Новые балканские войны уже на пороге (II)

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
Часть I


В ближайшее время резко обострится ситуация в Боснии и Герцеговине. Боснийские сербы намерены провести в феврале референдум о сохранении своего конституционного статуса. Его цель - помешать властям Сараево, США и ЕС ликвидировать боснийскую Республику Сербскую. Уходящий 18 февраля в отставку президент Хорватии Стипе Месич пообещал, что в случае проведения подобного плебисцита или даже на этапе его подготовки регулярная хорватская армия войдёт на территорию Боснии и Герцеговины с тем, чтобы перекрыть стратегически важный 15-километровый Посавинский коридор. Он соединяет западную и восточную части Республики Сербской в районе округа Брчко - в непосредственной близости от границы с Хорватией.

«Если Милорад Додик (премьер-министр Республики Сербской – Авт.) запланирует проведение референдума об отделении, я направлю армию и разделю регион, в котором проживают боснийские сербы», - пообещал хорватский президент, добавив, что в случае успеха хорватской военной операции государственное образование боснийских сербов попросту «перестанет существовать»: «Результатом референдума может стать не только разделение боснийских сербов, но и уничтожение сербской части Боснии и Герцеговины». Соответствующее заявление прозвучало на неформальной встрече уходящего хорватского лидера с журналистами 18 января в Загребе.

Военная операция против Баня-Луки может быть скоординирована с вооружённой акцией албанских властей Косова против города Косовска-Митровица и сербонаселенных общин Северного Косова. Реализация такого сценария позволила бы США, НАТО, Европейскому союзу и их балканским проводникам влияния завершить очередной этап расчленения сербского пространства. Республика Сербия окажется в окружении враждебных государств, что окончательно лишит ее возможности проводить состоятельную внешнюю политику. Одновременный разгром косовских и боснийских сербов станет крупнейшим поражением России в балканском регионе за последнее двадцатилетие и нанесёт непоправимый урон попыткам Москвы играть активную роль в других стратегически важных районах евразийского пространства.

Первая реакция на грубое вмешательство лидера Хорватии в дела соседнего государства со стороны Сербии и России – двух государств, в которые, безусловно, метил господин Месич, – оказалась странно сдержанной. Сербский президент Борис Тадич попытался ответить своему хорватскому коллеге на заседании Совета Безопасности ООН по Косову 22 января. Однако он сделал это не в основном докладе (хотя параллели между происходящим в эти недели в Боснии и Герцеговине и Косове более чем очевидны), а в ходе дискуссий, заявив о «неприемлемости такого рода выступлений». Кроме того, Борис Тадич встретился с генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. Он дипломатично сообщил ему, что «опасные слова» Стипе Месича «не приветствуются в региональной политической речи», - и тут же заверил собеседника, что Сербия «не желает портить отношения с Хорватией».

Миролюбивая риторика оказалась сразу же востребованной в Загребе. Глава нового правительства Хорватии Ядранка Косор заявила журналистам, что Сербия и Хорватия должны прекратить полемику и заняться налаживанием добрососедских отношений. «Нехорошо продолжать перепалку», - нравоучительно заметила госпожа Косор, разумеется и не подумав дезавуировать заявления главы хорватской исполнительной власти.

Реакция России пока также выглядит слишком расплывчатой. Выступая 22 января на пресс-конференции, посвященной внешнеполитическим итогам 2009 года, российский министр иностранных дел Сергей Лавров в ответ на просьбу прокомментировать «вызвавшее настоящую политическую бурю на Балканах» заявление Стипе Месича ограничился обезличенной формулировкой: «Мы последовательно и твердо выступаем за то, чтобы все стороны уважали дух и букву Дейтонских соглашений. Это исключает какие-либо призывы к применению силовых методов для подрыва этих соглашений». [1]

Между тем развитие ситуации вокруг Боснии и Герцеговины в последние месяцы доказывают прямо противоположное: Запад вкупе с властями Сараево окончательно взял курс на подрыв дейтонских установлений. Два раунда переговоров ведущих боснийских политических партий в октябре 2009 года на натовской авиабазе «Бутмир» под Сараево задали четкий вектор новой западной стратегии в отношении Боснии и Герцеговины. От боснийских сербов в ультимативной форме требуется отказаться от своих государствообразующих полномочий, зафиксированных в Дейтонском мирном соглашении. Что же касается России, то она вообще выведена за рамки «бутмирского процесса», хотя формально является членом Руководящего совета по выполнению Дейтонского соглашения. Рассчитывать в этих условиях, что США, Евросоюз и НАТО вдруг «прозреют» и откажутся от своего нового курса – означает совершать фатальную геополитическую ошибку. А еще - проявлять преступную слабость по отношению не только к задаче поддержки боснийских сербов, но и к задачам защиты российских интересов в Боснии и Герцеговине и вообще на Балканах.

Не случайно «Международная кризисная группа» - традиционно занимающаяся политико-пропагандистским обеспечением западной политики в конфликтных регионах – еще за несколько месяцев до нынешних событий предельно откровенно обрисовала подход к Балканам архитекторов «нового мирового порядка». По мнению её экспертов, главными противниками Запада в регионе по-прежнему остаются Москва и Белград, ибо «в международной политике по отношению к Балканам доминирует беспокойство относительно сербской реакции на независимость Косово». Что же касается России, то она, по мнению «Международной кризисной группы», «стала более готовой к тому, чтобы противостоять западной политике, которую она рассматривает как враждебную ее интересам». [2]

В сложившейся ситуации представляется назревшей необходимость пересмотра ряда принципов и установок в политике Москвы на Балканах. Российской дипломатии следует отказаться от поддержки дейтонских установлений как не имеющих шансов на политическое выживание в современных условиях. Это, в свою очередь, позволит сделать обоснованный вывод о государственной нежизнеспособности Боснии и Герцеговины в ее нынешнем виде и поставить вопрос о ее переустройстве. Подобный подход поможет Москве избавиться от проявляющейся в последние месяцы роли аутсайдера в боснийских делах и запустить механизм международных дискуссий на предмет территориальных, политических, этнокультурных и иных компенсаций для сербов и других балканских народов, чьи интересы и само выживание как этносов поставлено под угрозу. Учитывая консолидированный курс Запада на окончательную ликвидацию на Балканах сербского и православного жизненного пространства, пересмотр существующих границ и внутреннего устройства «проблемных» государств и самоопределившихся территорий, может оказаться единственным сценарием, объективно отвечающим российским интересам. Сегодня на балканской карте присутствуют по меньшей мере три общепризнанных или самопровозглашенных государства, чья жизнеспособность вызывает серьезные сомнения: помимо Боснии и Герцеговины и Косова это также Македония. Их территориальное и административно-правовое переформатирование может стать наименее болезненным способом избежать новых кровопролитных балканских войн.

Примечательный момент: власти Сараево в последние дни активно призывают именно Россию оказать содействие в «последовательной и полной реализации Дейтонского мирного соглашения». Об этом заявил на днях член коллективного Президиума Боснии и Герцеговины боснийский мусульманин Харис Силайджич на встрече с российским послом Александром Боцан-Харченко. Учитывая, что господин Силайджич еще со времен боснийской этно-гражданской войны 1992-1995 годов известен крайне экстремистскими воззрениями и не устает призывать с международных трибун к упразднению Республики Сербской как «продукта этнических чисток», напрашивается вывод, что Сараево охватила нешуточная паника. Ведь значительная часть западноевропейского общественного мнения не может не отдавать себе отчет в том, что именно боснийские сербы служат в Боснии и Герцеговине единственным реальным противовесом радикальным панисламистским тенденциям. И этот немаловажный фактор дает России основания вести более активную игру на нынешнем переломном для всех Балкан этапе.


[1] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/0B514CB49F82A439C32576B40053C70E

[2] Bosnia’s Incomplete Transition: Between Dayton and Europe. Sarajevo-Brussels, 2009. P.14.


__________________

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ - старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, международный обозреватель газеты «Время новостей» и радиостанции «Голос России».

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться