Большая ядерная геополитическая игра по формуле «7+1» (II)

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Часть I


Какой бы могла быть позиция делегации России на международной конференции по ядерной безопасности

Если основываться на весьма скудной информации СМИ, можно предположить, что замыслом саммита 12-13 апреля предусматривается подготовка базы для определения рационального облика системы международного контроля (более действенного, чем осуществляемый в рамках МАГАТЭ) за объектами ядерной промышленности различных государств в интересах обеспечения ядерной безопасности на Земле, а также выработки мер по укреплению режима нераспространения ядерного оружия, пресечению незаконного оборота ядерных материалов, предотвращению распространения терроризма на ядерную сферу и запрещения (в том числе силовыми методами под эгидой таких организаций, как ООН или НАТО) ядерной деятельности, делающей возможным создание или приобретение ядерного оружия неядерными государствами.

Широкий спектр обсуждаемых вопросов объясняется спецификой физических процессов, сопровождающихся высвобождением в больших масштабах ядерной энергии, принципиальной сложностью задачи контролируемого использования этой энергии в интересах человечества и обусловливает необычный характер Вашингтонской конференции в верхах. Любые обсуждения в области использования ядерной энергии прямо или косвенно связаны с созданием ядерного оружия (ЯО) и затрагивают в той или иной мере вопросы обеспечения военной безопасности государств, которые вряд ли удастся вывести за рамки обсуждаемой проблематики.

Как следует из отрывочной информации СМИ и высказываний ведущих политических деятелей, целью саммита 12-13 апреля следует считать выработку общественного мнения о необходимости установления всеобщего действенного контроля в ядерной производственной сфере и подчинения его задачам обеспечения безопасности ядерной промышленности, нераспространения ядерного оружия и в конечном итоге недопущения использования ядерной энергии в военных целях.

Это непосредственно связано с тем, что в современном мире все большую значимость в обеспечении глобальной безопасности приобретают контроль над ядерным производством и ядерными вооружениями, снижение накопленного ядерного потенциала и недопущение распространения ядерного оружия.

В соответствии с информацией СМИ, повестка дня конференции может включать следующие вопросы:

1. Обеспечение безопасного развития ядерной энергетики вмире.

2. Укрепление авторитета Договора о нераспространенииядерного оружия (ДНЯО) и основанного на нем режима нераспространения.

3. Содействие контрольным функциям МАГАТЭ, создание нормальных предсказуемых условий для доступа неядерных стран к мирному атому.

4. Пресечение незаконного оборота ядерных материалов,предотвращение распространения террористической активности наядерную сферу.

5. Захоронение радиоактивных отходов.

Главная задача российской стороны на Вашингтонской конференции в верхах 12-13 апреля вырисовывается следующим образом: использование дискуссии в целях закрепления инициативной и весомой роли РФ в "восьмерке", отвечающей ее национальным интересам, а также опровержение усиленно формируемого за рубежом представления о том, что ядерная опасность может исходить преимущественно из России. Не менее важно не допустить, чтобы при обсуждении вопросов повестки дня и реализации выработанных на саммите рекомендаций возникла угроза снижения уровня военной безопасности России.

В связи с этим необходимо отметить следующие важные обстоятельства.

Обеспечение безопасного развития ядерной энергетики предполагает главным образом повышение техногенной ядерной безопасности гражданских энергетических установок. При безусловном одобрении общей направленности мероприятий в этой области следует также проанализировать возможные последствия реализации некоторых предложений с точки зрения военной безопасности РФ.

Западная сторона все чаще предлагает рассматривать экономический аспект проблемы обеспечения техногенной ядерной безопасности исключительно в направлении выполнения требований "осуществления необходимых политических реформ", а также преобразования атомной энергетики под контролем международных финансовых организаций в интересах развития "рыночно-ориентированного энергетического сектора". В этих условиях возможность получения Россией дополнительных ресурсов для решения приоритетных проблем ядерной безопасности в виде прямых инвестиций в ядерный комплекс вызывает сомнения. Не ясно также, каким образом при предлагаемом преобразовании ядерно- энергетического сектора может быть решена проблема периодической наработки трития, необходимого для обеспечения нормального функционирования ядерных боеприпасов.

Это свидетельствует о попытках поставить под контроль и управлять ядерным оружейным комплексом России. Подобные попытки под разными предлогами, в том числе под прикрытием ложного тезиса о большей действенности международной системы обеспечения безопасности по сравнению с национальной, предпринимались США и ранее (в том числе и при подготовке к саммиту 1995 г.). Отмеченное обстоятельство указывает на прямую связь обсуждаемого вопроса с проблемой обеспечения военной безопасности России.

Укрепление авторитета Договора о нераспространении ЯО и основанного на нем режима нераспространения по многим аспектам связано с обеспечением военной безопасности России. Наряду с поддержанием необходимого потенциала ядерного сдерживания и осуществлением контроля над ядерными вооружениями меры по созданию адекватных ядерных арсеналов и недопущению распространения ЯО являются мощным средством обеспечения стратегической стабильности в мире и укреплении международной безопасности.

Однако наша позиция по практическому решению этого вопроса отлична от позиции США, склоняющейся к тому, что "традиционная политика обеспечения нераспространения продемонстрировала свою несостоятельность". Исходя из того, что "политика, в основе которой лежал отказ от продажи ядерных материалов и технологий, рассматривается как недостаточная для того, чтобы справиться с масштабами угрозы со стороны потенциальных распространителей оружия", в США уже давно обсуждается концепция "контрраспространенческих" военных действий против стран, в отношении которых будут иметься подозрения о проведении неразрешенной ядерной деятельности. Эта концепция наряду с задействованием сил общего назначения в рамках концепции «глобального удара» даже допускает использование новых ЯБП сверхмалой мощности для разрушения объектов ядерной инфраструктуры. Разработки подобных ЯБП (так называемых "мини-ньюков") ведутся, что позволяет США сохранять научно- технический и производственный потенциал ядерного оружейного комплекса. Штольневый комплекс на Невадском полигоне подготовлен к отработке таких боеприпасов, проконтролировать факт их испытания другими странами практически невозможно.

В этой связи необходимо отметить следующее.

Большинство государств, подозреваемых в попытках приобретения ядерного оружия (страны "исламского мира", КНДР и др.), расположены вблизи границ России и имеют с ней традиционно хорошие отношения. Участие России в каких-либо "силовых" проектах не будет способствовать упрочению этих отношений и грозит опасностью вовлечения ее в противостояние "Север-Юг".

Таким образом, вопрос об укреплении режима нераспространения прямо связан с военной сферой и требует рассмотрения прежде всего с точки зрения обеспечения стратегической стабильности и военной безопасности России, а также недопущения возможных военных конфликтов по юго-восточному периметру ее границ. В условиях современной военно- стратегической ситуации и экономического положения для России, видимо, целесообразно с осторожностью подойти к предложениям, предусматривающим военное или экономическое "наказание" государств, в отношении которых будут выдвинуты обвинения в незаконной (для членов ДНЯО) или опасной ядерной деятельности. Очевидно, что упомянутые предложения американских политиков в силу геополитического положения России противоречат интересам ее национальной безопасности.

Необходимо также отметить стремление США под флагом укрепления режима нераспространения блокировать программы сотрудничества России в ядерной области с развивающимися странами, дающие значительную экспортную выручку, которая может обеспечить необходимые инвестиции в ядерный комплекс, в том числе и на повышение ядерной безопасности. В интересах России рассматривать обсуждаемый вопрос в увязке с урегулированием международного рынка ядерных технологий и услуг, включая установление справедливых квот на "экспорт - импорт", унификацию правил экспортно-импортных операций, таможенных досмотров и т.п.

Аналогичные соображения можно высказать и применительно к вопросу пресечения незаконного оборота ядерных материалов, предотвращения распространения террористической активности на ядерную сферу.

Предлагаемое США решение вопроса укрепления авторитета ДНЯО предполагает устранение "последствий" и практически не затрагивает причин и побудительных мотивов приобретения ЯО. В этой связи целесообразно было бы обсудить на конференции проблемы дальнейших сокращений ядерных вооружений, в первую очередь в плане присоединения к разоруженческому процессу Великобритании и Франции. Сюда же следует отнести и проблемы расширения НАТО "на Восток" с возможным размещением ядерного оружия и дестабилизирующих ударных систем сил общего назначения, имеющих контрсиловой потенциал, на территории присоединившихся к этому блоку государств. Принципиальным положением, которое Россия должна отстаивать в данном вопросе, является то, что любые сокращения ее вооружений, в том числе и ядерных, будут осуществляться только на основе сопоставления общего баланса сил.

При выработке мер по содействию контрольным функциям МАГАТЭ следует иметь в виду, что основные проблемы действующей в России системы контроля в ядерной сфере связываются с:

отсутствием единой государственной политики в этой области, связанной с координацией усилий различных ведомств;

несовершенством законодательной и нормативно- технической базы;

необходимостью обеспечения развития средств, форм и методов контроля, опережающих развитие переговорного процесса сокращения и нераспространения ЯО и повышения транспарентности политики в ядерной области.

В этой связи необходимо отметить следующее.

Сопоставимые по решаемым задачам и техническим возможностям системы национального контроля действуют в других основных странах. На международном уровне формы и методы контроля регламентируются уставом МАГАТЭ (в отношении ядерной деятельности на заявленных государствами объектах), а также рядом двух- и многосторонних договоров, соглашений и уставами некоторых международных организаций и органов ООН.

При этом для России необходимо поддерживать инициативу заключения договора о передаче под контроль материалов, пригодных для изготовления ядерного оружия, но признанных избыточными для использования в целях укрепления национальной безопасности.

На международном уровне может быть предложено:

создание глобальной системы контроля выполнения Договора о всеобщем и полном запрещении ядерных испытаний;

создание безъядерной зоны в Европе (аналогично Договору о запрещении ЯО в Латинской Америке от 14.12.1967), охватывающей территории неядерных стран;

разработка единой системы таможенного контроля за экспортом и импортом ядерных материалов.

Запад может выступить с инициативами, имеющими цель поставить под контроль ядерный оружейный комплекс России (обмен детальной информацией о ядерных арсеналах и производственных мощностях ядерных оружейных предприятий с введением инспекционных методов контроля, поставка оборудования, программных средств и т.д.) и не допустить расширения роли России на международном рынке ядерных материалов и технологий.

Традиционно контрольные функции МАГАТЭ распространяются на гражданские ядерные объекты. Однако установить четкое разграничение между гражданским и военным секторами ядерного комплекса практически невозможно. При включении российских ядерных объектов в сферу деятельности МАГАТЭ контроль неизбежно затронет и ядерный оружейный комплекс. Это может привести к раскрытию информации о передовых технологиях в ядерной сфере и основных характеристиках ядерного арсенала, что затрагивает как военную, так и экономическую безопасность России. При обсуждении данной проблемы необходимо руководствоваться принципом, что национальная (государственная) система обеспечения ядерной безопасности надежнее и эффективнее международной. Последняя неизбежно сталкивается с проблемами разумного и юридически закрепленного распределения ответственности, а также необязательности выполнения соответствующих требований из- за отсутствия прямого административного подчинения и в этой связи может играть лишь вспомогательную роль - вырабатывать предложения, имеющие статус рекомендаций, информировать общественность и т.д.

По вопросу захоронения радиоактивных отходов необходимо отметить, что Россия занимает передовое место в мире по практике мирного применения ядерных взрывов. Российская делегация могла бы предложить разработать международную программу использования ядерных взрывов в интересах эффективного и экономичного захоронения радиоактивных отходов ядерной энергетики и токсичных химических отходов.

Кроме того, ядерные взрывные технологии могли бы найти мирное применение и в других областях:

для сейсмического зондирования Земли с целью определения перспективных мест разработки полезных ископаемых,

исследования геологического строения земной коры, геологии дна морей и океанов;

для исследования перспективных проблем современной физики высоких энергий.

Юридической основой для выхода России с инициативой по мирному использованию ядерных взрывных технологий может стать Договор о нераспространении ЯО, в качестве одного из принципов которого записано: "... блага мирного применения ядерных технологий, включая любые технологические продукты, которые могли бы быть получены государствами, обладающими ядерным оружием, от развития ядерных взрывных устройств, должны быть доступны для мирных целей всем государствам - участникам Договора, как обладающим, так и не обладающим ядерным оружием". Использование мирных ядерных взрывных технологий потребует создания системы международного контроля, которая исключила бы использование этих взрывов для совершенствования ЯО и его распространения.

Очевидно, что развертывание таких работ в интересах всего человечества потребует создания соответствующего международного органа. Целесообразно предложить на первом этапе создать специальный отдел в МАГАТЭ по мирному использованию ядерных взрывных технологий.

В связи с изложенным подготовка международного форума должна была бы быть спланирована так, чтобы, выполняя главную задачу конференции и демонстрируя ведущую роль российской стороны при ее подготовке, не допустить принятия решений:

ухудшающих экономическое положение страны;

устанавливающих иностранный контроль над российским ядерным комплексом, включая его оружейный сектор;

препятствующих развитию ядерной энергетики.

(Окончание следует)

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться