Вторая мировая: что не может уяснить Запад

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Как известно, основные итоги Второй ми-ровой войны были определены в соглашениях ведущих стран антигитлеров-ской коалиции на Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференции. В них закреплены безоговорочная капитуляция фашистской Германии и победа стран антигитлеровской коалиции. Гитлеровская Германия признана зачин-щиком, агрессором, виновником развязывания Второй мировой войны, а все эсэсовские формирования и нацистские организации – преступными. Незыб-лемость итогов Второй мировой войны и установленных границ между госу-дарствами была подтверждена и международными соглашениями в Хельсин-ки в 1975 году.

В последние годы всё это начинает ставиться под сомнение. Открыто возрождаются и прославляются власовцы, бандеровцы, бывшие эсэсовские формирования и другие нацистские организации, которые сражались во время войны на стороне Гитлера. Как за ру-бежом, так и в России огромными тиражами издается и распространяется всякого рода литература, обеляющая нацистских деятелей и коллаборацио-нистов. Варварски разрушаются памятники воинам-освободителям.

В разгар этой новой информационной войны, затеянной на Западе, Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию, в которой ставится знак равенства между нацизмом и сталинизмом. Европейским парламентом предложено объявить 23 августа, день подписания пакта Молотова – Риббен-тропа, общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма. Хотя российская делегация в ПАСЕ формально и проголосовала против этой резо-люции, российские парламентарии и МИД РФ мало что сделали для предот-вращения принятия кощунственного документа, ставшего надругательством над великой Победой.

Информационная агрессия по отношению к историческому про-шлому России до сих пор не встретила должного отпора. Более того, в прави-тельственной «Российской газете» (23.07.2009) в статье В. Дымарского эта агрессия нашла полную поддержку (???). Свою обильную лепту в это дело вносят и либеральные СМИ.

Я глубоко убеждён: о событиях кануна Второй мировой вой-ны, в том числе о советско-германском договоре о ненападении, недо-пустимо судить без учёта исключительной сложности складывавшейся в то время военно-политической обстановки в мире. И не всё вдруг случи-лось в 1939-м, когда будто бы Сталин взял и повернул в сторону Герма-нии.

Советскому Союзу особенно выбирать не приходилось. Первое в мире социалистическое государство сотрудничало с теми, кто этого хотел. Широкое взаимодействие с Германией осуществлялось ещё в 20-е годы. В 1934 году советское правительство предприняло ряд дипломатических ша-гов, чтобы наладить отношения с новым германским руководством, главным образом с целью обеспечить безопасность своей страны и по возможности оградить прибалтийские страны и Польшу от германской экспансии. Однако Берлин в то время на серьёзные встречные шаги не пошёл.

У немцев были другие планы. После войны стали известны слова Гитлера, сказанные верховному комиссару Лиги наций в Данциге К. Буркхарду: «Все, что я делаю, направлено против России. Если Запад настолько глуп, чтобы не понять этого, тогда я буду вынужден пойти на компромисс и сначала нанести удар Западу. Затем я обрушу все свои си-лы против СССР. Мне нужна Украина, чтобы никто не довел нас до го-лода, так как это было во время прошлой войны».

Но до поры Гитлер маскировал эти планы. Да и решение о войне с Польшей было принято им в апреле 1939 года. Так что заключённое позже советско-германское соглашение о ненападении никак не могло повлиять на это решение. Гитлеру был нужен именно сокрушительный, ошеломляющий разгром Польши в назидание всем другим. «...То, что произойдет в случае войны с Польшей, превзойдет и затмит гуннов, – говорил он. – Эта безу-держность в германских военных действиях необходима, чтобы продемонст-рировать государствам Востока и Юго-Востока на примере уничтожения Польши, что означает в условиях сегодняшнего дня противоречить желанию немцев и провоцировать Германию на введение военных сил».

Хорошо известно и то, как проходили переговоры советского пра-вительства с представителями Англии и Франции по вопросам предотвраще-ния войны на Европейском континенте. Западные демократии никаких серь-ёзных соглашений с Советским Союзом, направленных на предотвращение гитлеровской агрессии, заключать не собирались. Более того, как показал Мюнхен, они практически всё делали для того, чтобы «умиротворить» агрес-сора, направив его удар на Восток.

Важный факт: германские генералы Л. Бек, Э. фон Витцлебен и другие при участии начальника генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдера в конце августа 1938 года организовали заговор с целью арестовать Гитлера, как только он подпишет приказ о нападении на Чехословакию, за попытку ввергнуть Германию в новую европейскую войну. Они поставили об этом в известность высших руководителей Англии и Франции, но последние, ослеплённые своей враждой к советской России, игнорировали уведомление и предпочли заключить Мюнхенское соглашение, вынудив Чехословакию без сопротивления подчиниться воле Гитлера. Такой оборот дела заставил заговорщиков отказаться от своего плана.

Скажу больше: даже если бы какие-то соглашения с Англией и Францией и были Советским Союзом заключены, это вряд ли поменяло бы положение дел. Ведь ранее между СССР и Францией было подписано соглашение об оказании помощи Чехословакии, но в 1938 году Париж отказалась от него, поставив подпись под Мюнхенским соглашением.

И никаких поляков западные демократии защищать не со-бирались. Посол США в Лондоне Дж. Кеннеди был убеждён, что поляков следует бросить на произвол судьбы и дать нацистам возможность осу-ществить свои цели на Востоке. Конфликт между СССР и Германией, по его словам, «принесет большую выгоду всему западному миру». Посол США в Берлине Х. Вильсон также считал наилучшим вариантом напа-дение Германии на Россию при молчаливом согласии западных держав «и даже с их одобрения».

В дело срыва усилий, направленных на обуздание фашистской аг-рессии немалый вклад внесла и сама Польша.

Ещё в 1934 г. была заключена польско-германская декларация, ко-торая стала первой брешью, пробитой в деле создания коллективной безо-пасности в Европе. Когда в 1938 году советское правительство заяви-ло о готовности оказать помощь Чехословакии в случае германской аг-рессии, польский посол в Париже Ю. Лукасевич 25 сентября 1938 года в беседе со своим американским коллегой У. Буллитом заявил: «Начина-ется религиозная война между фашизмом и большевизмом, и в случае оказания Советским Союзом помощи Чехословакии Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией».

Множество других документов свидетельствует о том, что Польша и в разделе Чехословакии, и в противоборстве с Советским Союзом стреми-лась выступить на стороне Германии. Польское правительство ни при каких обстоятельствах не соглашалось пропустить советские войска через свою территорию в случае нападения Германии на Чехословакию. А без этого ка-кая-либо военная помощь потенциальным союзникам со стороны Красной армии была невозможна.

Поляки всецело полагались на английскую и французскую военную помощь, но когда 1 сентября 1939 года началась германская аг-рессия, Англия и Франция, объявив для приличия войну Германии, воевать по сути не стали, отсиживаясь за линией Мажино. Либеральные западные демократии сдали Польшу Гитлеру, однако этому поводу по-чему-то никто в ПАСЕ шум не поднимает.

Советский Союз не вмешивался в войну вплоть до 17 сентября. И только в последний момент, когда польское правительство покинуло терри-торию Польши, бросив на произвол судьбы свой народ, советские войска бы-ли введены на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины с це-лью не допустить захвата их Германией и освободить земли, незаконно за-хваченные Польшей в 1920 году.

Бывший британский премьер-министр Д. Ллойд Джордж в сентябре 1939 года писал польскому послу в Лондоне: «Русские армии вошли на территории, которые не являются польскими и которые были аннексированы Польшей силой после Первой мировой войны. Различие между двумя событиями становится все более очевидным для британского и французского общественного мнения. Было бы преступным безумием ставить их на одну доску». А сегодня это безумие совершается.

У. Черчилль даже в период наиболее напряжённых советско-британских отношений 1 октября 1939 года в своём выступлении по радио говорил: «То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы. Во всяком случае позиции заняты, и создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не осмеливается напасть».

В международно-правовом плане эти территории были закреплены в составе СССР договорами 1945–1947 годов. Тем более ни о какой агрессии не может идти речи в отношении стран Прибалтики и Румынии, поскольку вступлению советских войск на эти территории предшествовали дипломати-ческие переговоры, завершившиеся согласием правительств двух стран с со-ветским вариантом решения проблем в двусторонних отношениях.

А вот некоторые примеры из истории других стран. США в 1942 году высадились в Марокко, не спросив разрешения ни у марокканского сул-тана, ни у правительства Виши, с которым они поддерживали дипломатиче-ские отношения. Командование США объясняло это необходимостью обес-печения стратегической внезапности.

Когда в 1941-м возникла фашистская угроза Ирану, Англия и СССР договорились о вводе своих войск на иранскую территорию.

В последнее время расхожим сделалось утверждение о том, что «сговор» между Гитлером и Сталиным якобы развязал руки фюреру, способ-ствовал нападению на Польшу, разгрому Франции в 1940 году и вообще на-чалу Второй мировой. 5 мая 2005 года польский сейм обратился к россий-скому руководству с требованием осудить И. Сталина за то, что в 1939-м тот поддержал Гитлера в войне против Польши. Так русским скоро предложат просит прощения за то, что довели фюрера до самоубийства.

На II съезде народных депутатов СССР в 1989 г. отмечалось: «Съезд народных депутатов СССР соглашается с мнением комиссии, что договор с Германией о ненападении заключался в критической политической международной ситуации, в условиях нарастания опасности агрессии фашизма в Европе и японского милитаризма в Азии и имел одной из целей отвести от СССР угрозу надвигающейся войны... Съезд считает, что содержание этого договора не расходилось с нормами международного права и договорной практикой государств, принятыми для подобного рода урегулирований». Правда, одновременно тот съезд осудил секретный дополнительный протокол, которым размежевались сферы интересов договаривающихся сторон. Однако эти обвинения абсолютно несостоятельны. Весь процесс создания в Европе коллективной безопасности был сорван, и решающий шанс Гитлеру для похода на Восток дан много раньше - Мюнхенскими соглашениями 1938 года. Именно они вынудили СССР пойти во имя собственной безопасности на заключение пакта о ненападении с Германией.

Вплоть до лета 1941 года особую опасность представляли тайные англо-германские переговоры. Министр иностранных дел Англии Э. Гали-факс лично посетил А. Гитлера и Г. Гиммлера. Н. Чемберлен трижды ездил к Гитлеру. Но эти британские руководители ехать на переговоры в Москву не захотели.

Очень существенный факт: на 23 августа была назначе-на встреча Геринга с Чемберленом в Лондоне, - и сорвалась она только в связи с приездом Риббентропа в Москву. Не заключи Советский Союз пакта о ненападении с Германией, он бы оказался перед угрозой войны на два фронта с сильнейшими противниками на западе и востоке. Ведь как раз летом 1939 года шли сражения на Халхин-Голе, где Крас-ной армии приходилось отражать японскую агрессию.

Короче, к лету 1939 года Кремль был поставлен перед дилеммой: ИЛИ остаться в полной изоляции в условиях, Когда Гитлер, прямо или косвенно поддерживаемый ведущими западными державами, рвался на Восток, ИЛИ заключить с Берлином договор о ненападении, чтобы оттянуть начало войны и выиграть время для подготовки к отпору неминуемой агрессии. Решение, которое 70 лет назад, в августе 1939-го, в минуту труднейшего для страны выбора принял Сталин, было – с точки зрения национальных интересов России - дипломатически и стратегически безупречным. А заключение пакта о ненападении с Германией помогло и заключению соглашения о нейтралитете с Японией.

Не заключи СССР договор о ненападении с Германией, войны с Гитлером всё равно избежать бы не удалось, но этом варианте англо-саксонские державы смогли бы осуществить свою цель – добиться взаимного ослабления Германии и России, чтобы самим занять доминирующее положе-ние в Европе.

При этом Советский Союз, оставаясь в пределах своих границ, был бы вынужден смириться с захватом Германией всей Польши, прибалтийских и других государств, примыкавших к советским границам. Вермахт получал бы возможность создать ещё более выгодное, чем в 1941-м, стратегическое положение для нападения на СССР, и Советскому Союзу пришлось бы в оди-ночку воевать с гитлеровской Германией и её союзниками не в 1941 году, а значительно раньше.

Не были чем-то невиданным и секретные договорённости о разделе сфер влияния с Германией. Секретные переговоры с заключением соответствующих соглашений велись между Англией и Германией. Польско-английский договор от 25 августа 1939 года также имел секретное приложение, в котором, в частности, Литва объявлялась принадлежащей сфере интересов Польши, а Бельгия и Голландия – Великобритании. Латвия и Эстония в августе 1938 года подписали секретные соглашения о гарантиях их границ с Германией. Соглашения И. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем о разделе Европы в Ялте и с Г. Трумэном в Потсдаме в 1945-м тоже в течение ряда лет оставались тайными. До сих пор действуют секретные дополнения к американо-японскому договору о безопасности 1951 года и т.д.

Вывод: решения Верховного Совета СССР 1990 года, продиктованные группировкой М.Горбачёва – А.Яковлева, и поставив-шие под сомнение советско-германский договор 1939 года и секретные соглашения к нему, являются абсолютно необоснованными. Решения эти были приняты в обстановке всеобщего умственного помрачения «интеллигенции», психологического давления Запада и разгула «прора-бов перестройки».


__________________

Махмут Ахметович ГАРЕЕВ – генерал армии, доктор военных и доктор исторических наук, президент Академии военных наук РФ.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться