Польша – Украина: какой пан без холопа?

Польша – Украина: какой пан без холопа?

Призрак речи Посполитой бродит по Галичине

telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 120 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

В ходе недавней встречи в Москве руководители России и Белоруссии сделали ряд крайне резких заявлений в адрес Варшавы, вплоть до того, что Александр Лукашенко «посетовал», что перебазировавшиеся в Белоруссию вагнеровцы просят его «ну, сходить на экскурсию в Варшаву, в Жешув».

Одновременно Александр Григорьевич обратил внимание на концентрацию польских войск у границ своей страны и отметил, что передача Польше украинских земель неприемлема. Если жителям Западной Украины понадобится поддержка, Минск готов ее оказать, реагируя, в частности, на прозвучавшее ранее заявление руководителя Службы внешней разведки России Сергея Нарышкина, что на Западе также растет «осознание того, что вопрос поражения Украины — это вопрос времени».

«В этой связи у польского руководства усиливается настрой на то, чтобы ввести контроль на западных территориях Украины, в западных областях путем размещения там своих войск».

Действительно, руководство Польши, которую Уинстон Черчилль в свое время метко назвал «гиеной Европы» за стремление урвать куски у оказавшихся в «сложной ситуации» соседей, не особо и скрывая, демонстрирует большие амбиции относительно разваливающейся Украины.

Видны они были задолго до начала СВО, в частности, через раздачу «карты поляка» в Галиции и Волыни.

«Но у Львова перспектива еще есть, а у других регионов ее нет. Польша даст львовянам возможность реализовать себя», ― заявлял председатель объединения поляков Львовской области Сергей Лукьяненко, уточняя, что отсталость региона в экономическом плане от того уровня, на котором сейчас находятся соседние польские районы, составляет 50 лет.

В общем, задел на ситуацию, когда регион окажется «бесхозным», делался заблаговременно. И с началом Специальной военной операции этот момент для Польши настал.

С первых дней СВО польские власти, естественно, проявляли себя как самые «верные» друзья Украины, вплоть до того, что активно проталкивали идею «миротворческой миссии» во Львовской области и Волыни, дабы защитить их от «российской агрессии». Фактически, понятно, речь шла о польской военной оккупации этих регионов.

В Вашингтоне, правда, к этой идее отнеслись достаточно прохладно, указав, что они в целом не против, но такая миссия будет вне рамок НАТО, т. е. «на страх и риск» тех, кто решит в ней участвовать.

Окончательно же она исчезла (на время ) из публичной повестки после состоявшейся 11 мая 2022 г. в российском МИД беседы замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова с послами Польши и США.

Но зато с польской стороны потоком пошли заявления на самом высоком уровне, что польский и украинский народы должны жить вместе, «без границ» между ними. Улицы польских городов украсили билборды со словами главкома Войска польского Ярослава Мика: «Время вспоминать историю».

На остатках Украины развернулась пропаганда относительно «общей судьбы», «600 лет вместе», когда Польша защищала украинцев от «московского варварства» и приобщала к европейской цивилизации и т. п.

22 мая 2022 г. Анджей Дуда совершил визит в Киев, выступил в Верховной раде, предложив заключить новый, «более глубокий», чем действующий, договор о дружбе, а Зеленский и вовсе пообещал внести в Раду законопроект, дающий полякам на Украине практически те же права, что и её гражданам, вплоть до назначения в органы государственной власти и судьями.

Дальше, правда, «тема» несколько затихла, законопроект так и не был внесен в Раду, но далее её начали продвигать вновь. Приведем еще цитаты. Зеленский: «В будущем между нашими народами не будет существовать никаких границ: политических, экономических и – что очень важно – исторических», в чем многие увидели намеки на будущее объединение двух государств в конфедерацию или нечто подобное.

Дуда: «Я ему сказал. Владимир, вспоминая нашу историю, как разошлись наши пути, умоляю, когда вы победите Россию, ведите их в Переяславль. Они должны подписать договор именно там, перечеркнув тем самым годы российского, а затем советского влияния в Украине». Что ж, просто напомним, как украинско-польские пути «сошлись», как по ним двум народам «шагалось» и почему они разошлись.

И начать нужно с Великого княжества Литовского, возникшего на границе XII-XIII столетий, которое фактически было Литовско-русским государством. 9/10 его населения составляли русские. Государственным языком был древнерусский.

Однако в то же самое время началось литовско-польское сближение. Между Литвой и Польшей в 1385 г. была заключена Кревская уния, носившая династический характер: литовский князь Ягайло вступал в брак с польской королевой Ядвигой и получал польскую корону.

До середины XVI столетия, несмотря на усиление польского влияния в литовском обществе, литовской знати удавалось отстаивать самобытность и самостоятельность княжества от всяких попыток со стороны Польши усилить унию и крепче привязать Литву к Польской короне.

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Паноптикум западных элит Вы кто такие, вообще?
Третий пленум ЦК КПК: «новый поход» к «всеобщей зажиточности» откладывается, но не отменяется Третий пленум ЦК КПК: «новый поход» к «всеобщей зажиточности» откладывается, но не отменяется

В то время королем Польским и великим князем Литовским был бездетный Сигизмунд II Август. С его смертью прекращался род Ягайловичей (Ягеллонов) и возникал вопрос о судьбе Польского и Литовского престолов. Король и поляки стали настойчиво проводить мысль о вечной унии на общих сеймах литовской и польской знати и шляхты.

До 1569 г. Литва сопротивлялась. Но в 1569 г. на сейме в г. Люблине подписан акт о вечной унии обоих государств, образовавших отныне одно нераздельное государство, – Речь Посполитую.

Как только уния вступила в силу, все предыдущие обещания были забыты. Русское население подвергали всевозможным притеснениям: ограничивали территорию их проживания, не позволяли вступать в ремесленные цехи, запрещали заниматься торговлей и т. п. Пан имел полное право и убить своего холопа, что часто и происходило даже вследствие плохого настроения польского пана (проигрался в карты, соседская панночка не дала и т. п.).

Жесточайшим гонениям подвергалась православная церковь, её последователи дополнительно ограничивались во всех правах, облагались дополнительными податями.

На вновь приобретенную для Польши «Украйну» (именно с этого периода появилось и закрепилось это название) ринулись в поисках земли, богатства и власти тысячи польских шляхтичей. Украинские поместья стали основным «активом» и источником дохода для большинства польских магнатов.

В конце XVI в. начинаются регулярные антипольские восстания, крупнейшим стало Богдана Хмельницкого в 1648 году. Борьба шла с переменным успехом. Как только позволяла обстановка, поляки по традиции нарушали ранее достигнутые договоренности, и гетман, понимая, что «не устоять», обратился за помощью к Москве, итогом чего и стала Переяславская Рада.

К сожалению, продажность казацкой старшины, привлекательность для неё польских «свобод» для шляхты (в которую они надеялись попасть) не позволили тогда полностью воссоединить русские земли. Андрусовское перемирие 1667 года оставляла за Польшей правобережную Украину за исключением Киева и его окрестностей.

И все это время на Правобережье не прекращались антипольские выступления и восстания. Часто восставшие прямо требовали перехода под власть русского царя, «явочным» порядком весь период «раздела Украины» население уходило в Россию целыми волостями.

Завершился «раздел» Украины в 1793 г., когда соседям Речи Посполитой (России, Австрии и Пруссии) попросту надоела головная боль из-за царящей там перманентной анархии, вызванная теми самыми «шляхетскими вольностями», и они решили разделить её между собой, что позволило России вернуть свои исконные земли и народ.

Естественно, поляки с этим были «не согласны», грезя не только возрождением свободной Польши, но и Речи Посполитой в прежних пределах («Какой пан без холопа?»).

Шанс представился после Первой мировой войны 21 апреля 1920 года в Варшаве был заключен договор между Польшей и УНР о союзе и совместных действиях против большевиков (притом менее чем за год до этого они находились в состоянии войны из-за Галиции).

В договоре говорилось о признании Варшавой независимости Украины и Директории, как её (Украины) законного правительства. Правда, при этом денежной единицей на территории Украины должен был быть польский злотый, железные дороги должны были находиться под польским управлением… (?!)

Но и тогда не получилось, и вот сто лет спустя новая попытка реванша. Поскольку времена всё-таки поменялись, о «полном» возрождении Речи Посполитой речь не идет – такое государство просто перестанет быть польским, право голоса-то жителям новых территорий придется предоставить.

В планах вариант конфедерации – в «общее ведение» будут переданы вопросы внешней политики и обороны, вероятно, законодательные функции (а фактический под полный контроль Польши), а вот экономически «союзники» будут формально «самостоятельны».

Так что вкладываться в восстановление Украины, тем паче в доведение её до уровня развития своей страны полякам не придется. Оказавшаяся в составе новой конфедерации часть Украины будет тем, чем она является сегодня и наиболее Польшу устраивает – нищей территорией, поставщиком дешевой и непритязательной рабочей силы и «эксклюзивным» рынком сбыта польских товаров. В общем, классической колонией.

Естественно, хотелось бы, что она была побольше, включала такие лакомые куски, как черноморские порты, главные зерновые регионы Украины, нужную польской промышленности криворожскую руду… Поэтому Варшава ныне активничает, пытается получить одобрение США на эту авантюру, опасаясь, что вскоре «прибирать к рукам» будет уже нечего.

Любая политическая деятельность в этом «огрызке» будет под полным контролем Варшавы. Как говорилось выше, гражданам Польши будет «разрешено» занимать должности судей, в органах госуправления и правоохранительных органах. И можно не сомневаться, что передел всех «вкусных» сфер экономики, передачу их в руки польского бизнеса они произведут быстро и решительно.

А судя по тому, как активно Зеленский продвигает этот проект, ему место польского гауляйтера уже пообещали.

Поэтому предупреждение руководителей России и Белоруссии, адресованное не только полностью потерявшей адекватность Варшаве, но и Вашингтону с Лондоном, весьма своевременно.