Германия – Россия: оценить шансы диалога

telegram
Более 50 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 90 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В появившейся недавно статье Лилии Шевцовой «Почему всё не так? О несостоявшейся любви Европы и России» автор с раздражением  писала, что  «Европа не смогла европеизировать Россию» и в итоге  «Россия оказалась самым драматическим провалом в европейской политике». С констатацией провала согласиться можно. Невозможно согласиться с другим – с катастрофической неспособностью понять, что  причиной такого провала были именно попытки Запада Россию «европеизировать», то есть добиться, чтобы она перестала быть Россией. Или вообще перестала быть.

Размышления о том, как отношения России и Европы могут строиться дальше, во многом замыкаются на проблему диалога Москвы и Берлина, России и Германии.

* * *

На сегодняшний день существуют два официальных формата, в которых организовано регулярное общение представителей России и Германии: Российско-германский форум и «Петербургский диалог». Оба они – наследие периода канцлерства Герхарда Шрёдера (1998-2005). В связи с украинским кризисом и общим охлаждением отношений между Западом и Россией оба формата были германской стороной заморожены. За период «замороженности» произошла смена сопредседателей двух форумов с немецкой стороны. «Петербургский диалог» теперь возглавляет член ХДС Рональд Пофалла, занявший место скончавшегося в декабре 2014 г. Андреаса Шоккенхофа. В 2009-2013 гг., то есть на протяжении всего периода существования второго кабинета Ангелы Меркель, Пофалла руководил Ведомством федерального канцлера. Пост считается очень важным и свидетельствует о близости к канцлеру – это её аппарат. Был смещён и Лотар де Мезьер, возглавлявший Российско-германский форум (примечательно: в 1990 году он возглавлял правительство ГДР, а Ангела  Меркель входила в круг его ближайших помощников, даже была его пресс-секретарём); при этом смещение де Мезьера сопровождалось упреками в его «излишней мягкости» по отношению к России. Место Лотара де Мезьера занял бывший премьер-министр федеральной земли Бранденбург, социал-демократ Матиас Платцек. Теперь в немецкой прессе за «излишнюю мягкость» в отношении русских достаётся уже ему. 

В Москве хотели бы понять, собираются ли немецкие партнеры, сменив  сопредседателей  двух форумов, принципиально менять содержание и цели этих структур диалога? И если да, то в каком направлении? 

Из некоторых  высказываний можно заключить, что немцы в свойственной им манере не хотят «хлопать дверью»: на протяжении целого года повторялось, что Германия намерена «держать открытой дверь для диалога с Россией». Однако эту общую формулировку можно понимать по-разному. Та же Шевцова, например, внушает, что «аннексия Крыма» превратила Германию из политического карлика в «державу, которая при беззубом Брюсселе способна стать гарантом нового европейского единства». Такие двусмысленные реверансы не только не создают предпосылок для выхода германо-российского диалога на новый этап, но и затемняют одно очень важное обстоятельство, о котором немцам не мешало бы помнить: чудесное превращение «политического карлика» началось с объединения Германии, которому немало содействовала Россия, тогда ещё советская.  

Сегодня в Германии не редкими стали публикации, авторы которых предлагают в новых условиях повторить успех Запада, одержавшего победу в холодной войне.  Не думаю, что настроения в политических и предпринимательских кругах Германии определяются этими журналистскими опусами.  Что касается людей практики, они как в России, так и в Германии определённо ощущают потребность наладить отношения. В любом случае отрадно, что немецкая сторона отказалась от «замораживания» диалога и формально известила Москву о своей заинтересованности в его продолжении. 

Накануне открытия «Петербургского диалога», проходившего в Потсдаме 22-24 октября, Рональд Пофалла в интервью Handelsblatt заявил: «Мы хотим… на сложнейшей за последние 25 лет фазе германо-российских отношений снова говорить друг с другом». Такое желание можно только приветствовать. Заседание Российско-германского форума состоялось еще раньше, в сентябре. Правда, немецкие партнеры понизили статус обоих мероприятий. Если ранее «Петербургский диалог» проходил одновременно с межправительственными консультациями, теперь этого нет. Главы государств не открывают заседаний, хотя Ангела Меркель направила участникам «Петербургского диалога» приветственный адрес, где говорилось о заинтересованности немецкой стороны в «надежном партнерстве» с Россией. Авторитетная Frankfurter Allgemeine Zeitung  23 октября поместила статью «Меркель за диалог с Россией».   Были и другие публикации аналогичной направленности, авторами которых выступили влиятельные немецкие политики В. Ишингер (глава Мюнхенской конференции по безопасности), Г. Эрлер (координатор связей с Россией в правительстве), Ф.-Й. Юнг (бывший министр обороны). 

В теме последнего «Петербургского диалога», как она была сформулирована немецкой стороной («Модернизация как шанс для общего европейского дома»), можно усмотреть намёк на  «Парижскую хартию для новой Европы», принятую ещё в 1990 году, во времена «лучшего немца» Горбачёва. Думается, однако, что новой эпохе (кто рискнёт поспорить с тем, что 2014 год положил начало новой эпохе международных отношений?) нужны новые идеи и новые решения.

В последний день «Петербургского диалога» в Москве было объявлено о создании новой структуры – Российско-германской бизнес-платформы. Инициаторами выступили Российско-Германская внешнеторговая палата, Восточный комитет германской экономики, Российский союз промышленников и предпринимателей и Общероссийская общественная организация «Деловая Россия». В пресс-релизе организаторов с немецкой стороны говорилось, что немецкий бизнес не намерен «уступать российский рынок Китаю или каким-то другим странам», а заинтересован в том, чтобы российские власти создали условия, способствующие выполнению немецкими предпринимателями требований, связанных с импортозамещением. Тут есть что обсуждать.

А что касается упоминания о Китае или, шире, об «азиатской альтернативе» отношениям России с Европой, то в последнее время это стало рефреном многих выступлений. Дескать, как Россия себя видит - считает ли себя частью Европы или евразийского пространства? Сталкиваясь с этой тощей метафизикой, хочется спросить в ответ: а что сама Европа? Считает ли она себя, как Россия, самостоятельной цивилизацией или видит себя лишь «старосветской» частью «трансатлантического пространства»? 

И зачем вообще нужны призывы Рональда Пофалла к «перезагрузке» германо-российских отношений, если они следуют в одном ряду с его заявлениями о том, что Евросоюз продлит  действие санкций против России, даже если Москва будет сотрудничать с Европой и США в вопросах урегулирования конфликта в Сирии?  «Одно с другим никак не связано», — полагает Пофалла. Это ошибка. В политике всё связано (если, конечно, политика осмысленная). Ведь Москва не откажется от своих интересов на Украине и в целом на постсоветском пространстве, даже если Европа и США откликнутся на её многократные приглашения к сотрудничеству в борьбе с терроризмом.