Протесты в Колумбии

Дилемма для Вашингтона: как избавиться от левого президента Колумбии?

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 120 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Администрация Джо Байдена даже не пытается скрывать враждебность к колумбийскому президенту Густаво Петро, и задача его отстранения от власти стоит в текущей повестке дня Вашингтона. Какой вариант будет использован? В относительно недалёком прошлом, спецслужбы США прибегали к авиакатастрофам (гибель президента Эквадора Хайме Рольдоса или руководителя Панамы Омара Торрихоса), вербовали заговорщиков (гаитянский вариант расправы с Жовенелем Моизом), применяли радиоактивные изотопы (убийство Уго Чавеса).

Внешность Петро обманчива, улыбчивый и контактный политик, но внутри как кремень. Сказывается партизанская закалка: он был активным членом повстанческой группировки М-19, а бывших партизан не бывает. Судя по утечкам, в депешах посольства США всё чаще сообщается о его «несогласованных» внешне- и внутриполитических инициативах, «демонстративной самостоятельности» (это по поводу категорического отказа Петро поставить оружие на Украину, как того требовал Вашингтон). В США полагают, что «импровизации» Петро чреваты ростом проблемных факторов в двусторонних отношениях и по большому счёту демонтажем американского присутствия в стране.

Особое раздражение американцев вызывает стремление Петро наладить сотрудничество с боливарианским правительством Венесуэлы. По стратегическим раскладам США Колумбия, единственный ассоциированный член НАТО в Латинской Америке, должна использоваться как опорная база подрывных операций против «режима Николаса Мадуро». Задача по его свержению никогда не отменялась, несмотря на показушную дипломатическую активность Госдепа по мирному решению венесуэльской проблемы и разовые визиты американских функционеров в Каракас для вызволения из тюрьмы арестованных агентов ЦРУ и РУМО. Посольство США в Венесуэле по-прежнему закрыто, и его функции выполняет своеобразный филиал (Oficina Externa), действующий при американском посольстве в Колумбии.

В эпицентре всех деструктивных комбинаций на колумбийско-венесуэльском направлении находится ветеран дипломатической службы Франсиско Пальмиери, исполняющий обязанности временного поверенного в делах в посольстве США в Боготе. В немалой степени судьба Густаво Петро находится в его руках. Сотрудничество Пальмиери с ЦРУ началось в середине 1990-х, когда он работал в Госдепе в офисе по делам Венесуэлы. Позднее в посольстве США в Мадриде Пальмиери занимался военно-политической проблематикой, координировал с испанцами репрессивные мероприятия в отношении «популистских режимов» в Латинской Америке. Затем он на четыре года перебрался в Гондурас советником по политическим вопросам. В качестве и. о. помощника госсекретаря Пальмиери курировал страны Центральной Америки и Карибского бассейна, Лимскую группу «демократий Западного полушария», созданную для противодействия кубинскому и венесуэльскому влиянию в регионе. В последнее время Пальмиери вроде бы занимался демонтажем прежней конфронтационной политики США в регионе. Была заявлена цель упрочения мирных процессов в Колумбии. Но это для пропагандистского прикрытия. Ещё в 2006 году дипломат Пальмиери получил степень магистра международных стратегических исследований в Национальном военном колледже. Многие дипломаты США получили военную подготовку в этом заведении: США явно готовятся к мировой войне. Так что не напрасно Пальмиери в печатных и электронных изданиях левого толка называют «волкодавом империи».

Пальмиери не единственный «волкодав из США» в сегодняшней Колумбии. В связке с ним действует Мишель Адам Баркин, советник-посланник «венесуэльского офиса». До назначения в Боготу он занимал должность советника по внешней политике Стратегического командования США (USSTRATCOM). Представляет интерес прежняя служебная траектория Баркина. Он побывал и. о. заместителя представителя США в ООН, занимаясь «специальными политическими вопросами», выполнял задания специфического характера в Канаде, Мексике, Сальвадоре, Уругвае, Косово и Болгарии.

Политической разведкой в посольстве США занимается Терри Стирс-Гонсалес. До этого он отработал командировку в Гайане, всячески препятствуя нормализации её отношений с Венесуэлой, в том числе из-за нефтяной проблемы. Прогнозируется, что по уровню добычи углеводородного сырья Гайана превзойдёт США, Норвегию и Мексику к 30-м годам, то есть борьба за нефтеносную территорию Эссекибо, находящуюся под контролем Гайаны, ещё впереди. Именно поэтому ЦРУ перебросило Стирс-Гонсалеса, своего ведущего оперативника в данной теме, в Колумбию.

В команду Стирс-Гонсалеса включён опытный сотрудник Тайлер Спаркс, который работал в резидентурах в Никарагуа, Коста-Рике, Эквадоре. Некоторое время он курировал бразильское направление и страны Южного конуса. Спаркс культивирует в себе лидерские задатки, призывает коллег строго следовать корпоративному духу, изучать образ жизни и психологию латиноамериканского вербовочного контингента, делиться оперативным опытом в специальных журналах.

По линии военной разведки (RUMO), под крышей экономического советника, в Боготе действует Рамон (Чико) Негрон. На подлинный характер миссии Негрона в Колумбии указывает его прежняя траектория: он был помощником военных атташе в Гватемале, Эквадоре, Никарагуа, Мексике. Довелось Негрону послужить в Пакистане (2015 год) главой Международного отдела посольства США по борьбе с наркотиками. Надо ли говорить, что формально эта миссия Негрона была провальной: производство опия-сырца, героина и каннабиса сократить не удалось. Прямое отношение к RUMO, действующему под крышей посольства в Боготе, имеют полковники Хуан Савала (из офиса по военному сотрудничеству) и Майкл Рейберн. Под их дипломатическим присмотром находятся морская база в заливе Малага и базы в Паланкеро, Маламбо, Нило, Флоренсии, Апиайе, Картахене, где расквартированы американские военнослужащие – около 800 человек, и контрактники из колумбийцев – 600 человек.

Управление по борьбе с наркотиками (DEA) в Колумбии возглавляет Омар Арельяно, он же – региональный шеф. Большая группа сотрудников DEA действует в Картахене под началом Джеймса Кайкендалла. Всего сотрудников и контрактников более 300. Провокации с использованием наркотиков – излюбленный метод спецслужб США для компрометации неугодных политиков. В отношении родственников Николаса Мадуро и его жены Силии Флорес был применён именно этот метод, хотя венесуэльский президент борется с наркотрафиком всеми возможными способами. С начала текущего года над территорией Венесуэлы было сбито не менее 30 легкомоторных самолётов (в основном из США) с грузом колумбийского кокаина.

Вполне возможно, что для отстранения Густаво Петро от власти спецслужбы США «организуют» компромат. Не так давно в колумбийские СМИ «просочились» записи прослушки Армандо Бенедетти, посла Колумбии в Венесуэле, в которых он назвал Николаса Мадуро одним из тайных «финансистов» избирательной кампании Петро. Эта история, конечно, получит продолжение, будет проведено соответствующее расследование. Сверхзадача очевидна – бросить тень на законность пребывания Петро в президентском кресле.

Сам Густаво Петро в ходе недавних визитов в Европу выступил с заявлениями, в которых подчеркнул, что отлично понимает, для чего затеяна эта шумиха с разоблачением. В Германии он прямо сказал, что США готовят переворот, как в Перу для Кастильо: «И они уже перешли границу намного дальше. Они будут атаковать нас всё больше и больше, чтобы разорвать связь правительства с народом и свергнуть президента». В поддержку Петро выступили многие левые политические деятели. Среди них – бразилец Инасио Лула да Силва, эквадорец Рафаэль Корреа, бывший президент Испании Хосе Луис Сапатеро.

Международная кампания солидарности набирает силу, но будет ли она способна остановить заговор, который стремительно раскручивается посольством США в Колумбии? Судя по всему, американцы пока не решили, какой вариант свержения «левака» Густаво Петро предпочтительнее: вялотекущий, путём постепенного оттеснения от власти, или силовой, с опорой на вооружённые силы и карательные органы. Силовой вариант чреват последствиями: возрождением партизанских очагов, причём не только в Колумбии.

Фото: independent