Дядя Сэм разучился делать оружие?

Дядя Сэм разучился делать оружие?

В американском ВПК нарастают проблемы, накопившиеся за годы «олигополической оптимизации»

telegram
Более 59 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 96 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Британский журнал The Economist опубликовал редакционную статью «Can America’s weapons-makers adapt to 21st-century warfare?» (Смогут ли американские производители оружия адаптироваться к условиям войны XXI века?).

Ответ на вопрос даётся уже в подзаголовке: «Вооружение дяди Сэма уже не то, что было раньше». Однако прибыли малочисленной группы основных подрядчиков, работающих напрямую с министерством обороны, остаются на недосягаемой для гражданских отраслей высоте, отмечает издание.

В последнем оборонном бюджете США предусмотрено $170 млрд на закупки и $145 млрд на НИОКР. Большая часть этих средств достанется шестёрке основных подрядчиков Пентагона (Lockheed Martin, Northrop Grumman, Raytheon, General Dynamics, Boeing и BAE Systems). Все остальные являются субподрядчиками. Отсутствие конкуренции на внутреннем рынке крайне плохо влияет на качество производимой продукции, ведёт к увеличению сроков её поставок и росту стоимости.

Деградация отрасли была, как ни странно, спущена сверху. «На встрече в 1993 году, которую прозвали "последним ужином", Уильям Перри, в то время заместитель министра обороны президента Билла Клинтона, заявил руководителям отрасли, что избыточные мощности больше не уместны и что необходима консолидация. Ряды крупных поставщиков поредели с более чем 50 (в Америке 1950-х годов) до шести. Число поставщиков спутников сократилось с восьми до четырёх, самолетов – с восьми до трёх, тактических ракет – с тринадцати до трёх», – пишет The Economist. 

В период с 2000 по 2019 год оборонные подрядчики демонстрировали лучшие результаты, чем гражданские, по таким показателям, как доходность акций, доходность активов и доходность капитала. Совокупный доход акционеров, включая дивиденды таких компаний, как General Dynamics, Lockheed Martin и Northrop Grumman, вырос после начала военной операции России на Украине в феврале 2022 года и нападения ХАМАС на Израиль 7 октября.

«Этой "уютной" олигополии сегодня брошен вызов по двум фронтам. Один из них - технологический. Как показывают танковые сражения на украинских равнинах и на улицах Газы, "металл на земле" по-прежнему важен. Как и ракеты, артиллерийские снаряды и истребители. Но оба конфликта также показывают, что в современном бою всё большее значение приобретают более компактные и простые тактические аппараты, а также средства связи, датчики, программное обеспечение и данные. Вторая проблема заключается в стремлении Пентагона извлечь из военно-промышленного комплекса большую выгоду для себя», – отмечает The Economist. 

Всё это подрывает конкурентоспособность гигантов американской оборонки. Современные военные инновации, как, например, заявленный недавно Пентагоном проект «Репликатор», ставящий целью наладить массовое производство недорогих дронов, требует гибкого проектирования, к которому оборонные гиганты не готовы. 

В последние годы доходы лидеров американского ВПК растут медленнее, чем их расходы, но этим гигантам (и их инвесторам) нравится нынешняя ситуация, так как Пентагон компенсирует им возросшие расходы на НИОКР, а также добавляет 10-15% сверху. Такой подход «затраты плюс» (cost plus) избавляет оборонные компании от необходимости направлять большие объёмы собственных средств в рискованные проекты, что обеспечивает безопасность бизнеса, но снижает стимул к выполнению работ в срок и в рамках бюджета. «Проект по созданию истребителя F-35, на который за последние три года пришлось более четверти доходов Lockheed, начал реализовываться в 1990-х годах. Он запаздывает примерно на десять лет и обойдется американским налогоплательщикам в сумму до 2 триллионов долларов за весь срок службы самолета.

Отметим, что Пентагон ничуть не беспокоится неспособностью корпорации Lockheed Martin устранить многочисленные конструктивные дефекты F-35, уже ставшие притчей во языцех. Компания Lockheed Martin не устранила в машине 871 дефект, который был обнаружен ранее, сообщает Bloomberg. По данным агентства, ряд неисправностей относятся к «категории 1», что ставит под угрозу безопасность пилота. Тем не менее концерн продолжает изготавливать бракованные истребители, программа их производства поддерживается в Пентагоне, в конгрессе и Госдепе.

Сосредоточение военных заказов в руках ограниченного числа монополистов привело к тому, что за последние десятилетия съёжился человеческий и географический ареал американского ВПК. С 1979 года военно-промышленный сектор США потерял 7,1 миллиона человек, или 36 процентов рабочей силы отрасли. Более трёх четвертей стоимости основных контрактов Пентагона приходится на фирмы всего в 15 штатах

Проблемы в американской оборонке настолько серьезны, что Национальная оборонно-промышленная ассоциация США (NDIA) в докладе от 2 февраля 2022 года впервые за последние годы поставила неудовлетворительную оценку всему американскому ВПК. 

NDIA оценивает военно-промышленную базу США по восьми категориям, по каждой из которых выставляются оценки от 0 до 100. Оценка ниже 70 считается провалом. На данный момент общая оценка американской оборонной промышленности упала до 69.

Хуже всего обстоят дела в категории производственных мощностей и готовности компаний к быстрому росту. В 2019 году NDIA присвоила этой категории 80 баллов. В 2020 году оценка снизилась до 52 баллов, в начале 2021 года – до «критически недостаточных» 48 баллов, а по итогам 2021 года – до 20 баллов. 

В довершение всего воруют в Пентагоне так мощно, что даже сами не знают, сколько украли. Министерство обороны США провалило свой пятый в истории аудит, не сумев учесть более половины своих активов. После того как 1600 аудиторов проверили активы Пентагона на сумму 3,5 трлн долларов и обязательства на 3,7 трлн, аудиторы обнаружили, что министерство не может учесть около 61% своих активов. Главный контролер Пентагона Майк МакКорд заявил журналистам: «Я бы не сказал, что мы провалились. Процесс важен для нас, и он помогает нам становиться лучше. Это не заставляет нас выздоравливать так быстро, как мы хотим». 

Если исчезновение в серых схемах Пентагона почти восьми триллионов долларов названо выздоровлением и никто за это не наказан, то Америка, похоже, реально больна.

Неспособность американского ВПК адаптироваться к требованиям современности отмечает не только ротшильдовский The Economist, но и французский военный эксперт Рено Белле, который указывает, что ведущиеся исследования и разработки направлены не на рост военного потенциала, а скорее на то, чтобы «поддерживать существующую бизнес-модель оборонной промышленности».

Это тем более пагубно для пока ещё ведущей военной державы, что военный конфликт на Украине опроверг военную доктрину США. The Wall Street Journal пишет: «С появлением в воздухе вдоль линии фронта тысяч украинских и российских беспилотников изменилась сама природа конфликта. Дроны – лишь один из элементов перемен. Новые интегрированные системы управления сделали наведение на цель практически мгновенным… Среднее время от обнаружения цели до её поражения – не более 10 минут. Поэтому радовать противника “сюрпризами” стало очень сложно. Технологическая революция, вызванная украинским конфликтом, ставит под сомнение осуществимость некоторых базовых концепций американской военной доктрины»

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Владимир Путин и Мухаммед бен Заид Аль-Нахайян Визит Владимира Путина в арабские государства и меняющийся Ближний Восток
В процессе отгораживания от России сплелись некомпетентность и желание освоить большие бюджеты Спасет ли Финляндию новая линия Маннергейма?

Несмотря на щедрое государственное финансирование, в американском ВПК наблюдается, как мы писали, серьёзный дефицит квалифицированных кадров.

Исполнительный директор Raytheon Грег Хейс сообщил инвесторам, что компания оказалась в затруднительном положении, так как уволенные в начале года сотрудники не вернулись на работу: «75% рабочих должны были вернуться; в этот раз вернулись лишь 25%».

Ряд военных компаний (например, Northrop, выпускающая истребители F-35) начали принимать на работу менее квалифицированных сотрудников. Судостроительный гигант Huntington Ingalls Industries в условиях кадрового дефицита заставляет своих сотрудников работать сверхурочно. Финансовый директор Lockheed Martin Джей Малав назвал нехватку рабочей силы «постоянной проблемой». Точно так же затыкает кадровые дыры авиационный гигант Textron. По данным консалтинговой компании McKinsey, в аэрокосмическом и оборонном секторе остаются незаполненными 50 тысяч вакансий.

В заявлении Национальной ассоциации оборонной промышленности США (NDIA) говорится: «Компании-члены нашей ассоциации сообщают о постоянном разрыве между спросом и предложением на сварщиков, техников, электриков, ремонтников и других квалифицированных рабочих для удовлетворения производственных потребностей оборонно-промышленной базы».

Робкие попытки Пентагона уйти от скомпрометировавшей себя схемы финансирования «затраты плюс» привели к финансовым трудностям даже у такого монстра ВПК, как корпорация Boeing, пишет The Economist, отмечая, что неспособные приспособиться к требованиям современности гиганты американского ВПК «могут лишить Америку необходимой ей оборонной промышленности XXI века».

Однако, на наш взгляд, вряд ли кто-то пожалеет об этом, кроме самой Америки и ее сателлитов.

Оцените статью
5.0
telegram
Более 59 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 96 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться