США в Афганистане: погоня за призраком

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

30 лет назад, 27 декабря 1979 г., произошло событие, обернувшееся трагедией народов двух стран – Советского Союза и Афганистана. В тот день советские войска пересекли советско-афганскую государственную границу, имея целью, как утверждала официальная советская пропаганда, «помочь афганскому народу в отражении внешней вооруженной агрессии». В результате СССР оказался втянут в развернувшуюся в масштабах всей страны гражданскую войну в Афганистане. Через девять лет, в 1989 г., советские солдаты и офицеры вернулись на родину, а Афганистан без всякой паузы погрузился в пучину кровавой борьбы различных группировок моджахедов за власть. В 1994 г. им на смену пришли талибы – обученные ремеслу войны учащиеся многочисленных медресе и, нанеся поражения моджахедам, создали новое государство – Исламский Эмират Афганистан во главе с «мумин аль-муменином» («повелителем правоверных») муллой Омаром, отбросив страну в ее социально-экономическом развитии на несколько столетий назад.

Новые хозяева Афганистана превратили его в заповедник международного терроризма, приютив у себя террористическую организацию «Аль-Каида» во главе с Бен Ладеном. Последовавшее после теракта 11 сентября 2001 г. вторжение США в Афганистан привело к ликвидации режима талибов. Остатки их, а также Бен Ладен и его боевики бежали из Афганистана, получив убежище в соседнем Пакистане.

Вот уже восемь лет в стране не прекращаются боевые действия между талибами и войсками западной коалиции во главе с США. И что же в итоге? Основные цели американцев не достигнуты. Афганистан не знает ни мира, ни спокойствия. Экономика в разрухе. Процветают коррупция, наркобизнес, бытовой и политический бандитизм, произвол местных властей, значительную часть которых заполнили бывшие полевые командиры моджахедов, а ныне неподконтрольные Кабулу всевластные губернаторы, имеющие свои мини-армии. Многие из них связаны с наркобизнесом, а некоторые – и с талибами. Власть президента страны, как и прежде, не выходит за пределы Кабульской провинции. Наркобароны отстроили для себя в столице фешенебельный квартал, иностранные НПО и частные фирмы купаются в роскоши, поглощая значительную часть финансовой помощи Афганистану, а большинство населения прозябает в нищете.

Несмотря на небольшое сокращение в истекшем году объема произведенных наркотиков (на 6%), Афганистан продолжает оставаться главным и надежным поставщиком героина на мировой, в первую очередь российский, рынок. Он по-прежнему обеспечивает более 90% всего потребляемого в мире героина. В условиях опять же некоторого снижения мирового спроса на него и, соответственно, цен в стране складировано более 10 тысяч тонн опиума-сырца, эквивалентного 1 тысяче тонн героина. Наркобароны – владельцы этих запасов - терпеливо ожидают роста мировых цен на наркотики.

В настоящее время общую военно-политическую ситуацию в стране определяют преимущественно США. Отношения между двумя странами базируются на Договоре о стратегическом партнерстве, заключенном в мае 2005 г. Однако этот договор до сих пор не ратифицирован сторонами. В любом случае Кабул в ближайшие годы будет оставаться верным союзником Вашингтона, ибо США являются главным спонсором Афганистана.

США выступили также главным внешним игроком на президентских выборах в Афганистане в августе 2009 г.: они покрыли большую часть расходов на их проведение и обеспечили безопасность, выделив на эти цели 15 тыс. войск.

В поисках альтернативы Хамиду Карзаю, шедшему первым номером в списке претендентов на высший пост в стране, США накануне предвыборной кампании тестировали четырех других основных кандидатов в президенты на предмет их лояльности и политических возможностей, пригласив в Вашингтон, но в итоге не рискнули сделать ни на одного из них окончательную ставку. И теперь они вынуждены терпеть не оправдавшего их надежд Х.Карзая, одержавшего более чем сомнительную победу на выборах, завершившихся международным скандалом.

Нынче Барак Обама, в отличие от своего предшественника, уже не помышляет о проталкивании демократии западного типа в Афганистане - кампании, провалившейся уже через несколько лет пребывания США и НАТО в стране. Теперь ставятся более скромные задачи – обеспечить мирное развитие Афганистана в рамках доказавших свою живучесть национальных традиций и образа жизни.

Ненадежность Х.Карзая как партнера заставляет США вырабатывать новые принципы в своем взаимодействии с ним, ставить ему ряд жестких условий. Вашингтон прямо указывает афганскому президенту, что от успешности выполнения поставленных Западом перед ним задач, в частности очерченных Лондоном рубежей и разработанного Парижем плана по улучшению управления страной, будет зависеть объем американской и вообще западной помощи Афганистану. План содержит в числе прочих предложение «по созданию при правительстве государственного секретариата», в задачи которого будет входить контроль за выполнением взятых на себя властями обязательств.

Вашингтон уже принял в этом направлении практические меры: недавно в Кабул был направлен связанный с ЦРУ человек, близкий к Х.Карзаю, в качестве советника. Его задача – следить за тем, как афганский президент выполняет свои обязательства перед Вашингтоном. Речь в первую очередь идет о мерах по борьбе с коррупцией и улучшении системы государственного управления. Имя чиновника не называется, но с некоторой долей вероятности можно предполагать, что это Залмай Халильзад, работавший в 2002-2005 гг. послом США в Кабуле и имевший там прозвище «серый кардинал». В этих условиях Карзай в своем противодействии американскому нажиму будет, вероятно, манипулировать общественным мнением, стремясь оправдать свои ожидаемые в дальнейшей политике неудачи, и направлять его в нужное ему русло, в частности поднимать или снижать градус антиамериканских настроений среди населения.

После инаугурации президента Х.Карзая 18 ноября страна и ее западные партнеры замерли в ожидании первых шагов нового-старого президента. Весь декабрь был отмечен ажиотажем вокруг процесса формирования нового правительства. Поговаривают, что афганскому президенту его западные партнеры предложили список вероятных кандидатов на министерские посты, лояльных США, в частности из числа бывших эмигрантов. Кроме того, США дали понять президенту, что намерены тесно работать на индивидуальной основе с министрами, губернаторами и другими представителями власти. В первую очередь это касается вопросов предоставления финансовой помощи, а также контроля над ее распределением. В рамках такого решения, вероятно, будет создан международный аудиторский механизм, прямо не связанный с правительством.

Все это время американцы оказывали сильнейший нажим на Х.Карзая, побуждая его создать правительство из технократов, бывших ранее в эмиграции на Западе. Перед ним стояла трудная задача добиться приемлемого баланса между министрами - своими ставленниками, организовавшими ему победу на выборах и сейчас жаждущими получить обещанные посты в правительстве и в целом в структурах власти, и лояльными Вашингтону технократами.

И вот 19 декабря президент представил на утверждение парламенту кандидатов на посты министров в новом правительстве. В его составе 25 человек. 11 из них – это действующие министры, в том числе обороны, финансов и внутренних дел, 12 новых и один (министр иностранных дел) остается прежний в должности исполняющего обязанности. В новом правительстве нет ни одного представителя оппозиции и всего лишь одна женщина. Президент планирует создать еще одно министерство – по делам инвалидов. На своих постах остались некоторые видные в прошлом полевые командиры моджахедов, в том числе министр энергетики и водных ресурсов Исмаил-хан, бывший «эмир Герата». Два прежних министра – горных дел и по делам религии и хаджа - не попали в новый список, и в отношении них проводится расследование на предмет коррупции. В угоду Вашингтону Карзай рассматривает возможность назначить двух американских фаворитов – бывших министров внутренних дел Али Джалали и финансов Ашрафа Гани - своими советниками по безопасности и финансам соответственно, что даст им большее влияние на политику, нежели посты в кабинете министров.

США, до этого критиковавшие Х.Карзая за его связи с военно-племенными вождями, обвиняемыми в преступлениях, вдруг резко изменили позицию. Так, посол США в Афганистане генерал К.Айкенберри высказался в поддержку ряда министров, уже проявивших себя в качестве компетентных специалистов. А в целом Запад отнесся к новому кабинету без особого энтузиазма, но спокойно: дескать, могло быть и хуже.

В настоящее время важнейшим для американцев остается вопрос увеличения численности своих войск в Афганистане. Решение о наращивании американского военного присутствия стоило Б.Обаме двух изнурительных месяцев нескончаемых консультаций и массы нервов: за это время он провел девять совещаний с ведущими политиками и военными. Эта тема вызвала даже раскол в военно-политическом истеблишменте США. Несмотря на противоречивые суждения в Белом доме, Б.Обама решил направить в Афганистан дополнительно 30 тысяч войск. По его словам, цель этого шага – «перехватить инициативу» у талибов.

При этом ставится вопрос об ограничении времени пребывания американских войск в Афганистане, хотя в окружении Обамы категорически отвергают рассуждения о каких-либо определенных сроках вывода.

Реакция талибов на решение Белого дома была вполне предсказуемой: рост военного присутствия США ничего не изменит в ситуации в Афганистане. Талибы грозят расширением масштабов вооруженной борьбы против западных войск и предупреждают о грядущем увеличении потерь в рядах иностранных контингентов.

Непростое отношение к эскалации военного присутствия США складывается в Пакистане. Цель Запада, пишет один из западных обозревателей, - не превратить Пакистан в очередной Афганистан, поскольку это невозможно, а содействовать стабилизации и подталкивать пакистанцев к активной борьбе против боевиков. Безусловно, эти цели стратегически важны. Однако вопрос состоит в том, достижимы ли они и поможет ли этому наращивание американского военного присутствия в Афганистане. Среди населения Пакистана, особенно в Северо-Западной пограничной провинции, антиамериканизм сейчас сильнее, чем в 2006 г., тем более, чем в 2001 г. Есть опасность, что рост военного присутствия США еще больше усилит это отчуждение и лишь подольет масла в огонь экстремизма и связанного с ним терроризма. К тому же США не имеют надежной политической опоры в Пакистане: президент А.Зардари – слабая фигура, а пакистанская армия косо смотрит на американцев.

В самих США тоже нет единого мнения по вопросу об интервенции в Афганистане. Как выразился один американский журналист, «дополнительные силы выглядят внушительно в заголовках газет, а в горах они мгновенно сжимаются». Большинство аналитиков по обе стороны океана втайне считают, что, посылая новые части в Афганистан, США спасаются от провала. Создается впечатление, что Б.Обама пытается внушить себе: отказ усилить военную миссию в Афганистане неизбежно ослабит решимость Пакистана воевать против исламских экстремистов. У себя же, в США, отказ пойти навстречу требованиям генералов о наращивании военного присутствия создаст ему репутацию человека, проигравшего афганскую войну. Тем более что антивоенные настроения в Соединённых Штатах Америки быстро растут: сегодня 52% опрошенных американцев выступают за прекращение военного присутствия США в Афганистане. Об этом, кстати, прекрасно знают талибы, и это придает им дополнительную уверенность в своей конечной победе.

Вообще-то администрация США, судя по всему, и не ставит задачу полного разгрома афганских мятежников – это невозможно. Речь, вероятно, идет о том, чтобы ослабить их до такой степени, чтобы снять угрозу захвата ими власти в Кабуле и сократить их контроль над обширными территориями страны. И здесь одним из важнейших приоритетов станут предполагаемые переговоры с талибами.

Все чаще встает вопрос: с кем вести переговоры? В США уверены, что надо вести диалог с не запятнавшими себя преступлениями «умеренными» талибами, которые сложат оружие и признают нынешнюю конституцию. Президент Карзай, со своей стороны, приглашает лидера талибов муллу Омара к переговорам, обещая ему и его соратникам места в правительстве. При этом никто не знает, кто такие эти «умеренные». Даже если отбросить сомнительную терминологию, то следует признать: «умеренные», т.е., по всей вероятности, воюющие не по идеологическим соображениям, а в силу иных, чаще всего материальных причин, не определяют характер вооруженной борьбы против правительства и судьбу самого движения «Талибан». Разумеется, с ними будут работать, пытаясь оторвать их от непримиримого идейного ядра движения, используя все средства (прямой подкуп, помощь в ведении хозяйства, предоставление работы, возможности получить образование и т.д.). А политический диалог, скорее всего, пойдет с руководством мятежников с намерением не привести их к власти, а по возможности включить в политический процесс с вероятным предоставлением постов в государственном аппарате. А для этого их следует отколоть от «Аль-Каиды».

Принимая решение об увеличении численности своих войск, США и их союзники в ближайшее время начнут разрабатывать стратегию и план постепенной передачи военной ответственности афганской армии и другим силовым структурам. В частности, этим уже занимается командование британского воинского контингента в Афганистане. Надо полагать, такого рода передача станет длительным процессом, но она позволит постепенно сокращать военное присутствие НАТО в стране.

Уже есть некоторые признаки того, что Вашингтон наряду с военными усилиями начинает рассматривать политические, дипломатические и социально-экономические меры. Речь идет в первую очередь о содействии афганскому правительству в наиболее уязвимых сферах – в борьбе с коррупцией, наркотрафиком, улучшении системы государственного управления, соблюдения законов.

Можно допустить, что, применяя комплекс мер содействия Афганистану, а также оказывая поддержку пакистанской армии в подавлении инфраструктуры талибов и «Аль-Каиды» в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана, американцам и их союзникам, в конце концов, удастся переломить сложившуюся ситуацию. Но это будет долгий процесс, явно выходящий за рамки намечаемой новой афганской стратегией Б.Обамы сроков завершения афганской кампании.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться