О свойствах белорусского политического класса

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В последнее время в экспертных кругах РФ и Беларуси прижились несколько достаточно устойчивых мифов в отношении белорусской проблематики. Один из них касается такого понятия, как «белорусский политический класс». Подразумевается, что в стране существует некий политический класс (классы), который является субъектом проводимой в республике внутренней и внешней политики. То и дело встречаешь утверждения: «белорусский политический класс полностью поддерживает политику своего президента в отношении России»; «белорусский политический класс не знает Россию и боится ее, чему активно способствуют белорусские власти»; «белорусский политический класс второе десятилетие в лимитрофном формате виртуально воюет за свой суверенитет с «империей», от которой он при этом одновременно не забывает требовать оплаты своего суверенитета».

Спрашивается, о ком здесь идёт речь?

***

«Под политическим классом, – пишут В.Н. Амелин и К.М. Пинчук, – мы имеем в виду сообщество представителей, профессионально занимающихся политикой. Как писал М. Вебер, есть два способа сделать из политики свою профессию: либо жить «для» политики, либо жить «за счёт» политики и «политикой». Позднее эту формулировку уточнил П. Бурдьё, добавив, что данное определение верифицируемо в случае, если агенты живут «за счёт политики» при условии, что живут «для политики». Однако если этот критерий использовать для политического класса России, то окажется, что значительная часть политиков окажется за его пределами. Совмещение этих двух требований - «жить для политики» и «жить за счёт политики» - является результатом длительной исторической эволюции, которую российскому политическому классу еще предстоит пройти»1.

Это – что касается России. А есть ли в Беларуси сообщества, которые профессионально занимаются политикой? Конечно, есть, это - высший управленческий слой республики, а также представители политических партий и некоторых общественных объединений. Однако в подавляющем большинстве они находятся в так называемой «непримиримой оппозиции», соответственно никакого отношения к вырабатываемой государством политике отношения не имеют.

Базовые установки прозападной оппозиции и власти существенно расходятся: оппозиция постулирует некоторые принципы (западничество, либерализм, умеренная антироссийскость), власть же стоит на иных принципах (самосохранение в качестве власти), в этом плане она деидеологизирована и использует названные установки в политической борьбе как средство достижения своих целей и сохранения своей идентичности вне всякой идеологии.

То есть, в принципе, формально в Беларуси есть политический класс как сообщество лиц, принимающих решения. При этом он разделён на два враждебных друг другу блока – власть и прозападную оппозицию.

Как пишут те же В.Н. Амелин и К.М. Пинчук, «политический класс формирует систему защиты собственного статуса и механизмы исключения и невключения в свой состав новых членов». Вот это интересно.

Действительно, белорусская оппозиция полностью соответствует требованиям политического класса с точки зрения отсева своих членов, а также – что гораздо более важно – защиты собственного статуса и своих членов: оппозиция всё время отстаивает интересы тех своих представителей, которые оказывались и оказываются под давлением властей. Собственно, можно сказать, что отстаивание «своих» составляет одну из важнейших черт не только самоидентификации, но и самой оппозиционной политической деятельности в республике.

Однако данный критерий наличия политического класса не применим к «правящему политическому классу» Беларуси, ибо, осуществляя функцию отсева и приёма в свои ряды новых членов, «правящий политический класс» не имеет сформированной системы защиты собственных членов от самого себя. В результате, несмотря на то что «скамейка запасных» у белорусской власти и так исключительно короткая, режим во многом существует за счёт того, что занят поеданием очередной жертвы из своих собственных рядов.

Этому процессу самопоедания так называемый белорусский правящий «политический класс» никак не противостоит. Таким образом, важнейший критерий наличия в Беларуси «правящего политического класса» отсутствует.

***

Политический класс с точки зрения теории - достаточно широкая общность, включающая в себя людей, профессионально занимающихся политикой как своим «главным бизнесом». Учитывая, что избирательные кампании по уровню затрат стали целой отраслью, вокруг политики кормится достаточно большое сообщество, кровно заинтересованное в демократии, плюрализме, борьбе интересов и т.п. Политический класс - это основной субъект, организующий и контролирующий производство политических отношений.

Формально в Беларуси есть парламент, соответственно, есть депутаты, которые должны быть составной частью политического класса. Однако реально никакого влияния на вырабатываемую государством внутреннюю и внешнюю политику депутаты обоих палат белорусского парламента не оказывают. В связи с этим резонно исключить депутатов всех уровней из понятия «политический класс».

То же самое, что и в отношении депутатов, можно сказать о белорусских чиновниках высшего уровня - они не составляют политический класс, ибо также не принимают практически никакого участия в процессе принятия решений. Их роль, как и депутатов, состоит исключительно в оформлении и исполнении решений власти.

Таким образом, можно сказать, что правящий политический класс в Беларуси количественно сведён к минимуму: президент и пять-семь человек, составляющих его ближайший круг. Остальные, включая даже премьер-министра, министра иностранных дел, руководителей силовых ведомств, являются исключительно исполнителями, а не лицами, принимающими решения.

Важным доказательством того, что в республике нет политического класса в строгом смысле этого понятия, является ситуация с наличием частной собственности у представителей политического класса и её размерами. Конечно, в целом чиновники, депутаты, силовики и иные элементы политического класса (лоббисты, журналисты и комментаторы, функционеры политических партий и общественных организаций, аналитики, социологи, политические технологи и имиджмейкеры) имеют гораздо более высокий уровень доходов, чем население республики в целом. Однако это - то, что даёт или разрешает иметь государство. Вместе с тем размер этих капиталов, даже совокупный, с учётом имеющихся негласных долей в том или ином бизнесе, не позволяет нынешнему политическому классу Беларуси оказывать какое-нибудь влияние на решения, принимаемые узкой группой лиц.

Любой из высокопоставленных чиновников может быть без всяких сожалений выброшен из действующей системы власти, и ничто в ней не изменится. Правящий «политический класс» в Беларуси не имеет самостоятельной экономической основы существования. Поэтому он будет гнуться вместе с «генеральной линией» и повторять то, что ему скажут. Скажут, что враг - США, будет говорить, что США, скажут, что враг - Россия, будет бороться с Россией.

***

Таким образом, политический класс как субъект внутренней и внешней политики в Беларуси чрезвычайно персонифицирован и сужен к верхушке власти. А может ли быть в авторитарной системе иначе (плюсы и минусы этой системы – другой вопрос)? Конечно, нет.

О чём говорит такая конструкция белорусского политического пространства, в котором нет политического класса как явления?

Во-первых, о том, что Беларусь действительно не состоялась как государство. Если нет элиты, если нет политического класса со своей идеологией, о каком государстве речь? Такая «элита» может быть занята исключительно личным выживанием в существующей системе, но отнюдь не вопросами государственного развития.

Во-вторых, в Беларуси до сих пор не создано социально-экономических условий для формирования политического класса как класса собственников.

Если сложить первое и второе, оказывается, что государственность Беларуси до сих пор под большим вопросом, т.к. за всё время существования её как независимого государства правящая элита так и не смогла дойти до понимания и осмысления тех шагов, которые бы позволили ей реально укорениться в государстве. Белорусский, с позволения сказать, политический класс в любой момент может быть сметён (в худшем случае) или перекуплен (в лучшем случае) той внешней силой, которая, приватизировав республику в целом (и экономически, и политически), согласится выделить «долю» данному «политическому классу» с тем, чтобы он обеспечивал бесперебойное функционирование данной территории.

Иными словами, белорусская «элита» выступает, прежде всего, не субъектом политики, а объектом воздействия внешних сил.

____________________________

1 В.Н. Амелин, К.М. Пинчук. Социальные трансформации и формирование политического класса в России. (http://www.ecsocman.edu.ru/mirros/msg/13355.html (в режиме PDF), http://www.hse.ru/journals/wrldross/vol01_3/Amelin.htm)

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться