Я русский бы выучил только за то...

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Не так давно, в апреле, по российскому радио прозвучала очередная передача «От первого лица» Натальи Бехтиной. Много говорить об этой программе и её ведущей я не склонен. Лишь коротко замечу, что как сама Бехтина, так и практически все её радио-собеседники вряд ли выдержали бы мало-мальски честную, нелицеприятную дискуссию по существу с оппонентами, действительно разбирающимися в сути проблем, которые затрагиваются в этих передачах.

Это к слову. Конкретно в той передаче к микрофону была приглашена президент академии лингвистических наук, академик, главный редактор журнала "Вопросы филологии", ректор Московского института иностранных языков Эмма Володарская. Речь шла о языках, их изучении и прочем. О том, насколько Э. Володарская компетентна в вопросах чистого языковедения, я судить не берусь. Однако в части разумной языковой политики в Российской Федерации ею были высказаны сомнительные мнения – во всяком случае лично для меня.

В частности, учёным-лингвистом, призванным отстаивать интересы того языка, который является для неё не только родным, но и государственным, было сообщено, что теперь-де нам, кроме традиционных иностранных языков, надо изучать и государственные языки стран СНГ. Что уж делать – такова, мол, реальность.

Понять это сложно. Безусловно, знание любого дополнительного языка расширяет и кругозор человека, и его возможности. Однако фактом является то, что незнание государственного языка той или иной страны СНГ не станет серьёзным препятствием в пределах «Содружества независимых государств» для общения на любом уровне от бытового до официального. Зато незнание русского языка чаще всего сделает такое общение попросту невозможным.

И вот вместо того, чтобы громко отстаивать абсолютный приоритет русского языка как естественного языка-объединителя, как языка международного общения, один из ведущих лингвистов Российской Федерации провозглашает нечто противоположное – важность изучения русскими государственных языков СНГ.

Увы, суть позиции, занятой Э. Володарской, фактически выходит за рамки языковых и учебно-педагогических проблем и имеет – хочет или не хочет того уважаемый лингвист – явный политический аспект. Такая позиция, в отвлечённом виде вполне благообразная, в конкретной исторической ситуации способствует закреплению расчленения единого культурно-языкового пространства бывшего Союзного государства, поощряет националистический экстремизм и вместо сближения способствует дальнейшему разобщению народов бывшего СССР.

Вдумаемся в характерную примету нынешнего мутного времени. Глава одного суверенного среднеазиатского государства приезжает в другое суверенное среднеазиатское государство и ведёт официальные переговоры со своим коллегой на русском языке. Требуется ли более убедительное доказательство того, что лишь русский язык может быть языком межнационального общения в пределах Российского геополитического пространства?

И суть даже не в том, что для компетентной части образованного населения в национальных республиках русский язык по сей день является более приемлемым в повседневном и деловом общении, чем язык родной. Дело в том, что ни один национальный язык республик СССР и близко не имеет того всеобъемлющего интеллектуального потенциала, которым обладает русский язык. Тезаурус (то есть всё множество смысловыражающих единиц языка с заданной системой семантических отношений) ни одного государственного языка политических новообразований в пределах Российского геополитического пространства не идёт ни в какое сравнение с тезаурусом русского языка, который вне зависимости от чьего-либо желания или нежелания является и всегда будет одним из пяти мировых языков.

Кстати, азербайджанец Низами Гянджеви, таджики Фирдоуси и Рудаки, узбеки Джами и Навои писали свои произведения не на «государственных» языках республик СНГ, а на фарси. Тогда в Средней Азии преобладал персидский язык. В ХХ веке его место прочно занял русский язык.

Русский язык достоин того, чтобы укреплять его международные позиции не только за то, что это язык Пушкина, Гоголя, Толстого, Суворова, Менделеева, Павлова, но и за то, что на нём за последние два столетия была создана одна из наиболее значительных частей мировой культуры и науки. И потому любое умаление международного значения русского языка, тем более значения русского языка для народов Российского геополитического пространства, недопустимо.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться