Осенью Косово постучится в ООН

telegram
Более 50 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 90 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Долгожданное решение июньского саммита Европейского союза о начале переговоров с Сербией, как и предполагалось, стало половинчатым и отнюдь не безусловным. Реакция в балканских столицах на это событие и на одновременное официальное принятие в Евросоюз Хорватии была очень различной. Что характерно, активнее всего за хорватов радовались в Албании и Косове, увидев в приеме Хорватии в ЕС косвенную поддержку антисербского курса и вместе с тем позитивный знак в адрес Тираны и Приштины. Что же касается сербов, то им предстоит провести ближайшие полгода в «подвешенном» состоянии – как и все последние годы.

Сербия обязана этой коллизией, в первую очередь, Германии, где депутаты бундестага посвятили обсуждению ситуации вокруг сербской заявки целое заседание. Несмотря на несогласие депутатов от Социал-демократической партии Германии, Левой партии и «зеленых», позиция федерального канцлера Ангелы Меркель получила законодательную поддержку. Данная позиция включает в себя перечень условий, невыполнение любого из которых может заблокировать проведение первой «конференции» ЕС и Сербии в январе 2014 года. Окончательно судьба будущих переговоров, по словам госпожи Меркель, решится на саммите Евросоюза в декабре текущего года. Это означает, что формальное согласие ЕС на начало переговоров с Белградом может быть пересмотрено в любой момент. Тем более что ряд поставленных Германией условий в принципе допускают расширительное толкование: в частности, в том, что касается роспуска структур самоуправления косовских сербов или гарантий того, что Белград не будет препятствовать евроинтеграции Приштины. Потому-то предложенная Ангелой Меркель формула «полной нормализации отношений» Белграда и Приштины как условия окончательного приема Сербии в Евросоюз и является сознательно расплывчатой. [1]

Позиция Берлина в отношении Сербии определяется такими факторами, как стремление Германии закрепить за собой роль «вершителя судеб» всей Европы, желание поквитаться с Сербией за две мировые войны, неспособность отказаться от «косовского проекта», в реализации которого ФРГ играла самую активную роль среди западных держав, не исключая, пожалуй, и США. Не следует недооценивать и интересы германского капитала. Хотя сосредоточенная в северных районах Косова индустрия в настоящее время переживает упадок, в ее богатых потенциальных возможностях не приходится сомневаться. На рубеже 1970–1980-х годов Косово давало тогда еще единой Югославии 63% рафинированного олова, 60% серебра, 100% высококачественной хромовой руды [2]. Что касается других отраслей промышленности, не связанных напрямую с добычей и переработкой полезных ископаемых, Косово традиционно выделялось производством электрооборудования. К концу 1980-х годов его объем превышал средний показатель для всей Сербии вместе с Белградом. [3].

В этих условиях дополнительное значение приобретают намеченные на сентябрь выборы в бундестаг, которые делают невозможными для правящей в Германии коалиции любые колебания и компромиссы. 

Косово при этом, разумеется, выигрывает. Соглашение Белграда и Приштины и его одобрение на высшем уровне в Берлине и Брюсселе позволило косовским властям решить свои внутриполитические проблемы, в том числе в плане организации местных выборов. Ведь германское руководство не поленилось включить в резолюцию бундестага и такой пункт.

А у сербов поводов для оптимизма значительно меньше. Запад и албанские власти Косова намерены максимально использовать ближайшее полугодие для того, чтобы «выбить» из сербского правительства новые, максимально болезненные для него уступки, в первую очередь, касающиеся международно-правового закрепления самопровозглашенной косовской независимости, включая получение Приштиной статуса наблюдателя в ООН или даже полноправного члена этой всемирной организации… Источники в Брюсселе подчеркивают, что сам Евросоюз как организация «не может предъявлять подобного требования» Белграду; однако это могут сделать конкретные государства-члены ЕС. [4] Предъявление этого требования в рамках всё той же германской концепции «полной нормализации отношений» Белграда и Приштины ожидается в сентябре – в рамках очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Для Запада крайне важно заставить Сербию снять возражения по членству Косова в ООН по собственной инициативе, так как это в значительной степени обесценит принципиальную российскую позицию по Косову.

Президент Сербии Томислав Николич оценил складывающуюся коллизию вокруг приема Косова в ООН весьма обтекаемо. По его оценке, условия, обнародованные бундестагом, «мотивированы» идеей признания независимости Косово. [5] Что ж, Сербии в ближайшие месяцы предстоит ещё не раз столкнуться с подобными «мотивированными» требованиями, шаг за шагом размывающими основы сербской государственности.

[2] Kešetović M. Kontrarevolucija na Kosovu. Beograd, 1984. S.32.
[3] Поповиħ Н. Отворено о економиjи Косова и Метохиjе. Београд, 2008. C.45.
[4] Koha Ditore, 02.07.2013