Обама и военные: расхождения сугубо тактические

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В своем прощальном выступлении 17 января 1961 г. в качестве президента США Д. Эйзенхауэр предостерег соотечественников от возможного бесконтрольного роста влияния того политико-идеологического, экономико-финансового и производственного механизма, который сложился в Америке на тот момент и был нацелен на войну. Тогда он впервые назвал этот механизм военно-промышленным комплексом (ВПК). С тех пор не только сам термин прочно вошел в нашу жизнь, но и более рельефно структурировались его интересы. Возможно, Барак Обама ещё до конца не осознал размеры того огромного влияния, которое американский военно-промышленный комплекс может оказывать на него самого и его политику, но то, что он такое влияние испытывает, несомненно. Это имеет самое прямое отношение к политике Обамы в Ираке и Афганистане.

Крупнейший в мире американский ВПК включает не только вооруженные силы страны и военное производство. Это – все государственные и частные структуры, работающие на войну, в том числе ряд органов законодательной и исполнительной власти. В значительной степени к ВПК можно причислить и разведывательное сообщество США. Это, наконец, огромные финансовые средства и влияние. Последнее достигается симбиозом ВПК и транснациональных корпораций, которые для защиты своих интересов в мире часто прибегают к использованию военной силы и американских спецслужб. Этот огромный монстр живет по своим законам, и для того, чтобы сдвинуть его в ту или иную сторону, нужен достаточно мощный импульс. Способен ли дать такой импульс нынешний президент США?

Пока Обама выступал в качестве кандидата на пост президента США, его идеи урегулирования конфликтных ситуаций в мире, в том числе в Ираке и Афганистане, приветствовались общественностью при более или менее молчаливом принятии военными. С приходом в Белый дом Обама подтвердил свои планы вывода большей части войск из Ирака в течение 16 месяцев. И тут же генералы предложили ему свой вариант – осуществить вывод не как планировалось, а в течение 23 месяцев, замедляя процесс ввиду нерешенности ряда стратегически важных задач. В конечном итоге стороны сговорились на срединной позиции – 19 месяцев, но сразу же возникли варианты с продлением пребывания остающейся в Ираке после 2010 г. группировки войск на неопределенное время.

Очевидно, что проблемы с военными Обама ожидал и в Афганистане. Чтобы заранее отсечь кривотолки, он назвал свою стратегию «стратегией ухода», но, судя по отдельным действиям и комментариям, появляющимся в американской печати, ситуация не напоминает «уход». Военные объяснили это тем, что если группировку войск США и НАТО не наращивать, то ситуация с талибами будет патовой. Администрация пошла им навстречу и приняла решение увеличить численность 38-тысячного американского и 25-тысячного натовского контингентов на 17 и 4 тыс. человек соответственно. При этом если в Ираке обозначаются сроки вывода американских войск, количественные и временные, пусть и не безусловные, то в отношении Афганистана пока никаких сроков не дается. Один из высокопоставленных генералов, до недавнего времени возглавлявший группировку американских войск в Афганистане, генерал Д. Маккирнан заявил, что пребывание здесь усиленного контингента должно быть рассчитано, по крайней мере, на 5 лет1. По сути это будет означать 12-летнее пребывание американских войск на афганской земле. Другие военные говорят о еще больших сроках. Если следовать этой логике, то получается, что бен Ладен, который грозит Америке новыми карами, нужен Соединенным Штатам как символ продления их пребывания там.

И все-таки почему американские военные, которые гибнут в Ираке и Афганистане и которые, казалось бы, как никто иной, заинтересованы в прекращении войны и боевых действий, не торопятся уходить оттуда? Стремится ли новая администрация вообще решить проблемы этих стран или же её планы сводятся к поддержанию здесь статус-кво, который позволит американцам решить собственные задачи на Ближнем Востоке и в Южной Азии? Если судить по публичным заявлениям Обамы, то вроде бы стремится. Однако при более детальном анализе стратегия Б.Обамы выглядит как своеобразное прикрытие старой политики Дж. Буша-младшего, только в новом обрамлении.

Задерживают американцев в регионе и разного рода интересы. Во-первых, ведомственные: Пентагон вынужден оправдывать огромные средства американских налогоплательщиков. Во-вторых, есть интересы и чисто деловые. Как известно, в Ираке для нефтяного бизнеса одна из главных проблем - проблема безопасности. И здесь американское командование и частные военные компании способны помочь. За пять с лишним лет оккупации многие военнослужащие США, в том числе из верхушки командования, развернули свой бизнес в Ираке. Коммерческий интерес заставляет их любой ценой продлевать здесь свое пребывание.

Обама ощущает нажим со стороны ВПК не только применительно к его политике в Ираке и Афганистане. Даже скромные планы по сокращению отдельных вооруженческих программ вызывают острую реакцию ряда видных политиков, особенно из среды республиканцев. «Президент Обама разоружает Америку, - заявил сенатор Дж. Инхоуф от Оклахомы, - наши сыны и дочери, рискуя своими жизнями, сражаются с врагами, которые стремятся разрушить нашу страну и наш жизненный путь, в то время как в угоду государству социального благополучия президент готов Америку разоружить»2. А совсем недавно сенатор-республиканец Дж. Корнин, выступая в Американском предпринимательском институте, обвинил администрацию в том, что она, стремясь получить дивиденды в области миротворчества, ослабляет оборону и тем самым допускает большую ошибку. По его словам, Китай, Северная Корея и Россия наращивают военные расходы, тогда как администрация Обамы сокращает их в пользу внутренних бюджетных приоритетов.

Насчет сокращения военного бюджета сенатор, конечно, сильно погорячился. 8 июня 2009 г. Стокгольмский институт проблем мира (SIPRI) опубликовал доклад, в котором говорится, что в 2008 году военные расходы США выросли на 9,7% и достигли астрономической суммы в 607 млрд. долларов (почти 42% всех расходов на оружие в мире). Для сравнения: КНР, занимающая второе место в мире по военным расходам, тратит на аналогичные цели порядка 120 млрд. долларов.

Недовольство сенатора Корнина вызвало то обстоятельство, что в 2008 г. военному ведомству обещали на 50 млрд. долларов больше. Кроме того планируется отказаться от закупок дорогостоящего истребителя F-22 и прикрыть производство военно-транспортных самолетов С-17. Лоббисты, однако, не упоминают о том, что сокращение финансирования малоэффективных и устаревших программ проводится по предложению самого Пентагона. Одновременно предусмотрено расширение многих современных военных проектов – по производству истребителя F-35, а также наращиванию выпуска существующих и разработке новых систем ПРО, способных уничтожать баллистические ракеты противника на стартовом участке их траектории.

Считать Барака Обаму «голубем мира» или разоруженцем нет никаких оснований, но его конфликты с оппонентами из ВПК возможны. Но они, скорее, тактического свойства. В американском истеблишменте зреет понимание того, что США понемногу теряют нити управления мировыми процессами. Как не дать развиться этой тенденции? Варианты ответа могут расходиться по частностям, но в главном практически весь политический класс Америки единодушен: сделать это можно лишь за счёт усиления военной мощи, вывода вооружённых сил на качественно новый уровень.

______________________

1 The Commentary, February 20, 2009.

2 http://atlanta.creativeloafing.com/gyrobase/is_obama_shrinking_the_u_s_…

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться