Кавказский геополитический район: вчера, сегодня, завтра (II)

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Часть I


Действующие в Чеченской Республике зарубежные организации («Международный красный крест», «Датский совет по беженцам») и российские НПО («Правозащитный центр «Мемориал», «Совет неправительственных организаций» и др.) осуществляют подбор фальсифицированных данных «о похищениях людей и внесудебных казнях», якобы практиковавшихся военнослужащими федеральных сил. Поставлена задача подготовить создание «международного трибунала по Чечне» по аналогии с трибуналом по бывшей Югославии.

Указанные организации акцентируют внимание на фактах исчезновения после 1994 года около 5 тыс. этнических чеченцев, оставляя без внимания проблему розыска пропавших без вести в 1991-99 гг., в период правления Д.Дудаева и А.Масхадова русских и русскоязычных жителей республики, а также похищенных заложников.

В завуалированной форме в сознание населения северокавказских республик внедряется стереотип «геноцида» Россией народов Кавказа, насильственном включении территорий нынешних северокавказских республик в состав Российской федерации. Мировое общественное мнение готовят к восприятию тезиса о необходимости «защиты народов Кавказа от России».

В последнее время отмечается рост активности адыгских общественных организаций («Адыгэ Хасэ Республики Адыгея», «Черкесский конгресс», Международная Черкесская Ассоциация). Предвзято излагая исторические события и односторонне оценивая их политические последствия, радикально ориентированные члены этих организаций (в том числе зарубежных) пропагандируют политико-идеологическую платформу, которая обосновывает идею восстановления «исторической справедливости» в отношении адыгских народов и призвана консолидировать как зарубежных, так и российских адыгов путем поэтапной реализации следующих положений:

- добиться от Российской Федерации признания «геноцида черкесского (адыгского) народа», якобы имевшего место в ходе Кавказской войны XIX века;

- добиться признания статуса соотечественников для потомков адыгов, эмигрировавших из России (с получением российского гражданства по упрощенной процедуре);

- добиться создания нового субъекта Российской Федерации, объединяющего территории исторического проживания адыгов (Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию) с последующим образованием самостоятельного государства.

Такого рода проекты прорабатываются и внедряются в адыгскую среду, выносятся на публичное обсуждение адыгскими националистами. Так, в апреле 2009 г. на ежегодной конференции в Колумбийском университете (США) получила поддержку идея создания самостоятельного адыгского государства. Некоторые зарубежные адыгские лидеры выдвинули предложение сформировать правительство Черкесии в изгнании с представительством в штаб-квартире ЕС, а также в США и Турции. С помощью ведущих «мозговых центров» США (RAND Corp., Джеймстаунский фонд) на международном уровне создается основанное на фальсификациях «научно-историческое» обоснование «геноцида». В странах проживания адыгской диаспоры организуются «научные» конференции с участием ученых из США, Турции, европейских государств, лейтмотивом которых являются требования к России признать факт геноцида, восстановить «историческую справедливость» путем возврата утраченных черкесами территорий и образования независимого черкесского государства. Через адыгские мононациональные организации («Черкесский конгресс» в республиках Адыгея и Карачаево-Черкесия, «Кабардинский конгресс», «Независимый общественно-исследовательский центр», «Общественный правозащитный центр» в Кабардино-Балкарской Республике) идеология адыгоцентризма распространяется среди населения республик Северного Кавказа и прежде всего среди молодежи.

Попытки мифологизировать историю своих народов предпринимаются также карачаевскими и балкарскими общественными деятелями и некоторыми представителями научной интеллигенции. Так, в массовое сознание этих этносов активно внедряется тезис о якобы аланском происхождении карачаевцев и балкарцев (на самом деле имеющих тюркские корни), устанавливается на этой основе историческое право на земли, принадлежавшие ранее аланам, в том числе Новоархызский музей-заповедник, на территории которого расположены раннехристианские святыни. Это служит серьезным фактором инспирирования дополнительной напряженности в межнациональных и межконфессиональных отношениях в Карачаево-Черкесской Республике.

И здесь особую актуальность приобретают вопросы преподавания отечественной и мировой истории в учебных заведениях. Предпосылки для распространения националистических и экстремистских взглядов у современной молодежи были созданы ещё в начале 90-х годов ХХ столетия. Тогда в республиках Северного Кавказа широко распространились учебники, в которых исторические события излагались с позиций той или иной титульной национальности. Преподавание такого рода «национальных историй» приводило к этноцентризму, способствовало росту межэтнической напряженности.

К тем же результатам приводит распространение материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, национальной и религиозной нетерпимости в средствах массовой информации. Заметно выросла активность исламских пропагандистских сайтов радикального направления. Примером может служить одиозный сайт «Объединенного вилайата Кабарды, Балкарии и Карачая». На этих ресурсах размещаются материалы, крайне тенденциозно трактующие общественно-политические события последнего времени (например, судебный процесс по делу о нападении террористов на правоохранительные структуры Нальчика в октябре 2005 года).

Одним из основных факторов, усиливающих этносепаратизм на Кавказе, является фактическая дерусификация северокавказских республик в результате массового исхода русского населения. К настоящему времени Чеченская Республика и Республика Ингушетия стали практически мононациональными. Отток русского и русскоязычного населения наблюдается во всех бывших «русских» районах Северного Кавказа: Кизлярском и Тарумовском районах Дагестана, Моздокском районе Северной Осетии, Прохладненском и Майском районах Кабардино-Балкарии, Гиагинском и Майкопском районах Адыгеи, Зеленчукском и Урупском районах Карачаево-Черкесии. Аналогичные тенденции складываются и в районах Ставропольского края - Курском, Нефтекумском, Левокумском.

В ряде северокавказских республик, по сути, уже сформированы этнократические режимы, деятельность которых способствует «выдавливанию» русского населения. Продолжается дискриминация русских при формировании властных структур, при назначении руководителей предприятий и учреждений. В то же время создается система политических, экономических и правовых привилегий для представителей «титульных» этнических групп.

Суммируем угрозы национальной безопасности России в сфере межнациональных отношений на Кавказе:

- в ряде регионов сохраняется значительный уровень межэтнической напряженности, широко распространены проявления этнического и религиозно-политического экстремизма;

- налицо попытки политизации рядом международных организаций этнического (этнокультурного) фактора, стремление использовать некоторые общественные объединения для дестабилизации российского общества;

- сохраняются клановость и коррупция, которые тесно связаны с межэтническими противоречиями и земельными этнотерриториальными спорами;

- осуществляется противодействие со стороны ряда этнорегиональных элит укреплению общероссийской гражданской идентичности;

- продолжается отток русского и русскоязычного населения из регионов Северного Кавказа.

Демографические процессы на Юге России имеют разную направленность. С одной стороны, завершается осуществлённая в постсоветское время дерусификация восточных регионов Северного Кавказа, с другой - укрепляется полиэтничность равнинного Предкавказья. Происходит замещение русского и русскоязычного населения выходцами из горных и предгорных районов Северного Кавказа.

Доля федеральной помощи в бюджетах республик Северного Кавказа составляет до 70-90%. В то же время этноклановая организация власти в республиках Северного Кавказа, ее коррумпированность и непрофессионализм порождают недоверие населения к государственным институтам. Недовольство народа в этих условиях зачастую приобретает этническую окраску.

***

Главная угроза безопасности на Северном Кавказе сегодня - непрекращающаяся террористическая активность. Целью террористов является создание на Северном Кавказе исламского государства.

В 2010 году в рамках уже Северокавказского федерального округа необходимо создать более совершенные системы национального и глобального мониторинга состояния, факторов и эффективности мер противодействия терроризму, сепаратизму и ксенофобии, которая бы опиралась не только на статистические показатели, но и на результаты исследований общественного мнения, экспертных опросов. В настоящее время большинство важнейших политических решений (как на национальном, так и на международном уровне), связанных с принятием мер по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и ксенофобией, принимается на основе анализа конкретных фактов, макроэкономических показателей и данных правовой статистики. При этом обычно не учитывается то обстоятельство, что терроризм, сепаратизм и ксенофобия должны рассматриваться не только как социально-правовые, но и социально-психологические явления, оценка которым не может быть дана лишь на основе статистики актов поведения. Мониторинг общественного сознания и изучение мнения экспертов должны стать государственной функцией, а их результаты - обязательным элементом системы принятия политических и правовых решений, направленных на противодействие терроризму, сепаратизму и ксенофобии.

Наиболее активно информационно-пропагандистская деятельность идеологов терроризма осуществляется среди последователей ислама. Используются противоречия процесса распространения ислама в России и в ряде сопредельных государств, несовершенство нормативной правовой базы, регулирующей деятельность религиозных объединений. Этому, в частности, способствуют:

- рост численности мусульман в силу особенностей демографической ситуации в регионах традиционного распространения ислама, а также увеличение миграционных потоков из ряда преимущественно мусульманских по вероисповеданию стран бывшего СССР;

- повышение популярности фундаменталистских исламистских идей на Северном Кавказе на фоне социально-экономической депрессивности и политической нестабильности региона;

- слабость отечественной системы подготовки мусульман-священнослужителей, недостаток образованных и независимых религиозных исламских ученых-богословов, способных вести просветительскую работу среди широких слоев населения на основе традиционных течений ислама.

Кроме того, отечественные и зарубежные экстремистские мусульманские лидеры активно используют тот факт, что в настоящее время до 95% мусульманских общин в России не получают никакой помощи ни от духовных управлений, ни от светских учреждений и вынуждены изыскивать любые источники финансирования. В этой ситуации даже небольшие денежные средства от «спонсоров» оказывают существенное влияние на состояние умов.

В настоящее время наиболее характерной чертой информационно-пропагандистской деятельности указанных религиозных объединений является стремление получить максимальный доступ к СМИ, к сфере образования и к благотворительной деятельности. Характерно, что, по данным социальных опросов, около 60% опрошенных православных и мусульман, до 30% католиков и протестантов высказываются против права на свободу проповеди для представителей «нетрадиционных религий».

Представляется целесообразным в 2010 году инициировать проведение в рамках специально созданной исследовательской структуры прикладных исследований по истории и культуре народов Северного Кавказа, а полученные результаты использовать для системного противодействия национализму, этносепаратизму, религиозному экстремизму, особенно среди молодежи.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться