Могла ли Сербия выстоять в отражении агрессии НАТО?

Могла ли Сербия выстоять в отражении агрессии НАТО?

Уроки драматических событий на Балканах как никогда актуальны и сегодня

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

«Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните - с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину.

Запад - цепная бешеная собака, вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же»

Из последнего интервью Слободана Милошевича

События конца прошлого века на территории бывшей Югославии для всё большего количества людей даже в нашей стране являют собой дела давно минувших дней и не представляют для них интереса. Слишком велик оказался поток изменений и потрясений, случившихся с тех пор. История вооруженной агрессии НАТО против суверенной СРЮ (Союзная Республика Югославия), досконально описана в многочисленных беллетристских статьях и научных исследованиях. Казалось бы, все тут ясно и понятно, и любой современник – будь то обыватель или специалист – на вынесенный в заголовок вопрос без колебаний даст отрицательный ответ. Мол, шансов не было и вообще: чему быть, того не миновать.

Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но давайте все-таки попытаемся еще раз внимательно взглянуть на ход тогдашних событий с учетом фактов. Планирование военной операции Запад начал в июне 1998 года. Главными ее целями являлись превращение сербского края Косово в самостоятельное государство, ликвидация СРЮ с последующим ее расчленением и сменой руководства Сербии и Черногории с переориентацией на Запад.  О том, что важнейшей целью являлось обнуление влияния РФ на Балканах, в документах НАТО не говорилось – это подразумевалось априори.

Формальным поводом для агрессии явилось неисполнение требования НАТО «вывести сербские войска из автономной области Косово и Метохия».  24 марта 1999 года без санкции СБ ООН началась операция, получившая название «Союзная сила». Убежденность сторонников идеи о фатальной неизбежности капитуляции СРЮ основана на том, что НАТО задействовала огромное количество ударной авиации, которая многократно превышала боевой состав ВВС СРЮ и не оставляло им шансов. 

Бомбардировки Белграда

Действительно, армада в почти 1200 боевых самолетов впечатляет. Помимо ударной авиации из 14 стран НАТО на 59 базах, были задействованы даже палубные с трех атомных авианосцев ВМС США в Средиземноморье. Не упустили возможности «врезать этим славянам» даже Турция и Португалия: первая предоставила 4 самолета, а Лиссабон выделил три. СРЮ противопоставить было особо нечего – из-за экономических санкций и эмбарго на поставки вооружений не хватало запчастей и горючего, у большинства самолётов истекли ресурсы. ПВО располагали комплексами «Куб» и С-125 советского производства 1970-х годов, которые также были не в состоянии отразить массированный воздушный удар.

Бомбардировки продолжались 78 суток, в течение которых авиация НАТО совершила 35 219 вылетов, было применено более 23 000 авиабомб и свыше 300 крылатых ракет. Удары наносились не только по военным объектам, но транспортной инфраструктуре, промышленным предприятиям, даже жилым кварталам, в том числе с применением кассетных боеприпасов.  Были уничтожены или повреждены 89 фабрик и заводов, 120 объектов энергетики, 14 аэродромов, 82 моста, 48 больниц и госпиталей, 118 радио- и ТВ-ретрансляторов, 70 школ и 18 детских садов, 35 церквей и 29 монастырей.

По информации властей СРЮ, с 24 марта по 10 июня 1999 г. число погибших гражданских лиц составило свыше 1 700 человек, в том числе почти 400 детей, примерно 10 тыс. получили ранения. Спецпредставитель ООН по правам человека в бывшей Югославии Иржи Динстбир признал, что операция НАТО привела к большему числу жертв среди мирного населения, чем сам косовский конфликт, ради разрешения которого она якобы была предпринята.

Протест против оккупации

Несмотря на понесенный ущерб, страна не была сломлена. Народ демонстрировал сплоченность и самоотверженность (достаточно вспомнить «живые щиты» для защиты мостов в Белграде), а армия сохранила боеспособность (за исключением ВВС). Планировщики НАТО были уверены, что ударов с воздуха будет достаточно, а потому даже не рассматривали сухопутные действия. Лишь в ходе боевых действий они приступили к разработке плана наземного вторжения – операция получила название B-minus с вводом войск в сентябре 1999 года. В штабах понимали, что, помимо проблем тылового обеспечения наземных сил, ведение боевых действий в условиях неблагоприятной местности означало неизбежность больших потерь, что сделало бы операцию непопулярной в Конгрессе США и среди других членов НАТО и в конечном счёте могло привести к расколу среди членов альянса.

Основу ударных сухопутных сил НАТО должна была составить группировка ВС США под управлением штаба 1-й бронетанковой дивизии. Пентагон приступил к срочному наращиванию войск в регионе: в бывших социалистических республиках СФРЮ Босния и Герцеговина численность войск блока была значительно увеличена и достигла 8000 и почти 50000 соответственно. В Албании были сконцентрированы 12500 военнослужащих, у которых имелось тяжелое вооружение.

К марту 1999 года армия Югославии насчитывала около 140 000 солдат и офицеров, на вооружении сухопутных войск находились 1275 танков, 825 БТР и БМП и 1400 артиллерийских систем. Непосредственно на территории Косова и Метохии - около 22 000 человек Приштинского корпуса 3-й армии, а также 18 000 сотрудников югославского МВД и некоторое количество местных сербских ополченцев и даже добровольцы из РФ. В крае действовали четыре моторизованные, по три танковых и пехотных бригад, две механизированные и две бригады центрального подчинения: 63-я парашютно-десантная и 72-я специального назначения. Эти силы вполне могли обеспечить агрессору «неприемлемые потери».

В начале марта югославские силы начали наступление и к началу апреля смогли захватить большинство позиций АОК в Косове. Они вынудили боевиков уйти в горные и лесные районы края, откуда те перешли к партизанской войне при поддержке авиации НАТО. После войны в СРЮ были объявлены потери в 1 002 защитника страны, в том числе 324 сотрудника МВД. Большинство погибло в боях с албанскими боевиками. Непосредственно от действий авиации НАТО погибли 249 военнослужащих и 22 сотрудника МВД.

Пентагон заявлял об уничтожении 120 югославских танков, 220 прочих бронемашин и 450 артиллерийских орудий. Однако эта статистика расходится даже с данными НАТО, а специальная комиссия (Allied Force Munitions Assessment Team), направленная в Косово в 2000 году, обнаружила там следующую уничтоженную югославскую технику: 14 танков, 18 бронетранспортеров и 20 артиллерийских орудий и миномётов.

В НАТО крайне гордились тем, что за весь период «бесконтактной» воздушной операции безвозвратные потери среди 60 тыс. задействованных военнослужащих составили всего два человека (экипаж американского вертолёта AH-64, разбившегося в ходе тренировочного вылета в Албании). Кстати, от использования вертолетных десантов на территории самой СРЮ в альянсе отказались с самого начала боевых действий, что тоже говорит о многом. Даже к концу мая в НАТО не предполагали быстрой сдачи югославского руководства. Однако 3 июня это произошло и, как писал позднее британский военный историк Джон Киган (John Keegan),  «теперь на календаре можно отметить новый переломный момент: 3 июня 1999 года, когда капитуляция президента Милошевича доказала, что война может быть выиграна одной только воздушной мощью».

Историк упустил крайне важный момент – что именно заставило Белград принять такое решение?

12 апреля 1999 года парламент СРЮ проголосовал за присоединение республики к союзу России и Белоруссии. Госдума РФ на экстренном заседании поддержала своих сербских коллег и рекомендовала президенту Б. Ельцину и правительству незамедлительно начать подготовку к реализации. Однако глава России этот процесс заблокировал, как отказал в просьбе СРЮ поставить им ЗРС С-300. Напротив, Ельцин позвонил Б. Клинтону и заверил его, что беспокоиться не о чем.

Ельцин и Клинтон

14 апреля  Ельцин назначил В. Черномырдина своим специальным представителем по Югославии. По свидетельству тех, кто знаком с деталями его встречи с президентом С. Милошевичем, «сложилось впечатление, что Черномырдин представлял не РФ, а НАТО. Его разговор изобиловал недипломатическими выражениями и сводился к требованию немедленно капитулировать». Белград получил сильнейший удар оттуда, на чью помощь и поддержку сербы рассчитывали и надеялись.

Мне могут возразить: а как же знаменитый «разворот над Атлантикой»? Если коротко, то Е. Примакову не оставили выбора. Конечно, будь главой делегации, к примеру, сопредседатель комиссии Гор-Черномырдин, полёт был бы продолжен – ведь целью визита было получение кредита МВФ на сумму пять млрд. Вице-президент США Ал Гор позвонил Примакову, когда его самолёт находился в воздушном пространстве Канады, то есть уже недалеко.  Сообщение, что войска НАТО ударили по Югославии, означало одно – России прямо указали, что мнение Москвы никого не интересует и ее позиции в мире отошли на второй план. Примаков с этим не согласился и вскоре лишился поста премьер-министра, на котором проработал всего полгода. Конечно, сам факт разворота не явился главной причиной отставки, но то, что он сыграл в этом роль, – несомненно.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
В Румынии появится самая крупная база НАТО в Европе В Румынии появится самая крупная база НАТО в Европе
Страны Веймарского треугольника готовятся к войне с Россией Страны Веймарского треугольника готовятся к войне с Россией

9 июня 1999 года было подписано Кумановское соглашение, которым сербской армии и МВД был дан срок 11 суток, чтобы уйти из Косово и Метохии. Вместо них пришли «миротворческие» подразделения КФОР (в основном из стран-членов НАТО) и боевики АОК. Ликованию бандитов не было предела – они получили карт-бланш на продолжение своей криминальной активности и террористической деятельности при покровительстве Запада. Только в период с 20 июня 1999 по 27 февраля 2000 г. в Косово нападениям подверглись 4354 местных жителя (из них 4121 – сербы). 811 сербов были убиты, 821 – пропали без вести. Пострадали также цыгане, турки и даже албанцы, настроенные по отношению к сербам «недостаточно жестко».

Бросок на Слатину

10 июня в СБ ООН была принята унизительная для СРЮ резолюция № 1244, и уже в ночь с 11 на 12 июня состоялся бросок российских десантников на Приштину. Примечательно, что еще в конце мая группа в составе 18 бойцов ГРУ ГШ ВС РФ проникла на территорию аэропорта Слатина, установила контроль и удержала до подхода десантного батальона полковника С. Павлова. Это была блестяще спланированная и проведенная операция: совершив 600-километровый марш, наши десантники опередили войска НАТО буквально на час-полтора и не допустили высадки британского вертолетного десанта. Показательно, что Б. Ельцин узнал об операции постфактум, и такая скрытность была оправданна – прозападное окружение президента России оказалось в полном неведении, не успев представить ему ситуацию в нужном для себя свете и сорвать бросок десантного батальона.

18 июня министры обороны РФ и США подписали в Хельсинки «согласованные пункты российского участия в силах КФОР», было принято решение о направлении в Косово воинского контингента ВС РФ численностью 3616 человек. На самом деле российская миротворческая бригада лишь формально вошла в силы КФОР. Без права захода на территорию края. Не уверен, что история этой бригады известна всем, а это очень поучительная и показательная история.

15 декабря 1995 года СБ ООН принял резолюцию № 1031, предусматривающую создание сил по выполнению мирного соглашения в Республике Босния и Герцеговина. Было принято решение, и на участие российского воинского контингента в том же году была сформирована отдельная миротворческая бригада из числа военнослужащих ВДВ. Россия претендовала на отдельный сектор, но ей в этом было отказано. Когда бригада прибыла в БиГ в 1996 году, ее включили в состав многонациональной дивизии «Север» под руководством НАТО. В основе – американская 1-я бронетанковая дивизия, также были представлены части и подразделения ВС Польши, Турции, Дании, Норвегии, Литвы, Латвии, Финляндии и Швеции. 21 декабря 1995 г. командование НАТО выпустило «оперативную директиву отдельной российской бригаде на операцию Joint Endeavor». Единственной уступкой стало предоставление РФ возможности разместить свою бригаду на территории Сербской Краины со штабом в небольшом шахтерском городке Углевик.

Тремя годами ранее, 30 мая 1992 года, СБ ООН принял резолюцию 757 о введении санкций против СРЮ в связи с действиями её вооруженных сил на территории Боснии и Герцеговины. Были введены полная экономическая блокада и разрыв всех научных, культурных и спортивных связей. В отличие от воздержавшегося Китая,  Россия резолюцию поддержала. Таким же образом Россия поступила в 1993-м, когда решался вопрос о Гаагском трибунале: мы могли бы одним словом прекратить существование Международного трибунала по бывшей Югославии. Но этого сделано не было, и Гаагский трибунал превратился в политическое судилище, где 90% осуждённых составили сербы. И уже не такой невероятной кажется одна из задач, поставленных перед российской бригадой ВДВ в 1996-м – «обеспечить безопасность работы группы Международного трибунала по бывшей Югославии при обнаружении мест массовых захоронений и розыске военных преступников».

В апреле 2003 года начальник ГШ ВС РФ генерал армии А. Квашнин скажет: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год». Вскоре бригада покинет БиГ, так как ее миссию признают в Москве бесперспективной.

Много лет спустя один из офицеров-десантников миротворческого контингента поделился: «Мы никогда не забудем, как встречали нас сербы. Так во Вторую мировую русских встречала освобожденная от фашистов Европа. Недавно прочитал комментарий в соцсети: «Мы тогда утерли нос НАТО. Они реально испугались, но нас предали... Свои же предали. Военных предали, сербов… И поэтому нас не уважают…» Обидно и горько, но это не наша вина. Мы сделали все, что могли. А за державу все равно обидно, очень. До сих пор...»

Заглавное фото: telegraf.tv