Ливия: «Это будет похоже на Косово…»

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Военная операция против Ливии окончательно приобрела тот вид, в каком она и задумывалась в западных центрах силы – характер войны за свержение законных властей суверенного государства-члена ООН. Откровением это стало разве что для тех дипломатов, которые сейчас обижаются на западных «партнеров» - мол, те перед голосованием по Резолюции № 1973 СБ ООН от 17 марта обещали не выходить за рамки создания над Ливией «бесполетной зоны».  Словно бомбардировки Югославии, вторжения в Афганистан и Ирак ничему не учат…

Вообще, складывается впечатление, что нынешняя война Запада в Ливии закрепляет опасное смещение понятий в российской внешней политике. Первым сигналом стало согласие Москвы поддержать в Совете Безопасности ООН резкое ужесточение санкций против Ирана в июне 2010 года, когда реальная обстановка никак не понуждала Россию к этому шагу, лишившему ее многомиллиардных контрактов и статуса государства, имеющего «особое мнение» по «иранскому вопросу», а потому способного быть авторитетным посредником. В результате посредничество в урегулировании иранской проблемы  перешло к Бразилии и особенно Турции. Возрастающая в последние месяцы активность Турции на региональной и мировой арене стала следствием тогдашнего фактического отхода России от иранских дел.

«Ливийский сценарий» почти слово в слово списан с предыдущих балканских, ближневосточных и переднеазиатских образцов. Как справедливо замечает один из ведущих европейских специалистов в сфере геополитики, руководитель брюссельского Европейского центра стратегических исследований в области разведки и безопасности Клод Монике, за выходом на первые роли Франции и Великобритании в операции в Ливии стоят желание занять политические позиции в арабском мире и нефтяные интересы. И даже вице-премьер натовской Турции Бюлент Арынч прозрачно намекнул на подоплеку событий в Ливии. По его словам, начало боевых действий сразу после принятия в СБ ООН соответствующих резолюций говорит о наличии двойных стандартов: «Двойные стандарты не только здесь, они применяются в мире повсеместно». Он уверен, что за счет столь скорого выполнения резолюций Совета Безопасности  ООН по Ливии «некоторые страны хотят выйти на первый план».

Пресс-секретарь министерства обороны Франции Лоран Тессер, по сути, признал факт ведущейся вокруг Ливии сложной геополитической игры, не имеющей никакого отношения к якобы решаемым «гуманитарным» задачам. Напомнив об отсутствии единого генерального штаба операции в Ливии, он отметил, что каждая участвующая в ней страна «использует собственные генштабы», что приводит к путанице на уровне командования: «Французские военные создали свой основной центр операций в Монт-Вердене вблизи Лиона, в центре Франции, британцы – в Нортвуде, в пригороде Лондона, а американцы  - в Штутгарте и Рамштайне в Германии». Анонимный источник Агентства Франс Пресс в среде французских военных экспертов обрисовал ситуацию более откровенно: «Передать командование в руки НАТО - значит, потерять руководящую роль,  а следовательно – лишиться предполагаемых выгод от этой ливийской авантюры» [1].

Понятно, что решения геополитических задач не добиться одними лишь действиями по обеспечению «бесполетной зоны». А значит, всё пойдёт дальше по накатанной дорожке - косовской, афганской, иракской… Ещё до начала бомбардировок министр обороны Дании Гитте Лиллелунд Бек так и заявила: «Это будет похоже на операцию в Косове».

Формально разница между косовской и ливийской операциями вроде бы состоит в используемых международно-правовых инструментах. Бомбардировки Югославии в марте 1999 года начались по решению руководства НАТО и без какой-либо резолюции Совета Безопасности ООН. В случае с Ливией подобная резолюция имеется. Однако она составлена в столь расплывчатых и двусмысленных формулировках, что позволяет применять против Ливии  весь комплекс военно-политических мер, за исключением «оккупации». Последний термин не разъясняется, а, следовательно, может пониматься как установление полного и долговременного контроля над всей территорией страны, но в случае с Ливией подобное международно-правовое «ограничение» изначально не имело правоприменительного характера [2].

В чем еще аналогия между косовским и ливийским сценариями? В попытке Запада использовать в своих целях «пятую колонну» - внутреннюю оппозицию, в роли которой в Косове выступали местные албанские экстремисты со своей террористической «Армией освобождения Косова», а в Ливии – регионально-племенные группировки при участии террористов из «Аль-Каиды». И АОК, и «Аль-Каида» суть западный геополитический проект. Аналогичные приемы сочетания военных действий и поддержки внутренних оппозиционных сил США, Великобритания и их союзники применяли в Афганистане в 2001 году, в Ираке в 2003 году. Во всех этих случаях целью Запада было свержение существующей власти, создание ситуации «управляемого хаоса» как основы для своего утверждения в стратегически важном районе мира. Значимость Косова, в частности, заключалась в его географическом положении, позволяющем разместить там крупнейшую в мире американскую военную базу «Кэмп Бондстил», Афганистан привлекал как «мягкое подбрюшье» Центральной Азии и сосед Ирана и Пакистана, Ирак – опять же своей нефтью и близостью к другим не менее важным регионам – Турции, Кавказу, зоне израильско-палестинского конфликта, Персидскому заливу. Прав был советник президента США Кеннеди Дин Эчисон, откровенно заявивший в оправдание блокады Кубы в 1963 году, что единственная цель разговоров Вашингтона о международных законах состоит в том, чтобы «приукрасить себя этосом на основе самых общих моральных принципов, которые лежат в основе юридических доктрин», - и то лишь там, где это уместно [3].

Сегодня премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон успокаивает английское общественное мнение ссылками на пресловутую «уникальность» того или иного случая. Дескать, «не существует двух идентичных ситуаций, это не Ирак, это не Босния, это не Ливан». Однако результаты социологических опросов в Великобритании свидетельствуют о том, что лишь каждый третий британец поддерживает операцию в Ливии. Согласно данным ComRes / ITN, 43% опрошенных однозначно не согласны с действиями Лондона, а 22% сомневаются в их правильности. Подытожил эти настроения авторитетный политический комментатор «Би-би-си» Норманн Смит, заявивший, что «Дэвид Кэмерон вступил в пределы неизвестной и опасной политической зоны». От себя добавим – дальний край этой зоны пока не просматривается. Его закрывают Сирия, Иран и другие государства, выбранные для дальнейшей насильственной «демократизации» и «гуманизации».

__________________________

[1] AFP 211532 GMT MAR 11

[2] http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/268/39/PDF/N1126839.pdf?…

[3] Цит.по: Хомский Н. Новый военный гуманизм: Уроки Косова. М., 2002. С.267.

[4] REUTERS0053 220311 GMT