О пользе всего албанского...

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В четверг 8 октября произошло беспрецедентное событие для российско-албанских отношений - переживших удивительные метаморфозы в XX веке, а в веке XXI, казалось бы, перешедших в вялотекущую форму взаимного отсутствия реальных интересов. Премьер-министр Албании Сали Бериша вступил в открытую полемику с министром иностранных дел России – чего не было даже в самые острые моменты косовского кризиса. Причем албанский премьер обвинил Сергея Лаврова не только в приписывании ему «вещей, о которых он не говорил», но и в незнании албанского языка.

Поводом для взрыва ярости господина Бериши послужила жесткая оценка российским министром его заявлений, сделанных во время завершившегося 7 октября двухдневного визита в соседнее Косово. Глава албанского кабинета – в сентябре переизбранный на этот пост по итогам парламентских выборов, честность и прозрачность которых по традиции вызвала очень большие сомнения – обнародовал свое видение будущих взаимоотношений не только Албании и Косово, но и других территорий с албанским населением. Эти заявления не оставляют сомнений в том, что президент Албании – государства-члена НАТО и потенциального кандидата на вступление в Европейский союз – окончательно сделал ставку на упразднение существующих балканских границ и создании на Балканах той самой «Великой Албании», о которой албанские националисты грезят со второй половины XIX века. Что характерно – его сделанные для местных и иностранных журналистов высказывания обильно цитировались западными агентствами, что делает абсурдными любые ссылки на трудности перевода с албанского на русский.

«Мы являемся двумя странами с одним в большинстве своем албанским населением», причем в Албании и Косово проживает «один неразделимый народ с точки зрения его духа и идентичности» - таков основополагающий тезис премьер-министра Албании. Он стал «творческим развитием» премьерского «Проекта национального единства», презентованного в середине августа в эфире косовского телевидения. Господин Бериша тогда заявил, что этот проект должен стать «путеводной звездой» для политиков Албании и Косово, и пообещал, что «премьер Косово Хашим Тачи и я будем работать над устранением препятствий, мешающих албанцам чувствовать свое единство на всей территории, на которой они проживают».

Нынешний визит главы албанского правительства в Приштину можно рассматривать как первый практический шаг на пути подобного «устранения препятствий» между Албанией и Косово. В частности, были подписаны соглашения о предоставлении в распоряжение косовских властей албанского морского порта Шенджин и модернизации связывающей Албанию и Косово железной дороги. «Порт Шенджин теперь является выходом к морю для Косово», - торжественно заявил после подписания документа Сали Бериша. Еще более амбициозным является проект сооружения современной автомобильной магистрали между Приштиной и албанским портом Дуррес. По словам Сали Бериши, все это позволит уже в ближайшее время «объединить экономические системы Албании и Косово». Он пообещал, что в ближайшие четыре года его кабинет будет и далее усиленно работать над реализацией инфраструктурных проектов, позволяющих «объединить экономические системы Албании и Косово, создать новые транспортные коммуникации, облегчающие перевозки товаров и экономическую миграцию населения».

Что и говорить - заявления более чем откровенные, тем более что они активно звучат уже на протяжении последних двух месяцев и потому не могли пройти мимо внимания российского МИДа. Глава российского внешнеполитического ведомства оказался готов к вопросу одного из журналистов на пресс-конференции по итогам его переговоров с сербским коллегой Вуком Еремичем по поводу заявлений Сали Бериши о том, что «пора объединять территории, на которых живут албанцы». «Нас сильно встревожило упомянутое Вами заявление премьер-министра Албании. Мы убеждены, что это заявление должно получить должную реакцию, прежде всего, со стороны Евросоюза, да и со стороны НАТО. Пока такой реакции мы не услышали. Надеюсь, что в отсутствие публичных заявлений из европейских столиц по этой теме необходимая работа с албанским руководством все-таки ведется» - таков был дословный ответ главы российской дипломатии, справедливость и достоверность которого вряд ли зависят от уровня знания албанского языка.

Однако главная опасность нынешних заявлений албанского премьера заключается в том, что он не просто высказывает свое мнение главы государства, а в точности следует великодержавной программе албанского национального движения в том виде, в каком она была сформулирована еще во второй половине XIX века. Идеологией албанского движения с самого начала стал «албанизм», понимаемый не в религиозном, а в чисто этническом смысле и означающий объединение в одно государственное образование всех балканских территорий, населенных албанцами, вне зависимости от присутствия там других этнических групп – которые подлежат выдавливанию, изгнанию или прямому физическому устранению.

Первым этапом на пути реализации великоалбанской программы стала деятельность всеалбанской Призренской лиги в 1878-1881 годов, собравшейся в городе Призрен на территории современного Косово. В сентябре 1878 года руководство Призренской лиги приняло программу, предусматривавшую объединение всех албанских земель в одно автономное государственно-политическое целое с ведением делопроизводства и образования на албанском языке и формированием албанской национальной армии. Вслед за этим было оглашено требование о создании в вышеуказанных целях единого албанского национального вилайета под формальным сюзеренитетом турецкого султана. Под лозунгом «единой Албании для всех албанцев» албанские вооруженные отряды вступали в столкновения с турецкими и черногорскими силами, пытавшимися воплотить в жизнь решения Берлинского конгресса 1878 года о территориальном переустройстве Балкан. А после того, как турецкие власти отказались удовлетворить наиболее радикальные требования албанских вожаков – последние в открытую заговорили о необходимости развернуть вооруженную борьбу за независимый статус великоалбанского государства. Что же касается великих держав, то они (на словах отрицая существование албанской нации) уже в ходе работы Берлинского конгресса 1878 года и непосредственно после его завершения начали использовать албанское движение и созданную Призренскую лигу в качестве одного из средств давления на Османскую империю и славянские государства Балканского полуострова, в связи с чем албанцы стали получать негласную международную поддержку.

Албанские антитурецкие вооруженные восстания 1910-1912 годов уже открыто проходили под знаменем албанизма. Идея создания на Балканах этнической чистой и максимально обширной Албании была окончательно реанимирована осенью 1912 года, когда войска балканских союзников во главе с Сербией освободили исконные славянские земли из-под власти турок. 18 ноября 1912 года лидеры албанского национального движения вручили дипломатическим представителям великих держав в Стамбуле так называемый «Призыв албанского народа». В нем выражалась твердая решимость албанцев бороться за то, чтобы «гарантировать албанскому народу его этническое и политическое существование». Под «гарантиями этнического существования» понималось создание и международное признание Албании в этнических границах. Спустя несколько дней в городе Влера была собрана Национальная ассамблея, которая 28 ноября 1912 года провозгласила создание единого независимого албанского государства на землях с албанским населением под флагом средневекового албанского героя Скандербега – черным двуглавым орлом на красном фоне. С тех пор этот флаг считают своим национальным символом не только жители самой Албании, но также албанцы Косово, Македонии, Черногории, Южной Сербии и Греции. Великие державы на Лондонском совещании послов великих держав 1912-1913 годов не признали акт о независимости, однако ряд из них (в первую очередь, Австро-Венгрия и Италия) попытались максимально расширить границы созданной ими автономной Албании за счет Сербии и Черногории как союзных России государств.

Так что Сали Бериша и Хашим Тачи сегодня все более активно реализуют программу, разработанную более века назад, и вновь не без оснований рассчитывают на поддержку западных держав. И чтобы понять это, не обязательно говорить на их родном языке – достаточно проследить историю самой албанской нации. А она за 130 лет проделала путь от неизвестности в европейских кругах к самому мобильному, динамично развивающемуся и организованному в военно-политическом и родо-племенном отношении этносу.


___________________

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты «Время новостей».

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться