Смена караула в Центробанке Китая

Проект цифрового юаня пробуксовывает

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Вчера ведущие мировые СМИ сообщили «горячую» новость из Китая: сняты с должностей министр иностранных дел Китайской Народной Республики Цинь Ган и управляющий Народным банком Китая (НБК) И Ган.  О решении было объявлено в ходе заседания постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 25 июля.  Новым министром иностранных дел КНР стал Ван И. На пост управляющего НБК назначен Пань Гуншэн (Pan Gongsheng).

Официальные СМИ пока от каких-то серьезных комментариев по поводу указанных кадровых решений воздерживаются. В социальных сетях реакция очень оживленная, озвучиваются разные версии кадровых перестановок.

Попробую сделать собственные, весьма предварительные комментарии по поводу смены караула в Центробанке Китая.  До последнего времени Пань Гуншэн был одним из заместителей управляющего НБК. Смена караула в Центробанке ожидалась, но кто из замов может стать управляющим, было непонятно даже в июне нынешнего года.  

Неопределённость исчезла 1 июля этого года, когда было озвучено решение о назначении Пань Гуншэна на должность партийного секретаря в Народном банке Китая (ранее этот пост занимал Го Шуцин). Это самая влиятельная в НБК позиция после должности управляющего. Впрочем, некоторые китаеведы считают, что де-факто партийный секретарь – даже первое лицо в Центробанке.  Де-факто Пань Гуншэн в июле уже исполнял обязанности главы НБК. Он, в частности, встречался с руководителями центробанков Японии и Южной Кореи, а также с министром финансов США Джанет Йеллен в ходе ее недавнего визита в Пекин.

Решение о назначении Пань Гуншэна на должность партийного секретаря ЦБ было принято буквально за неделю до 60-летнего юбилея чиновника (дата его рождения – 8 июля 1963 года).  Напомню, что в Китае правилом считается назначение человека на должность (особенно в случае должностного повышения) в возрасте до 60 лет. Кстати, предыдущий руководитель ЦБ И Ган был назначен на должность управляющего НБК в марте 2018 году – почти в день его шестидесятилетия.

Кстати, в марте нынешнего года И Гану уже стукнуло 65. Это возраст, в котором чиновников (даже высокопоставленных) принято отправлять на пенсию. И Ган помимо должности главы НБК занимал также пост заместителя секретаря партийного комитета ЦБ. Судя по всему, партийную должность И Ган также оставит.

Так что дата смены караула была рассчитана достаточно точно. Решение о назначении Пань Гуншэна управляющим НБК было принято, когда чиновника ещё продолжали поздравлять с шестидесятилетним юбилеем.  25 июля Пань Гуншэн как управляющий НБК принёс публичную присягу на верность Конституции в Доме народных представителей в Пекине.

Если компартия Китая не поменяет своих правил, то Пань Гуншэн может находиться у руля китайского ЦБ до июля 2028 года. Административные возможности Пань Гуншэна даже больше, чем у его предшественника, поскольку новый управляющий сохраняет за собой должность партийного секретаря НБК. Наблюдатели отмечают усиление принципа единоначалия в китайском Центробанке.

Сейчас эксперты и аналитики вчитываются в детали биографии нового руководителя китайского Центробанка.  В 1997–1998 годах Пань Гуншен работал исследователем в Кембриджском университете (защитил там докторскую диссертацию), был старшим научным сотрудником в Гарварде, стажировался в Standard Chartered.  Был топ-менеджером в китайских госбанках, в том числе, Industrial and Commercial Bank of China и Agricultural Bank of China Ltd.

В НБК Пань Гуншен начал работать 11 лет назад, с 2012 года, начав карьеру сразу же с должности заместителя управляющего. В Центробанке он отвечал за взаимодействие со СМИ, западными финансистами и регуляторами. С 2016 года  возглавлял Государственное управление валютного контроля (SAFE) КНР. Это орган государственного управления, подчинённый НБК. Он отвечает за управление золотовалютными резервами КНР, которые в настоящее время составляют 3,3 трлн долларов (по этому показателю Китай намного опережает следующие за ним страны; у Японии, занимающей второе место, - 1,27 трлн долл.).

Пока ведущие СМИ разных стран ограничиваются следующим общим комментарием: мол, партийно-государственное руководство Китая и лично товарищ Си Цзиньпин рассчитывают, что Пань Гуншен сумеет с помощью умелой денежно-кредитной политики преодолеть проблемы, накопившиеся в китайской экономике и ускорить ее развитие. В 2022 году ВВП Китая в годовом выражении увеличился на 3%. Если не брать в расчет 2020 год, когда в стране бушевала пандемия ковида, это были самые низкие темпы роста экономики страны с 1976 года.

Британская Financial Times еще в начале июля, когда стало известно о назначении Пань Гуншена на высший партийный пост в НБК, опубликовала статью «Western-trained banker in line to lead Chinas central bank»Банкир, прошедший обучение на Западе, возглавит центральный банк Китая»). В статье отмечается, что главной миссией Пань Гуншена в силу хорошего понимания китайским чиновником Запада должно стать сближение Китая и западных государств в сфере финансов. «Его назначение придаст рынку определенную уверенность (...) Среди всех возможных кандидатов, он человек, который лучше всего знает рынки — и которого рынки знают лучше всего», — заявил изданию «Форбс» Чен Лон, сооснователь пекинской исследовательской компании Plenum.

Ещё с момента назначения Пань Гуншена партийным секретарем НБК целый ряд изданий обратил внимание на то, что этот китайский чиновник является непримиримым противником частных криптовалют. Он выражал и продолжает выражать общую позицию китайского Центробанка по вопросу частных цифровых валют. В сентябре 2021 года НБК в совместном заявлении с девятью государственными ведомствами отнес операции с криптовалютами к незаконной финансовой деятельности. В феврале 2022 года Китай ужесточил уголовную ответственность за незаконное привлечение средств в цифровых активах. Еще в 2017 году Пань Гуншена высказывался о биткоине как о ненадежном финансовом инструменте: "Если вы будете сидеть у реки и наблюдать, однажды труп биткоина проплывет перед вами". Это высказывание вошло в список крылатых фраз противников криптовалют.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Вперёд, в смутное будущее! Кто и куда поведёт европейский корабль?
Мбаппе «пасует» Макрону Где спорт – там и политика: Мбаппе «пасует» Макрону

Неприязнь всего НБК и Пань Гуншена к частным цифровых валютам типа биткойна может быть объяснена достаточно просто: такие валюты мешают китайскому Центробанку продвигать свой цифровой юань. Все говорят, что Китай с его цифровым юанем сегодня «впереди планеты всей». Центробанки большинства стран мира уже работают по теме цифровой валюты ЦБ, но сильно отстают от НБК; последний подаётся как «маяк» для других. Уже в 2019 году начались пилотные испытания цифрового юаня. В 2022 году, как сообщил НБК, был запущен «масштабный тест». О возможной дате полной и окончательной легализации цифрового юаня НБК пока ничего не сообщает. Но у всех создается впечатление, что до финиша осталось несколько шагов.

В июле этого года НБК представил промежуточный отчет по проекту цифрового юаня (e-CNY). С его помощью осуществлено 950 миллионов транзакций. В результате были переведены суммы, эквивалентные почти на 250 миллиардов долларов.  Управляющий НБК И Ган незадолго до своей отставки сказал: «Вы можете видеть, что прямо сейчас баланс e-CNY составляет всего две десятых от 1% от M0 [показатель величины наличной денежной массы – В.К.], поэтому баланс очень мал, но с таким балансом (мы) поддерживаем большое количество транзакций, а это значит, что скорость выше и эффективнее». Вроде бы И Ган хотел подчеркнуть, что транзакции с помощью цифрового юаня осуществляются быстрее и эффективнее, чем с помощью традиционных видов денег, но одновременно он признал, что доля цифрового юаня в денежной массе составляет гомеопатическую величину. 

Некоторые эксперты прямо говорят, что несмотря на мощную пропагандистскую активность в пользу цифрового юаня (причем не только в Китае, но и во всем мире), проект e-CNY всё-таки пробуксовывает. И на нового руководителя НБК Пань Гуншена возлагаются больше надежды, что он сумеет ускорить движение проекта к финишу.