Изобретение албанского вопроса: венский рецепт, или Кто хозяин Косово?

Последствия уже непоправимы

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Албанский вопрос никогда не был чисто балканским сюжетом: он всегда рассматривался ведущими державами сквозь призму собственных интересов. Недавние столкновения сербов с солдатами КФОР и косовским спецназом ROSU в сербских муниципалитетах «Республики Косово» выявили немало заинтересованных в «окончательном решении» сербского вопроса. 

Схватка «бульдогов под ковром» продолжается. Причем премьер РК Альбин Курти пытается вести самостоятельную игру. На днях он заявил, что «представители США и ЕС Габриэль Эскобар и Мирослав Лайчак выступают с требованиями Белграда». Посол США в Сербии Кристофер Хилл признал: «У нас с Курти очень принципиальные проблемы, не уверен, что мы можем рассчитывать на него как на партнера».  

Неужто тень перестала слушать хозяина? Или хозяин в другом месте и невидим? 

Развитие албанского национализма обычно связывают с именем С. Фрашери. В книге «Албания − какой она была, какая она есть и какой она будет» (1899) он зафиксировал принцип: «Беса (1), религия, труд, забота, желание наше, мысль наша пусть будут ради Албании и ради албанской нации». Однако важно понять, кто стоит за Фрашери и другими албанскими интеллектуалами сегодня; кто и почему способствовал формированию албанского самосознания и был заинтересован в создании албанского государства.

Опубликованные болгарским историком Теодорой Толевой (2) документы Венского архива династии, двора и государства – яркое доказательство активного участия правящих кругов Австро-Венгрии в создании албанского вопроса. Конечно, не только Вена, но Ватикан, Рим, Берлин с конца XIX в. конструировали албанскую нацию, но австро-венгерский проект интересен стратегическими наработками. 

С ноября по декабрь 1896 г. в Вене были проведены три тайные конференции под председательством министра иностранных дел графа А.М. Голуховского (мл.), посвященные албанскому вопросу. В меморандумах заседаний зафиксирована главная цель империи: албанские территории как с католическим, так и с мусульманским населением «не должны попасть под влияние другой великой державы, а объединиться в новое княжество под австрийским протекторатом». 

Стремление избежать попадания Австро-Венгрии в «железный обруч», контролируемый Россией, определило многовекторную политику в отношении албанцев – этой балканской «нации племен». В конце XIX в. албанское население не представляло собой национальной общности, оно состояло из враждовавших племён гегов (преимущественно католиков) и тосков (преимущественно мусульман). На момент разработки Веной стратегии проникновения в эту часть Балкан ни чувства общей политической принадлежности, ни общих интересов у этих племён не было. 

Помимо разных религий, была существенная разница в диалектах и письменности: тоски пользовались греческой азбукой; геги писали на латинице. В деле «собирания» албанской нации и использования ее как своего агента на Балканах Вена использовала антагонизм между православными и мусульманами. Это отразилось на восприятии албанцами-тосками Габсбургской монархии как своего естественного союзника и покровителя в борьбе против России и сербов. Конечно, не надо упрощать: православные албанцы (таких тоже было немало) тяготели к Греции, но они были в явном меньшинстве на фоне союза католиков и мусульман. Создание такого союза, когда «албанские католики и мусульмане обнимаются как братья в порыве ненависти ко всему славянскому» и «одинаково преследуют ненавистных славян», в условиях двух мировых войн привело к геноциду сербов, а рецидивы той страшной жестокости проявились во время балканских войн конца ХХ века. 

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Пентагон отказался от бракованных истребителей-невидимок F-35, но союзникам по НАТО их впаривают по-прежнему Пентагон отказался от бракованных истребителей-невидимок F-35, но союзникам по НАТО их впаривают по-прежнему
Пропаганда неряшливости – как следствие интеллектуальной деградации и заказа глобалистов «Зелёная повестка» в Европе: назло бабушке не помою уши

Развитие албанского языка и системы образования позволяло Вене вбить клин между Сербией и Черногорией, создав независимую Албанию. «Мягкая сила» Австро-Венгрии стала если не решающим, то одним из определяющих факторов приближения «точки невозврата». Свержение в 1908 г. султана Абдул-Хамида II и созыв первого албанского национального конгресса в Битоле сработали на руку Вене. Начавшееся через два года восстание поставило своей целью получение автономии, а в ноябре 1912 г. съезд представителей различных племен и слоев албанского общества во Влёре провозгласил Албанию независимым государством. «Венский рецепт» перекройки балканского пространства был хорошо выверен и хорошо финансировался. Это определило его успех. 

В 1903 г. в Национальном институте восточных языков в Вене начали работу курсы албанского языка. Основателями албанологии стали австриец Н. Йокль (1877-1942) и венгр Ф.Н. фог Фельсё-Свилас (1877-1933). Кстати, первый Институт албанологии был открыт не в Албании, а в Приштине в 1953 году. Свой вклад в достижение целей имперского правительства внесли специализированные интернаты для подготовки педагогических кадров в Клагенфурте и при Католическом университете учителей в Веринге (18-й район Вены). После обучения австрофильские кадры отправлялись в школы Призрена, Дурреса и Скутари. Такая система подготовки позволила перейти к следующему этапу – превращению католических прогимназий Северной Албании в национальные посредством перехода с итальянского языка преподавания на албанский. Параллельно вводились курсы по изучению немецкого языка. 

Щедро финансировались проавстрийские албанские газеты и журналы. Наиболее влиятельные среди них: журнал «Албания», издаваемый сначала в Брюсселе, затем в Лондоне; газета «Дрита», основанная в Софии и выходившая на пользующейся популярностью у большинства албанцев азбуке братьев Фрашери газета «Беса» (печаталась в Каире). Эти газеты оказали существенное влияние на общественное мнение албанцев своей подчеркнуто националистической программой. Вена поддерживала также публикацию учебных, исторических и литературных произведений на албанском языке. К 1905 г. на деньги и под цензурой австрийцев были изданы двухтомная «История Албании» и «История Турции» Н. Никая, учебник по географии, хрестоматия с рассказами, стихами и песнями Г. Кириаса; учебные пособия по албанскому языку. Вся финансируемая Веной литература ввозилась на албанские земли нелегально и распространялась, как правило, бесплатно. 

Стоит обратить внимание на публикацию карты Албании Т. Спиро: карты наглядно закрепляют территориальные пределы для каждой общности. Распространение карт с пока еще чужими территориями, но на бумаге уже включенными в карту-как-логотип, оказывают более сильное воздействие, чем националистическая литература. Кстати, современные карты «Великой Албании», включающие все территории проживания албанцев (Албанию, Косово, западную Македонию (Илирида), юго-восточную Черногорию (Малесия), северо-западную Грецию (Чамерия), печатаются не только в Тиране, но и во Франкфурте-на-Майне. 

С одной стороны, Албания и албанцы использовались как заслон против движения Великой Сербии и тесно связанной с ней России. С другой стороны, это было средство помешать Италии укрепиться на восточном побережье Адриатики. Такой подход укладывается в концепцию Realpolitik, он понятен, что нельзя сказать о политике югославского руководства после 1945 года. Иосип Броз Тито серьёзно усовершенствовал «венский рецепт», добавив в него запрет на возвращение сербов в места их исконного проживания на территории Косово и Метохии, и выделил эту часть сербской земли в отдельную политико-территориальную единицу (с 1945 г. – Косово-Метохийская обл., с 1963 г. – край). Этим был окончательно нарушен демографический и социокультурный баланс в этой части Балкан. Недаром Тито получил распространенную в сербском обществе характеристику «последнего Габсбурга на Балканах». 

Последствия уже непоправимы. В краткосрочной перспективе Балканы могут стать самостоятельным очагом конфликта, а то и спусковым крючком более масштабных противостояний. Албанский вопрос вновь становится центральным в европейской повестке: видимый хозяин играет с невидимым.

(1) Беса – клятва верности, которую приносит соратникам каждый полноправный член албанской общины/клана. 
(2) Толева Т. Австро-Венгрия и становление албанской нации. М., 2018.