный разговор президентов Узбекистана И. Каримова и Туркмении Г. Бердымухаммедова, в ходе которого они «отметили важность совместных усилий по выработке новых подходов к решению общей для стран региона водной проблемы, а также проблемы Арала». Ранее водные проблемы И. Каримов обсудил с президентом Казахстана Н. Назарбаевым, после чего состоялся визит казахстанского премьер-министра в Ташкент. По оценкам аналитиков, эти переговоры направлены на выработку общей позиции «нижних» стран по вопросу строительства новых ГЭС в Киргизии и Таджикистане.

Несходство интересов «верхних» и «нижних» стран Центральной Азии, грозящее вылиться в межгосударственный конфликт, - это не только дипломатический, но и геополитический вызов для России. Отказаться от строительства ГЭС в Киргизии и Таджикистане, пренебречь интересами этих стран – значит пригласить сюда другие державы, прежде всего Китай и Иран, имеющие в Центральной Азии свои энергетические интересы. Однако не менее важно для России и тесное сотрудничество с Казахстаном, Туркменией и Узбекистаном в нефтегазовой сфере. Одним словом, «водная проблема» Центральной Азии поставила перед российской энергетической дипломатией вопросы, уже сейчас требующие безотлагательного решения.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 50 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 90 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться