Переговоры Эрдогана и Байдена в Вильнюсе

Турция – Россия: Запад выкручивает руки Реджепу Эрдогану

Действие Конвенции Монтрё – под вопросом

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Недавний визит в Стамбул Владимира Зеленского, его переговоры с президентом Эрдоганом, информация о начале строительства на территории Украины завода по производству беспилотников, яркие заявления турецкого лидера и не менее резонансные дела – всё это оставило в некоторой тени иные аспекты российско-турецких отношений. Между тем с 1 июля текущего года вновь повышены (после октября  2022 года) сборы за транзит торговых судов по маршруту Босфор – Мраморное море – Дарданеллы (теперь на 8,83%). «Базовая стоимость золотого франка в отношении коэффициентов налогов и сборов (маяков, спасательных служб и санитарных инспекций), которые применяются к судам, проходящим через турецкие проливы, проходящим без захода в соответствии с Конвенцией Монтрё о проливах, установлена на уровне $4,42 с 1 июля 2023 года»,цитирует издание Aydinlik заявление главного управления морского транспорта.

Учитывая, что к настоящему времени не менее половины общего объёма внешнеторговых перевозок России приходится именно на этот маршрут (в том числе более 60% экспортных перевозок нефти и нефтепродуктов и по 55-60% – химических удобрений и зерновых), речь идёт о немаленькой сумме. Уже к концу года доходы за транзит могут составить до 900 млн. долл. против 160-170 млн. ранее.  Более того, по словам министра транспорта и инфраструктуры Турции Абдюлькадира Уралоглу, «тарифы в Босфоре теперь будут пересматриваться ежегодно на основе распоряжения президента», то есть без учёта Конвенции Монтрё (1936 г.), не предусматривающей одностороннего произвольного их повышения из Анкары…

Здесь уместен небольшой исторический экскурс. Хорошо понимая непростой характер турецких партнёров, на рубеже 1940-х / 1950-х годов Советский Союз, поддержанный в этом вопросе Болгарией, Румынией и Югославией,  предлагал ввести в дополнение к статье 2 Конвенции Монтрё («В мирное время торговые суда пользуются полной свободой прохода и плавания в проливах днем и ночью под любым флагом, с любым видом груза») положение, согласно которому изменение транзитных тарифов на прохождение Черноморских проливов было бы невозможно без консультаций со всеми странами-подписантами документа. Однако Америка, Великобритания и их союзники – подписанты Конвенции, включая саму Турцию, данное предложение предсказуемо отвергли, и в мае 1953 г., после смерти И. Сталина, СССР от него отказался.

С тех пор, но особенно в последнее время, Турция неоднократно пользовалась своим обусловленным географией привилегированным положениям, обоснованно или не очень ссылаясь на различные факторы – от текущей экономической конъюнктуры до экологии. В это же время хорошо известно о планах строительства обходных каналов, на которые действие Конвенции Монтрё распространяться не будет. В октябре прошлого года сборы за проход судов через зону проливов повысились более чем на наполовину, составив 4,08 долл. за одну тонну «чистого» тоннажа (тонна нетто). Но, похоже, этот тарифный «рывок» показался недостаточным для турецких властей, стремящихся использовать любую возможность для того, чтобы продемонстрировать, «кто в доме хозяин». Глава турецкого транспортного ведомства напомнил, что сборы за тонну нетто для иностранных судов рассчитывались на основе золотого франка, согласно той же Конвенции Монтрё, эквивалентного 0,8 доллара. Однако в октябре 2022 года турецкая сторона самовольно изменила эту установку, рекордно увеличив сбор до 4,08 долл. Таким образом, подсчитал министр, для судна с 10-тысячным чистым тоннажем «с 7 октября 2022 г. сборы  составляли $16 393, а с 1 июля 2023 г. судно будет платить $17 760». И хотя в правительстве Реджепа Эрдогана заблаговременно извещают о повышении тарифов за проход Черноморских проливов, сути дела это не меняет: фактически «тихой сапой» пересматривается Конвенция Монтрё и тем самым оказывается очевидное давление на все государства, пользующиеся Босфором и Дарданеллами для реализации внешнеторговых операций. И прежде всего это касается России, зависимость которой от южного морского маршрута по мере усиления санкционного давления обретает дополнительные грани. Ранее, в конце ноября 2022 г., в Анкаре официально объявили о том, что проходящие через проливы танкеры (не только с российской нефтью и не только из российских портов) должны предоставить письма-подтверждения от страховых компаний, гарантирующее страховое покрытие танкеров и их грузов в турецких водах. Необходимость принятия такой меры мотивировалась принятым месяцем ранее решением G7, ЕС и Австралии разрешать страховать суда, перевозящие российскую нефть только в том случае, если нефть на борту закупается в соответствии с установленным коллективным Западом «ценовым потолком» (до 60 долл. за баррель).

По словам директора Службы внешней разведки РФ Сергея Нарышкина, передачу Турцией Киеву главарей запрещённого в России полка «Азов»* можно оценить «как невыполненные обязательства турецкой стороной в этой части. Это нехорошо характеризует турецкую сторону». На уточняющий вопрос о возможных контактах с Турцией по этому сюжету С. Нарышкин ответил отрицательно. Создаётся впечатление, что, руководствуясь внутренними или иными соображениями, турецкая сторона решила серьёзно усилить политическое и экономическое давление на российскую сторону. По словам Дмитрия Пескова, «в контексте подготовки к саммиту НАТО на Турцию оказывали большое давление, а Анкара как член альянса проявляет с ним солидарность, Россия все прекрасно понимает», однако «нарушение договоренностей никого не красит». Упоминал Реджеп Эрдоган и о возможном визите Владимира Путина в Турцию в августе, однако ясности с этой поездкой и с её возможной повесткой дня, судя по всему, пока нет. Как отмечает известный российский востоковед-тюрколог Иван Сародубцев, «под ковром российско-турецких отношений очень сильно заискрило», и новые, вполне определённые символы миротворчества и гарантий Турции могут привести к утере ею своего неформального статуса «привилегированного» миротворца. Некоторые эксперты усматривают в неоднозначных, мягко говоря, решениях Анкары последнего времени, помимо стремления по максимуму воспользоваться затруднительным положением, в котором оказалась Москва, также и намерение перевести экспортные перевозки каспийской нефти с черноморских российских и отчасти грузинских портов на линию Баку – Тбилиси – Джейхан.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Оппозиция как способ выживать
Милорад Додик Милорад Додик как зеркало британской политики на Балканах

Как полагает востоковед Карине Геворгян, ещё до президентских выборов в Турции 28 мая призывавшая не впадать от победы Эрдогана в излишнюю эйфорию, пространство манёвра у него «невозможно схлопнулось». Воюющий с Россией коллективный Запад «в предвыборной ситуации в Турции основную ставку сделал на самого Эрдогана», в то время как Кемаль Кылычрароглу выполнял вспомогательные функции. Пролонгация президентских полномочий не отменяет острых социально-экономических проблем, на решение которых необходимо минимум 100 млрд. долл., предоставить которые могут в первую очередь монархии Персидского залива, прежде всего Саудовская Аравия и ОАЭ. Однако для того, чтобы эти деньги не были накрыты очередными санкциями, «он должен действовать так, как ему велят из Вашингтона или из Лондона… в данном случае позиции США и Великобритании не расходятся». Возможная же передача Киеву проданных ранее Турции российских зенитно-ракетных комплексов С-400, чего давно добивается администрация Байдена, помимо серьёзных военно-политических проблем, способна привести к дальнейшему осыпанию (это если выражаться мягко) текущей конструкции российско-турецкого взаимодействия.

По мнению ссылающегося на источники в правительственных кругах издания Hürriyet, «мнение о том, что Турция отвернулась от России и полностью повернулась лицом к Западу, не соответствует действительности. Турция будет продолжать проводить политику баланса как международная и региональная держава. В этом контексте Турция будет продолжать развивать отношения с Западом и Европой, одновременно поддерживая "прозрачные переговоры" с президентом России Путиным». И если по поводу Запада и Европы особых сомнений нет, то по поводу доверительного характера российско-турецких отношений на среднесрочную перспективу вопросов всё больше.