«Косовская модель» ЕС для Приднестровья и Кавказа

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Европейский союз усиливает давление на Сербию и власти Косовского края с тем, чтобы переговоры между ними начались без проволочек. Если еще в начале октября спецпредставитель ЕС и глава Международной гражданской канцелярии в Приштине Питер Фейт настаивал на том, что для успеха диалога необходимо дождаться проведения в Косове внеочередных парламентских выборов, избрания нового президента и формирования кабинета, то теперь в Брюсселе торопят.

Курирующая вопросы взаимодействия Белграда и Приштины Верховный комиссар Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон направила своего специального посланника Роберта Купера в Сербию и край Косово с целью убедить власти в необходимости форсировать переговоры. Куперу удалось заставить албанские власти Косова согласиться с тем, что «диалог должен стартовать до национальных выборов». В результате тональность заявлений косовских лидеров поменялась. Если сразу после отставки 27 сентября президента Косова Фатмира Сейдиу временно занявший его пост спикер парламента Якуп Красничи и вице-премьер Хайредин Кучи призывали до начала переговоров осуществить «комплектацию институтов власти», то теперь глава правительства Хашим Тачи заявляет, что диалог может начаться «на уровне экспертов», не дожидаясь намеченных на 13 февраля 2011 года парламентских выборов и формирования высших органов власти в Косове.

А выходящая в Приштине ведущая албаноязычная газета «Коха диторе» уже сообщила, что первая встреча представителей Белграда и Приштины «должна состояться в течение ближайших недель». По информации издания, она будет посвящена обсуждению судьбы пропавших без вести в Косове сербов и албанцев; причем Брюссель пока «не просил лидеров обеих сторон принять участие в диалоге, но однозначно призвал, чтобы их делегации возглавили официальные лица, близкие к премьер-министру Хашиму Тачи и президенту Сербии Борису Тадичу». [1]

Албаноязычные косовские СМИ не случайно уделяют столь большое внимание вопросу о том, кто именно сядет за стол переговоров. Представительство Белграда и Приштины станет «моментом истины» - причем не для албанской, а для сербской стороны. До сих пор президент Сербии Борис Тадич неоднократно отказывался от участия в региональных саммитах под эгидой ЕС, чтобы не сталкиваться на них с косовскими лидерами, в том числе с Хашимом Тачи, которого власти Сербии обвиняют в терроризме и военных преступлениях против сербов в бытность руководителем «Армии освобождения Косово». Не случайно столь жесткой была реакция сербского общественного мнения на слова посетившей в середине октября Балканы госсекретаря США Хиллари Клинтон, когда та дала понять, что в предстоящих переговорах должны участвовать на равноправной основе первые лица Сербии и Косова.

Даже президент Тадич при всей его ориентации на сотрудничество с Вашингтоном и Брюсселем не мог пройти мимо подобной рекомендации, сильно смахивающей на ультиматум. Он заявил, что «сейчас не нужно, чтобы переговоры вели президент, премьер или министры».

Вслед за этим в более дипломатичном ключе высказалась и Кэтрин Эштон. По её мнению, на данном этапе роль Бориса Тадича и Хашима Тачи заключается лишь в том, чтобы «установить дату начала диалога Приштина - Белград». При этом сам диалог должен, по ее словам, проходить «в тишине и спокойствии». [2] При этом Верховный комиссар ЕС сообщила о подготовке диалога между Белградом и Приштиной в «одном пакете» с процессом либерализации визового режима для Косова. По словам Эштон, она уже «поставила этот вопрос в Европейской комиссии», и Косово «прежде должно выполнить ее условия». [3]

Звучащие из Брюсселя заявления свидетельствуют о том, что курируемый Евросоюзом диалог Белграда и Приштины является для ЕС частью более крупной геополитической партии, которую «объединённая Европа» пытается разыграть, несколько дистанцируясь от США.

Вашингтон видит в переговорах простейшее средство заставить Белград признать независимость Косова, с точки же зрения ЕС вопрос является более многоплановым. Брюсселю же успех переговоров нужен для обоснования собственной балканской политики и развития регионального сотрудничества на базе ценностей «единой Европы». Двигателем данного сотрудничества выступает предоставление или непредоставление отдельным балканским странам визовых льгот. Если «косовская модель» переговоров «один на один под эгидой ЕС», продвигаемая Брюсселем, сработает, её перенесут на страны бывшего СССР, где попытаются навязать, в первую очередь, Кишиневу и Тирасполю, вытесняя за рамки переговоров Россию. За этим последует попытка применить «косовскую модель» переговоров на Кавказе.

ЕС не может допустить провала сербо-албанского диалога и по другой причине. Как указали недавно эксперты «Международной кризисной группы», альтернативой переговорам может стать раздел двухмиллионного Косова с выделением из него стотысячной сербской общины, компактно проживающей на севере края, и неизбежным новым региональным конфликтом [4].

Что же касается Сербии, то властям этой страны вновь придется ответить на главный вопрос: соглашаться ли на предлагаемые Брюсселем переговорные форматы, неизбежно ведущие к подписанию соглашений с косовскими сепаратистами как с равноправной стороной, или пойти другим путём.

Пока для Сербии геополитические издержки от сербо-албанского «диалога» заметно перевешивают возможные конкретные достижения.

 

 

Примечания:

[1] KohaDitore, 22.10.2010.

[2] Epoka e Re, 28.10.2010.

[3] Koha Ditore, 28.10.2010.

[4] Kosovo and Serbia after the ICJ Opinion. Pristina-Belgrade-Brussels, 2010. P. I-II.

 

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты «Время новостей» и радиостанции «Голос России».