Затратная поступь военной реформы

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Вряд ли было в прошлом время, когда жизнь военной организации страны находилась под столь пристальным вниманием общественности и подвергалась столь жесткому анализу экспертного сообщества, как ныне. Удивляться этому не приходится. Отечественные Вооруженные силы переживают перемены, масштабы и структура которых не знают прецедента за все послевоенное время.

Однако успехи реформирования, если они и есть, более чем скромны. В основном они, как это наблюдалось и прежде, достигнуты в численном сокращении армии и флота и перманентном упразднении одних управленческих звеньев и учреждении других. «Мы должны были выйти на численность армии в 1 миллион к 2016 году. Но поджав все свои ресурсы, мы на нее вышли в 2009 году», – заявил министр обороны Анатолий Сердюков еще в марте на заседании коллегии МО РФ в присутствии Президента Дмитрия Медведева.

Со времен как минимум хрущевских ломок повальное увольнение в запас «лишних» военнослужащих оказывается наиболее простым делом. А вот в иных областях положение дел не радует даже самих реформаторов, хотя чаще всего виду они не подают. Критика их деятельности нарастает, и, простите, поделом. Приход А. Сердюкова в феврале 2007 года в МО РФ подавался как мудрое кадровое назначение человека, который, опираясь на опыт руководства Федеральной налоговой службой, научит людей в погонах правильно считать и рационально тратить государственные денежки.

Минувшие без малого три с половиной года позволяют оценить, оправдались ли выданные министру авансы, настолько ли незаурядны менеджерские способности руководителя военного ведомства и его команды? Посмотрим это на конкретном и далеко не второстепенном примере.

Важнейшим мероприятием в придании Вооруженным силам нового, перспективного облика был объявлен переход к контрактной армии. Финансовое обеспечение этой задачи оказалось изрядным. По данным Федерального казначейства в 2004−2007 годах на эти цели было израсходовано более 84,4 млрд. рублей. Во имя истины следует оговориться, что большая их часть «освоена» до прихода А. Сердюкова в МО РФ. Хотя и приходящиеся на 2007 год без малого 28 млрд. рублей – согласитесь - тоже немаленькая сумма, а за их расходование новый министр уже должен был отвечать. Нам не удалось обнаружить данных за 2008 год, не охваченный ни первой Федеральной целевой программой (ФЦП) «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004– 2007 годы, ни второй, рассчитанной на 2009–2015 годы. Но вот данные за прошлый год имеются: в соответствии с ныне действующей ФЦП, Минобороны выделено почти 26 млрд. рублей. И в этом году государство щедро выдаст военным реформаторам еще 16,2 млрд. (хотя почему – «выдаст»: финансовый год в полном разгаре и наверняка освоение средств уже идет полным ходом). Понимаем, что наши подсчеты грешат приблизительностью, но о порядке цифр все же позволяют судить вполне определенно.

Все эти годы руководство военным ведомством успокаивало высшее политическое руководство и общественность докладами о том, что страна в ближайшие годы получит компактные и эффективно действующие Вооруженные силы, формируемые за счет контрактников при значительном уменьшении числа военнослужащих по призыву и сокращении срока военной службы по призыву до одного года.

Итак, за три года при самых смелых допусках на программу создания контрактной армии израсходовано не менее 60 млрд. рублей. А результат?

О нем с обескураживающей простотой заявил начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии Николай Макаров: «А мы и не переходим на контрактную основу. Допущено было очень много ошибок, и та задача, которая ставилась – построение профессиональной армии, решена не была... Мы пришли к пониманию, что контрактник должен готовиться по совсем иным методикам, чем было ранее».

Все дело в том, что реформаторы оптимистично надеялись на привлечение к контрактной службе не менее 130 тыс. человек. А в действительности к концу 2007 года удалось набрать всего 9 тыс. Да и с многими из них вскоре пришлось расстаться.

Начальник Генштаба в своих умозаключениях недалеко ушел от своего министра. В марте этого года на заседании коллегии МО А. Сердюков доложил Президенту – Верховному главнокомандующему о неувязках в реализации программы перехода на контрактную службу: «Нас результаты этой программы не удовлетворили. Мы несколько недооценили ситуацию в части – кто должен переходить на контракт, на каких условиях, под какие денежные содержания».

Причем – тоже без тени смущения. Ну, понимаешь, «недооценили», но зато теперь «пришли к пониманию» и готовы дальше осваивать бюджетные средства. Вероятно, с тем же успехом…

Следует добавить, что программу комплектования Вооруженных сил контрактниками подвергла комплексной аудиторской проверке Счетная палата. И пришла к категорическим выводам. «Она успешно провалилась», – без обиняков заявил аудитор Счетной палаты Николай Табачков. Полностью провалена социальная составляющая: не построено необходимое жилье для контрактников, не создана необходимая инфраструктура для удовлетворения их культурно-бытовых нужд, низкой осталась заработная плата. На такие должности нанимались во многих случаях люди, от которых из-за их низких профессиональных качеств и нравственных пороков пришлось в скором времени избавляться.

Но израсходованные деньги-то уже не вернешь. 60 млрд. рублей – это много или мало? Напомню: сумма в 10 раз меньшая стала причиной недавней газовой войны России и Белоруссии. Минск оказался должен «Газпрому» около 200 млн. долларов, а цена той войны: резкое напряжение во взаимоотношениях двух братских стран, живущих в рамках одного Союзного государства, угроза существованию Таможенного союза, рождения которого так добивалась Москва, ослабление геополитических перспектив России на западном направлении за счет возможного перехода Белоруссии в стан недружественных России государств.

А вот в ситуации с оглушительным провалом выполнения ФЦП по созданию контрактной армии, сопровождавшимся невиданными нерациональными затратами, оказалось достаточно просто доложить о собственной несостоятельности – и… получить новый кредит доверия.

Может быть, все-таки кто-то расстался с должностью, наказан за дорогостоящие ошибки рублем из собственного кармана, на худой конец получил хоть взыскание? У нас это не принято, если речь не идет о стрелочниках. Ну ошиблись люди, с кем не бывает. А эти «люди», чувствуя безнаказанность, уже пульсируют новыми идеями.

Так, начальник Генштаба, признав, что задача построения профессиональной армии фактически провалена, заявил: «Поэтому было принято решение, что служба по призыву должна остаться в армии. Более того, призыв мы увеличиваем».

Ему вторит еще один член сердюковской команды заместитель министра обороны Николай Панков, ссылаясь при этом еще и на мировой опыт: «Все мировые армии, за редким-редким исключением, идут по пути смешанного принципа комплектования армии. Этой идеи придерживаемся и мы».

От ехидного «давно ли придерживаетесь?» удержимся, а зададимся вопросом: сколько будет стоить эта «новая» и уже активно продвигаемая во властных структурах идея? Можно сразу сказать – изрядно, ибо Минобороны желало бы призывать ежегодно примерно 750–800 тыс. молодых людей, то есть в три раза больше, чем сегодня (в текущем году в строй стало 270 тыс.). При законодательно установленных рамках (наличие отсрочек для студентов вузов и пр.) это практически не выполнимо, ибо и план текущего года военкоматы выполнили с большим напряжением и нередким, плохо скрытым беззаконием.

В положение минобороновских реформаторов решила войти, явно рискуя своим авторитетом, верхняя палата российского парламента. Комитет Совета Федерации по обороне и безопасности поддержал идею руководства МО увеличить число призывников, в первую очередь, за счет студентов. С этой целью будет пересмотрен список вузов, предоставляющих отсрочку от службы, а также введен порядок, по которому студенты могут быть призваны после первого и второго курса учебы. Есть и еще одно предложение – с 27 до 30 лет увеличить призывной возраст. Понятно, что такие меры потребуют дополнительные немалые расходы и уже не только по статье «Национальная оборона». Может, поэтому они и не волнуют руководителей Минобороны.

Не менее важен и такой вопрос: а что будет представлять собой армия, сбитая по новой кальке? Как уже говорилось выше, реформаторы на пять лет раньше срока вышли на численность ВС в один миллион человек. Профессионалы в ней будут составлять примерно одну пятую: 150 тыс. офицеров и чуть более 87 тыс. контрактников (которых даже не сегодня, а к 2015 г. планируется привлечь на должности сержантов, старшин, а также матросов плавсостава ВМФ (1)). Остальные – а их не менее 760 тыс. – и будут теми самыми солдатами-срочниками, которым на овладение воинской науки по ныне действующему закону отведен один год службы.

И все это – на фоне заверений реформаторов о том, что еще чуть-чуть – и Россия будет обладать компактной, высокопрофессиональной и оснащенной по последнему слову техники армией. Как говорится: найдите 10 отличий.

Наши военные руководители в один голос сетуют на низкий престиж воинской службы. Причины этого готовы искать в чем угодно. Но им почему-то и в голову не приходит, что это явление они стократ умножают своими действиями.

И последнее. С 2009 года в соответствии с новой федеральной целевой программой к системе комплектования военнослужащими по контракту, помимо Министерства обороны, подключился целый ряд силовых ведомств – МВД, ФСБ, СВР, ФСО, Главное управление специальных программ Президента РФ и Федеральное агентство специального строительства. Всего на программу до 2015 года будет выделено почти 243,5 млрд. рублей, из них – в распоряжение МО РФ – более 176 млрд.

Обратите внимание на то, кто в ФЦП определен в качестве государственного заказчика – координатора программы, который «осуществляет общую координацию деятельности государственных заказчиков программы по подготовке и реализации программных мероприятий, а также формирует предложения по рациональному использованию средств федерального бюджета», – Министерство обороны.

То-то минобороновские реформаторы научат коллег рациональному расходованию бюджетных средств...


________________________

(1) Правда, выступая 9 июня с.г. на «правительственном часе» в Совете Федерации, глава военного ведомства заявил, что число контрактников возрастет до 200–250 тыс. человек, и «и для этого есть все возможности». С какой целью сенаторы вводятся в заблуждение – непонятно, ведь федеральная программа определяет эти самые возможности – 87 216 человек.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться