Особая миссия Филипа Гордона

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

К визитам высокопоставленных чиновников всегда стоит относиться с особым вниманием, тем более если это помощник госсекретаря США. Поездка 25-29 октября Филипа Гордона в Россию, Германию и Польшу в преддверии саммитов НАТО, Совета Россия-НАТО в Лиссабоне и ОБСЕ в Астане - красноречивое тому подтверждение.

С приходом в Белый дом администрации Б. Обамы дипломатическая повестка дня между нашими странами отличается повышенной активностью, что является естественной реакцией на усложнение мировых процессов, разрешение которых невозможно без постоянного и конструктивного диалога великих держав. Специфика нынешнего визита эксперта по делам Европы и Евразии, работавшего в разные годы в Институте Брукингса, Центре международных исследований Университета Джона Хопкинса (США), Международном институте стратегических исследований (Великобритания), Немецком обществе внешней политики (Германия), связана с принятием новой повестки европейской и евроатлантической безопасности.

Особое напряжение в истеблишменте США и, прежде всего, среди республиканцев вызывает активизация деятельности России в Европе и возможность её равноправного участия в общеевропейской ПРО. Поэтому одним из вопросов, обсуждавшихся в Москве, стал поиск компромисса по соотношению американской национальной и предложенной общеевропейской противоракетной обороны. Ф. Гордон в очередной раз подчеркнул, что «система ПРО, которую США предлагают создать, никогда не была направлена на Россию», что речь идет исключительно «о растущей ракетной угрозе со стороны Ближнего Востока». При этом Белый дом открыто заявляет, что США «заинтересованы в такой технологии, которая помогла бы нам защитить наше (американское – Е.П.) население, наши войска и наши территории от этой угрозы», и именно «в этом контексте видит Россию потенциальным партнером» (1). Это важно понимать.

Убедить Москву в том, что защита национальных интересов Америки должна стать одним из приоритетов российской внешней политики, оказывается, совсем не просто. Поэтому и заходы делаются «с разных сторон». В частности, одной из задач миссии Гордона была обработка общественного сознания. Именно поэтому Гордон провел несколько встреч с представителями научных кругов, гражданского общества и правозащитного движения. В очередной раз, как жвачка, муссировалась тема о «построении прозрачной России, которая нужна Америке», о правах человека, о демократии и гражданском обществе. Между делом, отвечая на вопросы журналистов, Гордон заметил, что в ходе визита президента США в Москву Б. Обама ровно половину своего рабочего времени уделил встречам с представителями студенчества, гражданских инициатив, неправительственных организаций (2). Ранее в одном из своих выступлений Гордон с гордостью отмечал, что за период нахождения Обамы у власти США «израсходовали 33,6 млн. долларов на финансирование мер по продвижению демократии и гражданского общества в России». Эти вложения не прошли бесследно. Эффект поразил даже американцев – «благоприятное отношение к США в России увеличилось с 38 до 54 процентов с января 2009 по январь 2010 года» (3). Думаю, это говорит о многом.

Тем не менее пока в России преобладает мнение о том, что новый договор о СНВ, соглашение об афганском транзите и запрет на поставки зенитных комплексов С-300 в Иран не выгодны российской стороне. США же реагируют на это неизменным заклинанием - о «выгодах России во всех этих вопросах». Так, «разрешая США переброску грузов, Россия делает международную коалицию в Афганистане более эффективной, и это абсолютно в российских интересах». Поддержание режима ракетного и ядерного нераспространения в отношении Ирана посредством решения о С-300 США также не рассматривают в качестве «подарка», а лишь как готовность «работать вместе». Что же касается нового договора о СНВ, то это исключительно в целях поддержания глобальной безопасности и экономии денег.

Подобная риторика о двусторонней выгоде расходится, однако, с политикой действий. Ни для кого не секрет, что США тормозят разработку нового договора о европейской безопасности (идея выдвинута Д.А.Медведевым), не находят такой договор «ни нужным, ни целесообразным». Более того, в одном из своих интервью Гордон, мягко говоря, не уважительно сравнил предложения российского президента с теологическими спорами, призвал обойтись без них и «заняться практическими проектами» (4).

О том, что противоречий и разногласий у России с Америкой достаточно, свидетельствуют публичные выступления высокопоставленного чиновника. Например, доклад в Немецком фонде Маршалла 21 июня 2010 г. Приведу лишь некоторые выдержки из лекции Гордона:

1. Новый договор о СНВ является самым полным соглашением о контроле над вооружениями почти за два десятилетия. Договор сокращает – примерно на треть – количество ядерного оружия (ракет и пусковых установок) США и России. Он устанавливает строгий и эффективный режим проверки. И он поддерживает гибкость, необходимую нам для защиты и укрепления нашей (то есть американской, курсив везде мой – Е.П.) национальной безопасности, для гарантии нашей приверженности обеспечению безопасности наших союзников.

2. Мы заключили соглашение, которое в настоящее время позволяет американским самолетам производить в среднем два полета в день над территорией России для транспортировки военнослужащих и необходимых грузов в поддержку операций в Афганистане. На сегодняшний день совершено более 275 полетов, которыми было перевезено более 35 000 пассажиров и большое количество ценных грузов. Российская сеть железных дорог обеспечила транспортировку более 10 тыс. контейнеров с необходимыми грузами. И готовность России рассмотреть просьбу НАТО о поставке вертолетов с комплектующими и подготовке Афганских национальных сил безопасности открывает двери для важной дополнительной помощи в области безопасности. Около 30 % грузов, доставляемых в Афганистан, транспортируется через Северную сеть снабжения (NDN), а 60 % поставок по линии NDN осуществляется через территорию России.

3. Более 100 встреч и обменов проведено под эгидой Двусторонней президентской комиссии, объединяющей более 60 российских и американских государственных учреждений, не говоря уже о многочисленных партнерах из частного сектора и неправительственных организаций. Мы достигли конкретных результатов, продолжает Филипп Гордон,

• в вопросах безопасности – мы договорились утилизировать запасы оружейного плутония, достаточные для создания 17 тысяч ядерных боеголовок;

• в области экономики – американские компании первыми объявили об инвестировании в инновационный центр «Сколково» в России, а Россия только что присудила фирме Boeing тендер на поставку 50 самолетов модели 737 общей стоимостью 4 млрд. долларов;

• в области сотрудничества между людьми – мы поддержали более 40 американских культурных событий в России (5).

Впечатляет, не правда ли? А какие приоритеты в деле продвижения национальных интересов реализовала за этот период Россия?

Далее еще откровеннее. Гордон констатирует, что в ходе усилий по достижению этих результатов американцы непреклонно настаивали на сохранении своих ценностей, защищали свои принципы и интересы своих друзей. Там, где мы согласны с Россией, говорит американец, мы стремимся к сотрудничеству, а там, где мы не согласны, мы без колебаний высказываем свое мнение. Наше сотрудничество с Россией также ни в коем случае не ставит под угрозу наше обязательство защищать наших союзников в соответствии со статьей 5 Североатлантического договора. Ни США, ни Североатлантический союз не рассматривают Россию в качестве врага. И как США, так и наши (американские) союзники готовы взаимодействовать с Россией в областях, представляющих взаимный интерес, в частности, в отношении противостояния новым угрозам безопасности, исходящим из-за пределов Европы. В то же время статья 5 означает именно то, что в ней говорится об обеспечении безопасности всех наших союзников, независимо от того, откуда эти угрозы могут исходить.

Гордон отметил, что существует и более глубокий уровень «перезагрузки». Американцы обращают особое внимание на контраст между тоном сегодняшних отношений и связями периода 2006-2009 годов, на символику того, что войска НАТО приняли участие в параде в честь Дня Победы в Москве, на процесс налаживания отношений с Польшей (признание факта Катынского расстрела). Однако Вашингтон не собирается останавливаться на достигнутом. «Мы стремимся, - говорит помощник госсекретаря США, - добиться большего в плане контроля над вооружениями, нам следует углублять наши экономические отношения, мы должны работать над вступлением России в ВТО, мы хотим сотрудничать в разработке систем противоракетной обороны, и нам необходимо добиться прогресса по Грузии» (6). Как видим, планов у Вашингтона громадьё!

В то же время, несмотря на активизацию сотрудничества между Москвой и Вашингтоном, Россия и Европа находят общие точки соприкосновения если не в обход США, то, по крайней мере, без их непосредственного контроля. Думаю, именно поэтому реакция на покупку Россией вертолетоносцев «Мистраль», по мнению американцев, «не свидетельствует о большой открытости». Как известно, США настаивают на том, что «значительные изменения в потенциале военных вооружений в теоретически нестабильных регионах» не должны иметь место. Тем самым записывают Россию в «теоретически нестабильный регион».

Еще сложнее дело обстоит с новым проектом ПРО. При Джордже Буше-мл. было принято решение развернуть наземную ПРО, состоящую из ракет-перехватчиков в Польше и радара в Чехии. Администрация Обамы предложила строить обновленную систему, основанную на других ракетах (СМ-3) и других радарах. В частности, ракеты СМ-3 могут быть размещены в Польше и Румынии. Среди европейцев пока нет единогласия по этому вопросу. Турция заняла выжидательную позицию по новой концепции, вызвав дискуссию о создании территориальной ПРО в качестве общей миссии НАТО. Лишь Румыния и Болгария пока высказали однозначную готовность участвовать в этом проекте. По всей видимости, одна из главных задач посещения Гордоном Берлина и Варшавы заключалась в окончательном урегулировании этого вопроса поверх противоречий внутри НАТО.

Незадолго до поездки в Европу, 18 октября, Ф. Гордон выступил с программной речью в Школе передовых международных исследований при университете Джонса Хопкинса (Вашингтон). Пафос всего выступления имел проевропейский характер. В частности, было отмечено, что, объединяя усилия в решении глобальных проблем, США и Европа укрепляют свою позицию в плане ресурсов и идей. Как бы отвечая на недовольство некоторых европейских наблюдателей тем, что Европа оказалась исключенной из списка приоритетов США, Гордон подчеркивает неизменность того факта, что американо-европейское сотрудничество имеет критическое значение для достижения стратегических целей: «в решении существующих проблем не может быть лучшего партнера, чем Европа, где у нас есть демократические, процветающие, военноспособные союзники, разделяющие наши ценности и наши интересы» (7).

Относительно сотрудничества с Россией тоже все было расставлено по свои местам: США будут сотрудничать с российскими лидерами там, где имеются общие интересы, но не в ущерб принципам США или их друзьям. Ну а раз Россия – не друг США, то при таком раскладе совершенно естественно, что Россия добивается неких письменных гарантий своей безопасности и, в частности, запрета на размещение «существенных боевых сил» (СБС) на территории новых стран-членов НАТО.

Именно так, с указанием предельно минимальных разрешенных уровней вооружений, вопрос поставлен в проекте «Соглашения об основах взаимоотношений РФ и НАТО», который, как сообщает газета «Коммерсант», глава МИД России С.В. Лавров передал А.Ф. Расмуссену еще в декабре 2009 года. Если НАТО согласится с российскими предложениями, то это не только повысит «предсказуемость военной деятельности НАТО» (8), но выведет отношения Россия - НАТО на совершенно новый уровень.

Однако, мне думается, что Альянс на это не согласится. К тому же натовские дипломаты уже утверждают, что подписать российские предложения нет юридической возможности. Проблема якобы состоит в том, что термин СБС толком не прописан. Что такое «существенные» силы? Это бригада или дивизия? Например, размещение американцами на ротационной основе в Болгарии и Румынии подразделений своих вооруженных сил в размере бригады (3-5 тыс. солдат) российская сторона считает существенным, а Брюссель нет. Так или иначе, возможности подписания договора скрыты в тумане.

Не менее непонятны перспективы создания европейской ПРО, чем, думаю, и объясняется визит Гордона в Берлин и Варшаву.

В нынешнем году (9 мая) Германия отметила 55-летие своего пребывания в НАТО. За это время Германия меняла свои границы, формировала свою собственную позицию и в настоящее время является второй державой в Альянсе после США по экономическому потенциалу. Германия участвует во всех крупных операциях НАТО: присутствует в Афганистане, направляет расширенный контингент для борьбы с пиратством (сомалийскими пиратами) в Аденском заливе. Имея такое влияние в НАТО, Берлин, естественно, не может не испытывать некоторой неудовлетворенности политикой США. В позиции Германии все чаще прослеживаются идеи реформирования НАТО или, как сказал Г. Шредер еще в 2004 г., внесение в Альянс «новой энергии и восстановление культуры стратегического диалога». Немаловажным фактором, вызывающим опасения у Вашингтона, являются и отношения между Германией и Россией, от развития которых во многом зависит и будущее НАТО, и будущее Европы.

Говоря о разработке новой Стратегической концепции НАТО, А. Меркель подчеркнула, что в «общих интересах Европы – вовлечь Россию в будущую архитектуру безопасности» (9). То, что Германия видит в России будущего союзника, говорит о многом. Ведь современная Германия может свободно маневрировать во внешней политике и, избегая острых противоречий, формировать собственную позицию в отношении НАТО.

Вспомним: немногим более десятка лет назад Збигнев Бжезинский сетовал по поводу того, что «Западная Европа, а также все больше и больше и Центральная Европа остаются в значительной степени американским протекторатом, при этом союзные государства напоминают древних вассалов и подчиненных»(10). Сегодня, в существенно изменившихся условиях, политические элиты Франции и Германии не только «остаются преданными делу создания и определения такой Европы, которая может стать действительно Европой», но уже и не нуждаются в излишней опеке со стороны США. «Полемика 2003 г. вокруг Ирака, столкнувшая Вашингтон с Парижем и Берлином», в буквальном смысле, «преподнесла еще более тревожный урок»(11). Речь идет об усилении контактов по линии Берлин – Париж - Москва.

И если ранее наличие у Германии и Франции своих собственных, в чем-то отличных от других представлений и планов, при отсутствии необходимой экономической мощи и политической воли предоставляло Соединенным Штатам особую возможность для решительного вмешательства, то в случае долгосрочного альянса с Россией Европа может «выскочить» из-под американского колпака. Американцы прекрасно осознают возможность такого развития событий и именно потому активно разыгрывают карту «Берлин - Варшава».

Заключительным аккордом особой миссии Гордона стало посещение Варшавы 28-29 октября, где он возглавлял делегацию США на американо-польском Стратегическом диалоге и выступил с речью о важности стратегических отношений между США и Польшей в рамках Круглого стола по европейской безопасности. Заслуживает внимания, что как раз 29 октября вице-премьер России И. Сечин и министр экономики Польши В. Павляк подписали новое соглашение о поставках газа между российским Газпромом и польским PGNiG. В соответствии с эти документом, срок действия которого продлевается до 2022 г., поставки российского газа в Польшу будут увеличены с 7,5 млрд. кубометров в год до 10,3 млрд. кубометров. Новый договор экономически выгоден Польше. По сообщениям СМИ, Варшава получила 10 % скидку на дополнительные поставки газа. Польско-российские газовые соглашения касаются также транзита российского газа через Польшу по газопроводу «Ямал - Европа», польский участок которого принадлежит компании EuRoPol GAZ (основные владельцы – польская PGNiG и Газпром) (12).

В большой политической игре под названием «Европейская система безопасности» выявляется множество различных подводных камней – интересов, планов, противоречий. И любое столкновение позиций открывает «окна возможностей». На примере Польши мы видим, как удачно их можно использовать. У России открывшихся возможностей ещё больше, её перспективы в европейской и мировой политике зависят от неё самой. В конце концов, если у американцев есть «особая миссия», почему ее не может быть у России?

 

(1) Грузинский вопрос не мешает нашим отношениям. - URL: http://www.gazeta.ru.

(2) Визит Ф. Гордона в Моску 25-26 октября. – URL: http://www.youtube.com.

(3) Помощник Госсекретаря США о новом подходе США к России. – URL: www.america.gov

(4) США выражают желание сотрудничать с Россией по ПРО. - http://www.inosmi.ru.

(5) Помощник Госсекретаря США о новом подходе США к России…

(6) Там же.

(7) США и ЕС стремятся к взаимодействию. – URL: www.america.gov.

(8) Соловьев В., Черненко Е. Силам НАТО отрезают пути к наступлению. – Коммерсант. – 27 окт. 2010.

(9) Гаврилов Ю., Юрьева Д. Перезагрузка. Вашингтон готов сотрудничать с Москвой в решении спорных вопросов. – Российская газета. – 9 февр. 2009.

(10) Бжезинский Зб. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). – М.: Межд. жизнь, 1998. – С. 77.

(11) Бжезинский Зб. Выбор. Глобальное господство или глобальное лидерство. – М.: Межд. жизнь, 2005. – С. 129.

(12) http://www.prime-tass.ru.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться