Финансовый пир во время экономической чумы

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Сегодня реальный сектор экономики России переживает глубочайший спад. А в то же время финансовый сектор растёт быстрыми темпами, иногда - самыми высокими в мире. Эти «ножницы» в доходности виртуального и реального секторов экономики и составляют тот самый «бульдозер», который уничтожает в России даже вполне работоспособные заводы и фабрики.

Производство в реальном секторе экономики сокращается из-за сжатия платёжеспособного спроса, уменьшения реальной денежной массы, высоких кредитных ставок, прекращения кредитования, высоких тарифов на электроэнергию, газ и воду.

Нерентабельными оказались целые отрасли промышленности - металлургия, машиностроение, обработка древесины, производства строительных материалов, текстильное и швейное, кожи и обуви, целлюлозно-бумажное, химическое, резиновых и пластмассовых изделий.

Начавшись в финансовом секторе, нынешний кризис губит как раз не финансовые капиталы, а реальные производства, доходность в которых ниже доходности в сфере финансовых спекуляций. Тем самым углубляется фундаментальная причина кризиса, а именно – колоссальное перенакопление капитала, не соответствующее реально произведенным ценностям.

Во многих странах мира отмечаются аналогичные процессы. Там, где потребление превышало производство, повсеместно происходит дальнейшее падение реального сектора. Подтверждения тому приходят постоянно. В США, Европе, Японии на фоне растущих фондовых рынков банкротятся многие предприятия реального сектора. К примеру, в США один только обанкротившийся концерн GM закроет 11 заводов, распустит 40% дилерских центров и уволит 21 тыс. человек. Пострадают многие зарубежные партнёры GM.

Но то, что это – проблема не только России, успокаивает слабо. Отрасли реального сектора слишком сильно зависели от банковского кредитования. Теперь в тысячах ещё работающих предприятий идёт быстрый рост банковских долгов и просроченной задолженности по заработной плате. Накапливается критическая масса, которая в ближайшем будущем, возможно уже этой осенью, может уничтожить целые отрасли.

Правительство и Центральный банк России в предыдущие месяцы влили в финансовую систему триллионы рублей. Теперь же, борясь с неизбежной вследствие этого инфляцией, они ужесточают монетарную политику. И ужесточение условий кредитования, естественно, бьёт по реальному сектору. Хотя пока нарастание инфляции приостановилось, ценой этой приостановки стало сжатие платёжеспособного спроса и падение товарооборота.

В начале года, чтобы сдержать инфляцию, Центральный банк повысил рублёвые процентные ставки. Предприятиям средства достаются по 22-25%, а в некоторых случаях и по 30% годовых. Естественно, что в условиях кризиса такие кредиты непосильны для реального сектора.

Он же, «подсев» в последние годы на иглу кредитов, не в состоянии получить новые. В условиях резко упавшего спроса на продукцию и услуги многие компании не смогут вернуть в срок взятые до кризиса кредиты и окажутся перед перспективой банкротства. Выжить в условиях столь высоких процентных ставок могут лишь финансовые спекулянты, что, впрочем, они и демонстрируют.

***

Нынешняя ситуация радикально отличается от кризиса 1998 года. В частности, тем, что за последние полгода мы так и не увидели достаточно серьёзного развития импортозамещения – несмотря на почти двукратное уменьшение объёмов импорта и обвал рубля. Более того, как мы уже сказали, продолжается сужение реального производства и ухудшаются условия развития для производящих секторов экономики. Мы стали чуть меньше есть и покупать товаров, но не стали больше производить.

Напротив, производство сужается, как и инвестиции в основной капитал. Ухудшается положение на рынке труда, в транспортной сфере. Зато быстро растут финансовые рынки, которые в 1999 году вообще были в зачаточном состоянии.

Динамика первого этапа посткризисного восстановления реальных секторов экономики России за январь-май текущего года относительно аналогичного периода прошлого года, %


Конечно, есть и отдельные хорошие новости. Чуть улучшилась ситуация в сельском хозяйстве. В мае появились признаки стабилизации в отдельных секторах обрабатывающей промышленности. Население понемногу адаптируется к условиям кризиса. Возможно, помогло этому и принятие ряда мер таможенно-тарифного регулирования. Но все эти успехи незначительны, импортозамещение идёт вяло и никак не сможет компенсировать общего углубления спада в реальном секторе. А в сельском хозяйстве ситуация вообще крайне запущена. Даже при полном прекращении импорта продуктов наше село без тракторов, комбайнов, другой техники, удобрений лучше работать не сможет.

***

С февраля 2009 года в России началось постепенное и всё нарастающее восстановление финансового сектора и фондового рынка. Это выглядит, как финансовый пир во время экономической чумы. К июню фондовые индексы показали почти двукратный рост. Это – самые высокие темпы роста фондовых рынков в мире, что особенно шокирует на фоне стагнации в реальном секторе экономики. Огромные дивиденды в последнее время получают банки. В I квартале прибыль показывали почти 90% российских банков. Для них кризис – возможность на корню скупить российские предприятия.

Причина роста российских фондовых показателей – в притоке спекулятивных капиталов. В Россию приходят десятки миллиардов «горячих» долларов мировых финансовых спекулянтов. Заработать в Америке и Европе невозможно, и потому спекулянты идут на нестабильные рынки, вроде российского.

И российские банки, заработавшие на девальвации рубля, тоже тратят деньги на фондовом рынке – например, скупая «многообещающие» акции.

***

Хотя нынешний кризис пришел в экономику из финансовой сферы, реально слишком мало сделано для того, чтобы не допустить повторения финансовых кризисов. Сегодня состояние финансовых рынков по-прежнему подвержено большим колебаниям, и спровоцировать дальнейшее углубление кризиса может даже порция плохих новостей.

А плохих новостей можно ждать в любую минуту. Многие эксперты уверены, что новый кризис в ближайшем будущем неизбежен. Поводов для беспокойства – масса. Целые страны находятся в преддверии дефолта. Крах любой из них приведёт к новому обвалу финансовых рынков.

Что будет завтра, никто точно не знает. Мировая экономическая наука – и теоретики, и практики – сегодня в тупике. Для борьбы с кризисом уже были применены все наиболее действенные когда-то механизмы, а ситуация всё равно остается нестабильной. Более того, растущая в отрыве от реальности финансовая сфера создает всё новые риски.

Не суть важно, что денег в российской экономике стало больше. Главное, что сама экономика продолжает сжиматься. Нарастает потенциал невозвращенных долгов, который может остановить десятки тысяч новых заводов, фабрик, сельхозпредприятий. Россия так и не собралась, не начала работать, а напряженно замерла, пассивно ожидая развязки.

Российские чиновники и правительственные эксперты, имея в виду, прежде всего, временный рост финансовой системы и фондовых рынков, говорят о начале выздоровления экономики. Но, думается, радоваться рано.

Похоже, то, что мы называем кризисом, есть на самом деле - лишь его прелюдия. Пока же некий гигантский бульдозер просто ровняет место, на котором разыграется будущая трагедия.


Источник: сайт Движения «Отчизна»

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться