К итогам российско-германских межправительственных консультаций

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

16 ноября состоялись очередные российско-германские межправительственные консультации, давшие повод к неоднозначным и порой очень противоречивым комментариям. Особая интрига этой встречи заключалась в том, что за неделю до визита федерального канцлера Ангелы Меркель в Москву в бундестаге прошло пленарное заседание, на котором среди прочих вопросов немецкие парламентарии обсуждали внутриполитическую ситуацию в России и российско-германские отношения… К этому обсуждению все фракции (за исключением Левой партии) подготовили проекты своих резолюций: «Укреплять гражданское общество и правовые основы государственности в России путем сотрудничества» (фракция ХДС/ХСС и  СвДП), [1]  «Вместе добиваться продвижения по пути модернизации, преодолевать барьеры, придавать новые импульсы партнерству» (фракция социал-демократической партии), «Без правовой основы модернизация в России невозможна» (фракция зеленых). После обсуждения, в ходе которого выступили представители всех фракций бундестага, большинством голосов был принята резолюция, предложенная фракциями правящей коалиции ХДС/ХСС и Свободной демократической партии Германии.

Резолюция состоит из двух частей. В первой части даётся оценка роли двусторонних отношений: Россия названа центральным партнером для Германии и Европы, стратегическим партнером Германии, указывается, что региональные и глобальные вызовы могут быть разрешены только с привлечением России, но не против нее. Далее выражена озабоченность за будущее этих отношений в контексте ряда законодательных инициатив (перечислены семь законов, начиная с изменений в закон о демонстрациях от июня 2012) и юридических мер (запрет на деятельность USAID, осуждение активисток "Pussy Riot", меры в отношении А. Навального, И. Пономарева и Г. Гудкова), предпринятых в России.[2] Вторая часть резолюции представляет собой список требований к правительству – пресловутые 17 пунктов. [3]  Мы приведем все эти пункты (в сокращении), поскольку выборочное цитирование, к которому прибегают различные СМИ, искажает реальное содержание документа:

1) развивать партнерство в духе модернизации, включающей расширение демократии;

2) добиваться того, чтобы Россия полностью выполняла взятые на себя обязательства в рамках Европейской конвенции о правах человека;

3) выразить обеспокоенность внутриполитическим развитием в России;

4) в контактах с российской стороной обращать внимание на участие гражданского общества, включение в совместные проекты негосударственных участников;

5) расширить контакты с либеральной и оппозиционной элитой России;

6) учитывать возрастающее значение среднего класса;

7) добиться такой же широкой поддержки школьного и молодежного обмена со стороны российского руководства, какую оказывает федеральное правительство;

8) расширить школьный и студенческий обмен;

9) оказывать более весомую поддержку при изучении немецкого языка;

10 добиваться того, чтобы представители политической оппозиции могли вносить вклад в развитие современной репрезентативной партийной системы;

11) выступить с позиций европейских ценностей при оценке чрезмерно сурового приговора в отношении участниц группы "Pussy Riot", а также Таисии Осиповой;

12) добиваться тщательного и прозрачного расследования обстоятельств смерти Сергея Магнитского;

13)  добиваться расследования обстоятельств ареста Василия Алексаняна;

14) добиваться того, чтобы платформа Петербургского диалога использовалась для свободного обмена мнениями между гражданскими обществами;

15) содействовать расширению экспертного сообщества, которое занимается анализом процессов на постсоветском пространстве;

16) добиваться того, чтобы по отношению к России была выработана единая стратегия в рамках ЕС, прежде всего путем взаимодействия между Германией и Польшей, а также по возможности с Францией;

17) выступать в ЕС за усиление сотрудничества с Россией по линии гражданского общества, в том числе путем поддержки работы Гражданского Форума ЕС - Россия.

Итак, часть пунктов (7-11, 14-17) не имеет прямого отношения к критике российского общества и политики российских властей; несколько пунктов объединяет общее пожелание расширить контакты с негосударственными партнерами. И в то же время ряд пунктов резолюции бундестага ФРГ содержит прямую критику условий общественно-политической жизни в России.

А. Меркель, известная как политик опытный и, прежде всего, осторожный, сразу предупредила, что не станет обсуждать все пункты, хотя согласна со многими. На переговорах из уст гостьи прозвучала сдержанная фраза: «Мы спрашиваем себя, благоприятствует ли это (законодательные инициативы. – Н.М.) развитию России или нет». Чтобы сгладить эффект, канцлер добавила, что критику не следует воспринимать как деструктивную. Обе стороны повели себя деликатно, от обсуждения не уклонились, но благополучно обошлись без скандала.

Есть соблазн повторить расхожий тезис, который часто звучит при описании отношений между Россией и Германией: для немцев экономические интересы важнее чистой политики. Вот и на этот раз в состав немецкой делегации входила внушительная группа представителей бизнеса; самое крупное из подписанных соглашений предполагает поставку в Россию 695 локомотивов на 2,5 миллиарда евро.
 
Представляется, однако, что такое объяснение не вполне удовлетворительно. Не стоит закрывать глаза на ряд существенных «неэкономических» моментов.

Во-первых, немцы старательно подчеркивают свое нежелание выступать в роли ментора. Германия не собирается учить Россию демократии – эту мысль повторяли и депутаты, [4]  и журналисты. [5]  Несмотря на такие заверения, пресловутая резолюция – не первый прецедент. В частности, внутриполитическая ситуация в России обсуждалась в бундестаге 15 декабря 2012 г. (резолюция «Протесты в России – обнадеживающий знак»); 12 октября 2012 г. (по запросу фракции зелёных «Настаивать на соблюдении в России правовых стандартов»). А вправе ли немецкие депутаты обсуждать внутреннюю политику суверенного государства? На это вопрос Р. Поленц (ХДС), с 2005 г. возглавляющий комитет бундестага по внешней политике, отвечает: «Общепризнанный принцип заключается в том, что соблюдение гражданских прав уже является не внутренним делом какого-либо государства, а подлежит рассмотрению со стороны международного сообщества. К тому же эта тема поднимается при обсуждении сотрудничества между ЕС и Россией и является частью партнерства по модернизации». [6]

Во-вторых, на наш взгляд, следует честно признать, что модернизация промышленности в России остаётся нерешённой проблемой. Спросим себя:  неужели поставка локомотивов от компании "Сименс" будет способствовать модернизации производственной базы в России, развитию реального сектора экономики или повышению занятости? Этот пример лишь подтверждает, что Россия не может избавиться от зависимости от сырьевого экспорта, приобретая в обмен готовую машиностроительную продукцию. Кстати, на эту проблему указывает резолюция немецких парламентариев; там же говорится и о других наболевших проблемах – оттоке капитала из России и миграции за рубеж российских специалистов.

Возникают вопросы и российской политике в области искусства, например присуждение в 2011 г. премии «Инновация» арт-группе «Война», в которую ранее входила одна из участниц "Pussy Riot". Напомним, что арт-группа «Война» получила Государственную (!) премию за акцию «Х** в плену у ФСБ» - жюри посчитало, что это одна из самых выразительных и ярких работ в области актуального искусства, выполненная «предельно профессионально с точки зрения стратегии и тактики радикального акционизма». Пресловутый «профессионализм» проявился в том, что за 23 секунды на Литейном мосту был нарисован фаллос размером 65 на 27 метров, который поднялся перед окнами местного управления ФСБ после разведения моста. Произведение искусства смывали из брандспойтов – народ еще не созрел до того, чтобы оценить инновационную силу современного искусства. Любопытно, как отреагировали бы в Германии, если бы подобное изображение появилось, например, перед зданием Федерального ведомства по охране конституции? Вряд ли произведение такого характера удостоилось бы в Германии государственной награды.

В-третьих, обращает на себя настойчивое стремление «крепить экспертное сообщество», которое занимается исследованием России и постсоветского пространства (п. 15 резолюции). Возникает ощущение, что частые обсуждения в бундестаге, как и провокационные заявления А. Шокенхофа, курирующего в бундестаге российско-германские отношения, лежат в русле рекомендаций,  уже сформулированных близким к правительственным кругам фондом «Наука и политика»: прежнюю политику в отношении России пересмотреть, проводить  так называемый селективный курс, от критики Москвы не уклоняться. [7]
 
На фоне прошедших межправительственных консультаций очень актуально звучит предостережение, высказанное Г. Шрёдером еще пять лет назад: «Меня беспокоит, - писал он, - что немецко-российские отношения могут вновь получить идеологическую окраску и что могут опять возродиться уже преодоленные антироссийские предрассудки». [8]  Увы, идеология сейчас заслоняет тот факт, что у России и Германии становится всё меньше общих тем для обсуждения, хотя именно с этой целью создавался формат двусторонних консультаций. Посмотрим на повестку дня прошедших консультаций: из широкого круга внешнеполитических тем (Иран, Афганистан, Сирия, палестино-израильский конфликт) обсуждалась только одна.Способны ли Россия и Германия выработать совместную позицию по какому-то из этих вопросов? Вряд ли. Самый характерный пример - положение в Сирии: российский президент не станет под влиянием немецкого канцлера поддерживать попытки свержения силой законного сирийского правительства; точно так же невозможно вообразить, чтобы А. Меркель ради улучшения отношений с Россией хоть на йоту отступила от союзнических обязательств по Северо-Атлантическому блоку. Напротив, после участия англичан и французов в свержении Каддафи Германия считает себя обязанной принять участие в возможных военных действиях против Сирии, чтобы «реабилитироваться» в глазах союзников. И действительно, на следующий день после межправительственных  консультаций телекомпания АRD сообщила о планах бундесвера разместить на турецкой территории вдоль границы с Сирией зенитно-ракетные комплексы и 170 военнослужащих в случае соответствующего запроса Турции.

Значит ли это, что двум странам стоит отказаться от регулярных межправительственных консультаций? Убеждена, что такой резкий шаг не пошел бы на пользу ни той, ни другой стороне, хотя практическая польза от этих консультаций пока что исчерпывается подписанием экономических контрактов или малозначащих соглашений, подобно соглашению об облегчении визового режима для избранных категорий населения.


[1]  Durch Zusammenarbeit Zivilgesellschaft und Rechtsstaatlichkeit in Russland stärken. Deutscher Bundestag. 17. Wahlperiode. Drucksache 17/11327.
[2]  Durch Zusammenarbeit..., S.1-3.
[3]  См. напр.: Россию просклоняли по-немецки/ Коммерсантъ", №214 (4999), 13.11.2012.
[4]  Deutscher Bundestag. Stenografischer Bericht 205. Sitzung. Berlin, Freitag, den 9. November 2012.
[5]  См. напр.:
[6]  www.bundestag.de/dokumente/textarchiv/2012/40971270_kw41_interview_pole…
[7]  Susan Stewart Prämissen hinterfragen. Plädoyer für eine Neugestaltung der deutschen Russlandpolitik
SWP-Aktuell 2012/A 50, August 2012.
[8]  Шредер Г. Решения. Моя жизнь в политике. М., 2007. С. 242.
 

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться