Беларусь: период полураспада

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Республика Беларусь вступила в качественно новый период своего развития. Во-первых, серьёзно перестраивается белорусское внутриполитическое пространство. Во-вторых, в условиях краха Союзного проекта руководство республики встаёт перед необходимостью выбора дальнейшего пути развития: или переход полностью под западное внешнее управление, или реализация варианта «Брестская крепость». В-третьих, резкое ухудшение экономической ситуации грозит государству дефолтом по его обязательствам перед внешними кредиторами и населением.

Изменения во внутренней политике

Что касается трансформации белорусского внутриполитического пространства, то по итогам консультаций с западными представителями Минск сделал ставку, во-первых, на окончательное разделение всей оппозиционной тусовки на «конструктивную» и «радикальную», во-вторых, на активизацию так и не раскрывшего себя за всё время пребывания в политике Александра Милинкевича.

Чтобы остаться у власти, А.Лукашенко готов пойти на косметические изменения в политической системе и допуск «конструктивной» оппозиции в парламент, но только при сохранении в Беларуси нынешней структуры власти и гарантиях со стороны Запада относительно того, что на командные высоты управления республикой белорусская оппозиция посягать не будет. Запад готов принять данную схему, но только в обмен на изменение внешнеполитического курса Беларуси и её отход от союзнических отношений с Россией. Минск готов пойти на это в обмен на невмешательство Запада во внутриполитические процессы в республике. Торпедирование Союзного проекта уже приняло открытый и публичный характер.

По такой схеме «радикальную» белорусскую оппозицию можно будет продолжать «мочить» по-прежнему: до наступления «часа Х» Запад закроет на это глаза. Отсюда двойственное отношение власти к оппозиции в Беларуси: одна её часть, как и раньше, довольно жёстко подавляется, другая удостаивается похвалы в президентском послании к парламенту и народу.

«Конструктивная» оппозиция нуждается в своем лидере, коим и стал Милинкевич. Он не молод, ему 62 года, и у него напрочь отсутствуют лидерские качества. Именно поэтому он не представляет опасности для ныне действующего главы государства на президентских выборах 2011 года.

По тем же причинам фигура Милинкевича удовлетворяет и Запад, которому не нужна быстрая трансформация политического режима в Беларуси: западные стратеги полагают, что в нынешнем своём виде этот режим скорее обеспечит реализацию геополитических планов, возложенных на Беларусь в части противостояния России. Пока Запад ограничится медленной трансформацией белорусской власти через точечную замену ряда фигур и подкуп элиты. Этот процесс уже идёт полным ходом. Так что когда необходимость в Лукашенко отпадёт, потребуется заменить только одного политика, а не целый политический класс.

Такая консолидация прозападной оппозиции несёт серьёзную угрозу политической стабильности в Беларуси. Власть своими руками при поддержке Запада готовит могильщика той политической и социально-экономической системы, которая существовала в стране последние пятнадцать лет.

Западное внешнее управление или «Брестская крепость»?

Уход России из Беларуси создаёт принципиально новые условия взаимодействия США, Великобритании и Польши на белорусском направлении. Теперь Запад может уверенно и неспешно наращивать давление на официальный Минск в преддверии следующих президентских выборов в республике (конец 2010 года – начало 2011 гг.). Но это также лишает сложившийся тактический союз официального Минска и Запада стратегической перспективы. Перед обеими сторонами всё время маячит вопрос: что дальше? В Минске рассчитывают, что с окончанием кризиса можно будет выскользнуть из железных объятий Запада. Тем временем на Западе, где за многовековую истории колониального владычества переваривали и не таких «вождей племён» на подконтрольных территориях, считают варианты и ждут подходящего случая, чтобы окончательно расставить все точки над «i».

В Минске понимают, что Запад во всех случаях не простит тех белорусских политиков, которые мешали ему на протяжении 15 лет взять республику под контроль. Поэтому А. Лукашенко и не рассматривает союз с Западом как стратегический, в отличие от многих нынешних членов его окружения, для которых ориентация на Запад - сознательный и бесповоротный выбор.

Позиции белорусского президента в его игре с Западом были достаточно прочны, пока имел на другой чаше переговорных весов Россию. Сейчас эти позиции серьёзно ослабли. Золотовалютные резервы республики уже меньше её долгов. Нынешняя финансово-экономическая система Беларуси функционирует исключительно формально, и кто-то должен, как в случае с Украиной и Прибалтикой, взять на себя ответственность за территорию несостоявшегося государства. В ближайшее время Запад не будет давить на белорусское руководство, выдерживая паузу и позволяя разгореться белорусско-российскому конфликту с тем, чтобы Минск сжёг все мосты на российском направлении. И тогда выбора у нынешнего белорусского руководства не останется.

Что же касается гарантий Запада в отношении сохранения власти А.Лукашенко, то здесь всё более или менее ясно. После Милошевича и Хусейна, после правового беспредела, который творится в Гааге, никаких гарантий на этот счёт быть не может. И для Беларуси останется одно - кратковременная (6-9 месяцев) агония республики в режиме «Брестской крепости».

Закрытие российского рынка на фоне мирового кризиса

Указанные политические тенденции усиливаются белорусско-российским торгово-экономическим конфликтом. В 2009 году Республика Беларусь живёт фактически на заёмные деньги. Валютных резервов, по сути, нет. Если к этому добавится закрытие российского рынка, республика окажется перед угрозой экономического коллапса. Здесь бесполезны апелляции белорусского руководства к коллективам закрывающихся молочных производств и объяснение сложившихся трудностей «происками» Москвы. Люди выбирали белорусскую власть, а не российскую, задача этой власти - так договориться с Россией, чтобы обеспечить людей работой и средствами к существованию.

Молочные заводы с преимущественно женскими трудовыми коллективами, находящиеся в основном на периферии, – первые ласточки. Если в таком же положении окажутся и белорусские промышленные гиганты, некоторые из которых расположены в Минске, картина будет уже совсем другой.

Вместо заключения

Вкладывать ежегодно в экономику Беларуси 3-5 млрд. долларов ради поддержания «белорусской модели» Запад не будет. Лидеры западного мира не ограничатся частичным контролем над республикой и выдвинут требования, так или иначе ведущие к смене режима. Разумеется, и при таком развитии событий А. Лукашенко сможет рассчитывать на роль смотрящего. В своё время он отверг для своей страны статус губернии в составе России. Думает ли он, что перспективнее стать «губернией» Европейского Союза, ведя дело к растворению белорусов как народа на просторах Евразии?

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться