МТБЮ агонизирует, но продолжает творить произвол

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Имя бывшего главы Службы безопасности Югославии Йовицы Станишича звучало на самых разных процессах в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ), в том числе на процессе против Слободана Милошевича. Связь со Станишичем трактовалась уже как преступление. Согласно утверждениям прокуратуры, Станишич организовывал паравоенные группы, которые «терроризировали гражданское население» в Хорватии и Боснии и Герцеговине.

И вот 9 июня начался процесс над самим Станишичем. Он во многом уникален. Вероятно, это последний процесс (за исключением процесса против Радована Караджича), который будет проведён Гаагским трибуналом перед закрытием.

На скамье подсудимых – двое. Глава службы безопасности МВД Сербии Йовица Станишич и командующий спецподразделением этой службы Франко Симатович. Оба занимали должности в правительстве С. Милошевича. В чем обвиняют подсудимых? Формально обвинение включает в себя «убийства», «преследования по политическим, расовым, религиозным основаниям», «депортации» и «бесчеловечное обращение». Однако, чтобы вменить Станишичу и Симатовичу в вину данные преступления, прокуратура пытается доказать, что именно обвиняемые создавали паравоенные группировки, которые и совершили вышеперечисленные преступления.

В состав суда входят: А. Ори (Нидерланды), А. Пикард (Франция) и М. Гванза (Зимбабве). Председатель судебной палаты Ори «прославился» вынесением обвинительных приговоров сербам (М. Краишник, М. Мартич) и оправданием несербов (бывший премьер-министр «независимого» Косова и главарь банд ОАК Р. Харадинай).

Свою речь на открытии процесса главный прокурор Д. Грум начал с демонстрации ставших уже известными кадров расстрела некими людьми в красных беретах нескольких человек – якобы захваченных в Сребренице пленных. «Именно Станишич создал эти подразделения, – заключил главный прокурор. – Они получили от него всё необходимое, включая лицензию на очистку земли от нежелательных народов».

Видеозапись, если она аутентична, а не инсценирована, действительно производит тяжёлое впечатление. Правда, еще надо доказать, что это преступление было совершено по приказу Станишича. Интересно и то, что присвоить видеозаписи статус «наиболее шокирующей» прокурор Грум поспешил, а вот кадры массовых бомбардировок, в которых погибали тысячи мирных жителей, продемонстрированные Слободаном Милошевичем во время его знаменитой вступительной речи в феврале 2002 года, почему-то не шокировали ни прокуроров, ни судей. Может быть, потому, что и прокуроры, и судьи представляли те самые страны, которые бомбили Югославию?

Вообще-то данный процесс во многом может стать новым – уже третьим и вторым посмертным – процессом против Слободана Милошевича. Не случайно главный прокурор процесса Грум был одним из прокуроров на процессе Милошевича. В своей вступительной речи он особо подчёркивал, кого Гаагский трибунал обвиняет в первую очередь: «Создание паравоенных группировок стало необходимой задачей для Милошевича. Эти группировки должны были быть созданы вне пределов территории Сербии и вне её законов. Задачей этих группировок была реализация цели Милошевича о создании этнически чистых районов в Хорватии и Боснии». И самого Милошевича, и Станишича с Симатовичем судят на основании концепции «совместных преступных действий». Напомним, что данная концепция применяется тогда, когда у обвинителя нет доказательств вины конкретного обвиняемого: тогда эта вина рассматривается как коллективная.

О том, какие доказательства предстоит увидеть на процессе, говорит, например, последнее решение судебной палаты принять в качестве доказательства записную книжку, найденную в доме жены генерала Ратко Младича во время последнего рейда в её дом. Несмотря на то, что принадлежность этой книжки Младичу не доказана, суд счёл её принадлежащей генералу «с высшей степенью вероятности». Главное ведь для трибунала не то, кто написал, а что в ней написано. А написано там то, что «надо», а именно показана связь между С. Милошевичем, Й. Станишичем и паравоенными группами, которым и приписывают совершение преступлений. Остаётся только удивляться, как «кстати» найдена эта книженция, особенно если учесть, что дом Младича обыскивали несколько сотен раз.

Как тут не вспомнить «найденную» в начале 2006 года тюремными властями в камере С. Милошевича старую упаковку лекарства, не прописанного ему тюремным врачом. Эта «находка» оказалась слишком кстати как раз перед вынесением судом решения по запросу об освобождении Милошевича для лечения в России. (Напомним, главным аргументом прокуратуры, возражавшей против временного освобождения, были утверждения о том, что Милошевич тайно принимает «свои» лекарства.) И никто почему-то не удивился, что эта старая упаковка – как раз та самая, которую у Милошевича изъяли при его поступлении в тюрьму ещё в 2001 году и поместили в камеру хранения СИЗО.

Следует отметить такую важную черту только что начавшегося процесса, как… отсутствие главного обвиняемого. В зале суда присутствовал только Симатович. Дело в том, что Станишич находится в тяжёлом физическом и психологическом состоянии. Согласно последнему медицинскому заключению от 2 июня, он «не может быть перевезён из тюрьмы в здание трибунала; не может стоять более 10 минут; не может сидеть более 10 минут; не может наблюдать за ходом процесса по видеосвязи более часа»1. В то же время хорошо нам известный тюремный врач-убийца П. Фальке («лечивший» С. Милошевича) выдал своё заключение: «Я не исключаю, что обвиняемый умышленно преувеличивает тяжесть своего положения». Такое заключение Фальке дал по поводу потери Станишичем сознания 24 мая.

Согласно последнему заключению врача от 9 июня, «психологическое состояние без изменений: он находится в состоянии депрессии, считает, что дальнейшая жизнь лишена смысла. С моей точки зрения на данный момент риска суицида нет (…) Как общий врач, считаю, что очевидных психиатрических оснований, которые бы не позволили ему участвовать в процессе, нет». Как видим, терапевт даёт психиатрическое заключение. Как всё это напоминает кардиологические заключения терапевта, «лечившего» Милошевича!

Впрочем, возможны варианты. Во-первых, обвинительный акт, в котором в качестве руководителя и организатора всех преступлений называется Слободан Милошевич, предоставляет некоторым обвиняемым хороший выход, как бы приглашая к предательству: вали всё на Милошевича и будешь оправдан. Мы уже были свидетелями успеха такой тактики: в начале этого года был оправдан бывший президент Сербии Милан Милутинович. Он всю вину свалил на Милошевича, за что и получил поощрение.

Напомним: формально Милошевич не был осуждён, и потому посмертные приговоры для МТБЮ являются чрезвычайно желательными. Интересно заметить, что прокуратура не подала апелляцию на это оправдание, что говорит о многом. В данном контексте интересна информация, опубликованная в ряде западных изданий, о письме поддержки, которое направило в МТБЮ… Центральное разведывательное управление США. ЦРУ, оказывается, рассматривает Станишича не как участника военных преступлений, но как человека, оказавшего много услуг этой организации. В частности, упоминается передача Станишичем в ЦРУ документов о противобомбовых укрытиях, которые поставлялись Сербией в Ирак для правительства Саддама Хуссейна. Другой ценной информацией, поставленной Станишичем для ЦРУ, была развединформация о французских пилотах, захваченных армией боснийских сербов.

Процесс обещает быть долгим. Особую непредсказуемость ему придаёт болезнь Станишича, но не только. Дело в том, что и трибунал серьёзно болен. А лечить его не очень-то и хотят. На только что состоявшемся заседании Совета Безопасности ООН президент МТБЮ П. Робинсон заявил, что Гаагский трибунал не сможет завершить свою работу к назначенному Совбезом сроку. В качестве обоснования Робинсон назвал в том числе и дело Станишича и Симатовича, которое должно продлиться, по крайней мере, до середины 2011 года. Президент МТБЮ сообщил, что в связи с приближающейся датой, названной временем завершения деятельности трибунала (конец 2010 года), уход сотрудников стал катастрофическим: примерно по 30 человек в месяц. «Обычно я не склонен к преувеличениям, – заявил Робинсон, – но если наши потери не будут остановлены, однажды судьи, придя на работу, окажутся в одиночестве»2.

Однако представитель России в СБ ООН В. Чуркин отметил, что нахождение в распоряжении трибунала нескольких обвиняемых не даёт ему права нарушать сроки завершения работы, установленные Совбезом, и требовать продления его деятельности3. Это позволяет надеяться на то, что Российская Федерация не проголосует за продление полномочий судей МТБЮ после 2010 года и деятельность этого преступного органа, наконец, будет завершена. ___________________________

1 См.: Документ Международного трибунала по бывшей Югославии: IT-03-69-PT, 2 June 2009.

2 См.: Документ СБ ООН: S/PV.6134. С.6.

3 Там же. С.21.

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться