НАТО даёт «зелёный свет» мусульманским властям Сараево

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Решение предоставить Боснии и Герцеговине План действий по членству в НАТО стало, пожалуй, единственным конкретным итогом двухдневной неформальной встречи министров иностранных дел 28 стран-членов НАТО в Таллине, проходившей 22-23 апреля. Речь пока не идет о каких-либо сроках или гарантиях приема бывшей югославской республики в Североатлантический альянс. Однако теперь Босния и Герцеговина считается официальным кандидатом на вступление в НАТО, обогнав в этом отношении, в частности, Украину и Грузию. Последние не получили План действий даже тогда, когда эту идею активно лоббировала администрация Дж.Буша.

В чем причины такого решения (которое по установившейся в Брюсселе традиции согласовывается с главами оборонных ведомств) и что это несёт Балканам? Впервые с 1999 года, когда авиация НАТО бомбила Югославию, мы являемся свидетелями прямого вмешательства этого военно-политического блока в балканские дела. Ведь даже прием в 2009 году Албании и Хорватии был легко предсказуем и не особо изменил военно-политическую ситуацию на Балканах, учитывая устоявшиеся прозападные приоритеты обоих государств.

В случае же с Боснией и Герцеговиной ситуация намного сложнее и опаснее – в том числе для России. О целостности и международной состоятельности этой бывшей югославской республики сегодня можно говорить с большой натяжкой. Три государствообразующих народа – мусульмане, хорваты и сербы – не в состоянии выработать ни согласованный проект внутреннего обустройства, ни консолидированную внешнюю политику. Это наглядно подтвердил продолжающийся скандал вокруг задержания в Лондоне бывшего члена президиума Боснии и Герцеговины мусульманина Эюпа Ганича, обвиняемого в организации нападения на колонну Югославской народной армии в 1992 году. Власти Сараево предприняли беспрецедентные дипломатические усилия для его освобождения, в британскую столицу зачастили высокопоставленные мусульманские функционеры. Для боснийских же сербов вина Ганича не вызывает сомнений, а правительство Сербии потребовало выдать его Белграду, поскольку, помимо боснийского, он также имеет сербское гражданство. Столь же диаметрально противоположными остаются взгляды сторон на перспективы конституционной реформы в самой Боснии и Герцеговине. Мусульмане и с определенными оговорками хорваты поддерживают навязываемый Европейским союзом и НАТО проект жесткой централизации государства с одновременным лишением боснийской Республики Сербской полномочий, прописанных в Дейтонском мирном соглашении 1995 года. Один из мусульманских лидеров, глава Коллективного президиума Боснии и Герцеговины Харис Силайджич, с высоких международных трибун призывает к упразднению Республики Сербской как якобы продукта «этнических чисток» - что, к слову, встречает молчаливое одобрение западных держав-гарантов дейтонского устройства.

В октябре 2009 года Запад предпринял первую попытку «продавить» антисербский проект централизации Боснии и Герцеговины. Именно тогда западные эмиссары во главе с Высоким представителем международного сообщества в Боснии и Герцеговине австрийским дипломатом Валентином Инцко и главой шведского МИДа Карлом Бильдтом во всеуслышание заявили, что Босния и Герцеговина со своим нынешним политическим и административно-государственным устройством не может даже рассчитывать на вступление в ЕС.

Однако два раунда переговоров представителей США и Евросоюза с лидерами боснийских партий на натовской авиабазе «Бутмир» под Сараево (куда Россию, хотя она и является гарантом Дейтонских установлений, не пригласили) завершились безрезультатно ввиду принципиальной позиции, занятой боснийскими сербами. После этого в штаб-квартирах НАТО и ЕС взяли «тайм-аут» и приступили к разработке обходных путей решения проблемы. Еще пару месяцев назад подвергавшаяся острой критике боснийская государственность вдруг в одночасье «дозрела» до Плана действий по членству в НАТО. А учитывая, что вожделенное членство все-таки требует выстроить внутреннюю и внешнюю политику страны по заданному образцу, мусульманские власти фактически получили «карт-бланш» на самостоятельные силовые действия против Республики Сербской. Теперь (особенно после провала «бутмирского процесса») подобные действия будут квалифицироваться не как покушение на основы дейтонского урегулирования, а как обоснованное и законное стремление выполнить положения Плана действий по членству в НАТО. Иными словами, властям Сараево предложено провести «грязную» и, скорее всего, кровавую работу собственными силами, после чего они смогут рассчитывать на полноправное членство в Альянсе. Но – опять-таки только теоретически, учитывая, мягко говоря, сомнительную репутацию, которую сохраняет Сараево в глазах Европы. По признанию бывшего боснийского министра иностранных дел Младена Иванича, «восприятие этой страны все еще настолько плохое, что серьезные инвесторы не хотят хоть чем-нибудь рисковать». С ним согласна бывший министр финансов Республики Сербской Светлана Ценич: «Каких инвестиций мы можем ожидать, когда наши политические лидеры посылают подобные очень плохие сигналы миру и друг другу?»

В высшей степени показательно, что решение таллинской встречи глав МИД стран-членов НАТО было оглашено спустя всего два дня после заявления премьер-министра Республики Сербской Милорада Додика, в котором он подверг критике отказ Евросоюза предоставить Боснии и Герцеговине хотя бы обещанный безвизовый режим. «Полагаю, что отношение к ЕС переживает кризис. Отказ от предоставления безвизового режима для граждан государства, выполнившего все поставленные условия, усилит и без того преобладающие евроскептические настроения», - отметил он. Таким образом, пока ЕС продолжает проводить в отношении Боснии и Герцеговины жесткий курс, НАТО поощряет Сараево статусом своего кандидата, словно бы речь шла о разных государствах.

Однако это противоречие – только кажущееся. В данном случае обе организации действуют синхронно в качестве двух институтов, стоящих на страже интересов архитекторов «нового мирового порядка». «Зеленый свет» мусульманским властям от Альянса – это прямое поощрение планов Сараево по насильственной ликвидации боснийской Республики Сербской и намек на то, что натовские контингенты при необходимости окажут Силайджичу и компании необходимое военное содействие. А скептицизм Евросоюза – не что иное, как успокаивающий жест в сторону собственного общественного мнения «единой Европы»: при любом развитии событий беспокойная Босния и Герцеговина окажется за железным шенгенским занавесом. А вот когда населенные сербами районы Боснии и Герцеговины будут «зачищены», лишатся своей государственности и превратятся в бесправные муниципалитеты, визовый режим можно будет либерализовать. НАТО вновь продемонстрирует свою решающую роль на Балканах, Евросоюз отчитается по региональной программе «стабилизации и ассоциации», «Сербская Ойкумена» окажется еще больше урезанной, а Россия лишится своих очередных союзников. Чем не торжество новой Стратегической концепции НАТО, поддержанной на той же таллинской встрече?

____________________

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты «Время новостей» и радиостанции «Голос России».

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться