Президент Турции Реджеп Эрдоган выступает перед одноартиццами

Турция: внутриполитическое брожение и перспективы отношений с Россией

В стране могла быть предотвращена попытка очередного государственного переворота

Неутешительные для властей Турции итоги последних местных выборов явно запустили необратимые процессы. Правящей коалиции Эрдогана и его соправителю лидеру Партии националистического действия Девлету Бахчели, судя по всему, так и не удалось консолидировать турецкое общество, убедить граждан в том, что поражение на последних местных выборах в конце марта 2024 года не столь уж критично, а сторонники власти еще могут перегруппироваться. 

Похоже, даже запущенная с подачи властей дискуссия об изменении Основного закона страны не приведет к желаемому результату. Действующему президенту Реджепу Эрдогану не удаётся сместить акценты, переключить внимание избирателей на продвигаемую им внутриполитическую повестку. С одной стороны, по данным опроса социологической компании Asal, большинство респондентов видят необходимость в принятии нового Основного закона (58.3% против 41.7%, 2000 человек было опрошено в 20-х числах апреля в 26 регионах страны). Однако проблема в том, что для изменения конституции, организации референдума по этому вопросу, руководству страны необходимо заручиться поддержкой 360 голосов депутатов парламента, в то время как сегодня же они располагают 323 мандатами.

Возможно, в Ак-Сарае исходили из того, что новая конституция существенно упростила бы выдвижение Эрдогана на следующих президентских выборах в 2028 году. Ведь согласно действующей редакции Основного закона, в лучшем случае президент может пойти на досрочные выборы, чтобы обнулить свой текущий срок, запущенный в 2023 году.

Драматизм момента для Реджепа Эрдогана многомерен. Во-первых, в лояльности ему стали отказывать восточные регионы страны, что в начале апреля вылилось в массовые довольно жёсткие протесты курдов в Ване и других районах. Здесь напомним, что когда-то в начале политической карьеры Эрдогана именно на консервативный курдский электорат делалась значительная часть расчётов, в той или иной мере оправдывавшихся в ходе ряда избирательных циклов.

Во-вторых, на политической арене страны появились новые консервативные партии, которые стали успешно обыгрывать Эрдогана и его партию на их же поле. В частности, это касается партии Yeniden Refah Partisi. По иронии политической судьбы ее возглавляет сын политического наставника Эдогана Фатих Эрбакан, довольно успешно выступивший на минувших местных выборах в ряде традиционно консервативных районов.

В-третьих, Партия справедливости и развития утратила способность к самообновлению. В ней нет ни ярких личностей, ни «молодой крови». Партия уже устойчиво ассоциируется у массового избирателя с коррупцией и непотизмом, несмотря на то что Эрдоган пытался омолодить депутатский корпус и предпринять ряд других мер. В Турции невозможно скрыть «парашютистов» – можно поставить сколько угодно молодых политиков, но если на местах, в регионах у них нет определённой репутации и истории, то они рискуют довольно быстро превратиться в политический «неликвид».

Пожалуй, единственная карта и фигура на руках президентской ПСР – министр иностранных дел Хакан Фидан. Сегодня он самый популярный министр в республики, по крайней мере, это следует из опроса социологической компании Hbs: по её данным, Фидан с 13,4% уверенно занимает первую строку в рейтинге популярности среди членов кабмина. Правда, бывший многолетний глава разведки, о «проиранских» симпатиях которого в молодости активно судачат на Западе, не располагает одним очень важным качеством: этот опытный бюрократ-силовик с разветвлёнными внешними контактами почти не имеет опыта публичной политической деятельности.

Встреча Р. Эрдогана с О. Озелем

Встреча Р. Эрдогана с О. Озелем

Так или иначе, текущая внутриполитическая ситуация на фоне экономических проблем, которые тоже никуда не делись, может развиваться по-разному. В поисках компромиссных решений и различного рода «расторговок» лидеры партии власти и победившей на местных выборах оппозиции приступили к активным переговорам, что одобряется большинством граждан, до 70% которых позитивно оценивают факт встречи президента Эрдогана с главой победивших народных республиканцев Озгюром Озелем. Это знаковое для современной Турции мероприятие состоялось 2 мая, напомнив о возможности «транзита», тем более что ранее Озель встретился и с соправителем Эрдогана по коалиции Бахчели. В обычной, благоприятной для власти ситуации такие встречи были бы просто ни к чему – в них отпала бы всякая необходимость. 

В то же время надо признать несомненный факт: Турция – страна богатой и устоявшейся политической культуры. А политический диалог между оппонентами – явление общепринятое и вполне допустимое электоратом. Само собой, это не просто красивая, но и в высшей степени конструктивная традиция. В каком-то смысле развитая культура диалога в стране делает Турцию относительно предсказуемой и для своих граждан, и для окружающих её соседей.

Именно сейчас России, как главному крупному соседу Турции, ещё не поздно начать активный диалог с системной оппозицией в лице, прежде всего, победившей НРП. Дело в том, что российско-турецкие отношения эпохи Эрдогана зашли в очевидный тупик, содержательно исчерпали себя. Анкара все больше участвует в попытках Запада изолировать Россию: проблема затронула финансовый, банковский сектор, поставив под вопрос уже многие сегменты экспортно-импортных связей наших стран. Более того, проблема отнюдь не исчерпывается исключительно финансовыми организациями. Национальный перевозчик Турции Turk Hava Yollari выстраивает препоны для российских граждан. Похоже, выгодные Анкаре энергетические проекты АЭС Аккую, АЭС в Синопе и «Турецкий поток» – едва ли не единственный тормоз из конструктивного прошлого, и то по вопросам газового сотрудничества турки пытаются навязать свои модели, в которых наша сторона не заинтересована. 

В частных беседах и открыто турецкие официальные лица уже практически не скрывают: несмотря на перенос поездки за океан, приоритетом для кабинета Эрдогана остается развитие отношений прежде всего с Америкой, в то время как укрепление связей с Россией – для Турции периода «позднего» Эрдогана не приоритет. Неслучайно, что встреча лидеров наших государств, несмотря на многочисленные анонсы, до сих пор не состоялась и даже приблизительные сроки её проведения пока не озвучиваются. 

В то же время дипломатические источники из Анкары регулярно напоминают о «стамбульской» переговорной площадке по Украине, в то время как режим Зеленского, мягко говоря, пребывает не в лучшей форме. Высказывается предположение, что западные партнёры Турции таким образом зондируют возможность начала процесса, призванного дать Киеву возможность накопить силы. 

Конечно, в отношении оппозиции обманываться также не следует, однако следует обратить внимание на декларируемое ею намерение делать ставку на развитие отношений с Европой и особенно с отдельными европейскими странами. Учитывая неоднородный характер европейского политического ландшафта, по крайней мере попытаться сыграть на разнице интересов и подходов в «транзитный» период в Турции и целесообразно, и необходимо. Тем более отношения с Россией не обойдены в программе НПР стороной (а Украины в этой же программе нет). В то время как эрдогановский кабинет с 2022 года активно официально и неофициально поддерживает Киев и, как мы знаем, в числе экспонатов выставки трофейной техники на Поклонной горе красуется и бронированная машина с турецким флагом. Председатель же НРП, напротив, открыто заявлял, что в случае гипотетического прихода к власти поддержка Украины прекратится, а Турция определенно займет нейтралитет (если, конечно, к тому моменту российско-украинский конфликт не сойдет на нет).

Разумеется, предвыборные обещания политиков могут расходиться с их реальными делами, однако диверсификация российско-турецких связей очевидным образом способствовала бы более уверенному видению их средне- и долгосрочных перспектив.

P.S. 15 мая стало известно о прошедшем накануне ночью экстренном совещании президента Турции с руководством Минюста и разведки по поводу возможной угрозы госпереворота, о котором главу государства якобы предупредил его соратник и лидер партии турецких националистов Девлет Бахчели. По информации издания Turkiye, уволены некоторые сотрудники столичного управления полиции, обвиняемые в связях с некоей преступной организацией. Главная прокуратура Анкары проводит расследование возможного заговора по статье о создании незаконной организации для совершения преступления против безопасности и конституционного строя государства, сообщает Hürriyet. Одновременно в Стамбуле задержаны десятки членов «прокурдской» партии DEM, связано ли это каким-либо образом с информацией о готовящемся перевороте – неизвестно. На фоне экстраординарных сообщений Эрдоган явился на заседание своей партии, где был встречен аплодисментами.

Оцените статью
4.4
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться