Полвека назад разразился мировой энергетический кризис. Сегодня он может повториться

Полвека назад разразился мировой энергетический кризис. Сегодня он может повториться

telegram
Более 59 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 96 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Нынешний палестино-израильский конфликт начался с операции ХАМАС 7 октября. Операция была приурочена к 50-летию начала так называемой «Войны Судного дня» (также «Октябрьская война», «Арабо-израильская война 1973 года»). Это был военный конфликт между коалицией арабских государств, с одной стороны, и Израилем, с другой стороны, происходивший с 6 по 25 октября 1973 года. Предпосылками конфликта стало желание Египта и Сирии вернуть территории, потерянные во время Шестидневной войны (июнь 1967 года). 

Это была уже четвёртая арабо-израильская война, которая имела далеко идущие последствия для многих наций. Арабские страны не сумели достичь тех целей, которые они ставили в этой войне 1973 года. Но тем не менее они впервые почувствовали, что все-таки могут эффективно противостоять западным странам, прикрывающим Израиль. Арабские страны – поставщики нефти – применили меры экономического воздействия на союзников Израиля. А именно страны-члены ОПЕК ввели эмбарго на продажу нефти ряду стран Запада, а также резко повысили цену на черное золото. 

Данная акция стран-членов ОПЕК, а также ее последствия получили название «нефтяной кризис 1973 года». Также часто этот кризис называют «энергетическим», потому что нефтяное эмбарго отразилось на ценах и других энергоносителей. Начало кризиса датируется 17 октября 1973 года. В тот день все арабские страны-члены ОПЕК, а также Египет и Сирия заявили, что они прекращают поставки нефти странам, поддержавшим Израиль в ходе Войны Судного дня в его конфликте с Сирией и Египтом. В санкционном списке оказались Великобритания, Канада, Нидерланды, США, Япония. История мирового рынка черного золота к началу «нефтяного эмбарго» насчитывала примерно столетие. За это время цены на нефть были на удивление стабильными. Происходили некоторые отклонения от средней цены, но они измерялись процентами. А 17 октября 1973 года буквально за один день цена на черное золото, составлявшая изначально 3 доллара за баррель, подскочила до 5 долларов, т. е. на 70%. Далее она продолжала расти, и в следующем году выросла до 12 долларов, т. е. в четыре раза по сравнению с докризисным уровнем.

Нефтяное эмбарго вскрыло истинную степень зависимости Запада от нефти стран ОПЕК (а также некоторых других стран-экспортеров нефти, не входивших в ОПЕК). Нефтяной кризис повлек за собой экономический кризис. В марте 1974 года эмбарго было отменено, но цена на нефть на исходные позиции уже не возвратилась (в 1974 и 1975 гг. оставалась на уровне, близком к 12 долларам за баррель), а экономические трудности многих стран Запада по инерции продолжали нарастать. Так, по итогам 1974 года валовой внутренний продукт (ВВП) США сократился на 0,5% по сравнению с 1973 годом. Обесценение бумаг на Нью-Йоркской фондовой бирже составило 100 млрд долларов (заметим, что не сегодняшних, а тогдашних долларов). 

В апреле 1974 года я приехал в командировку в США и был свидетелем того, как администрация тогдашнего американского президента Ричарда Никсона поддерживала режим строгой экономии нефти и нефтепродуктов и пыталась сдерживать цены на бензин на внутреннем рынке, пыталась в срочном порядке нарастить добычу собственных энергоресурсов. 

Во избежание повторения подобных стрессов в США в 1975 году был создан Стратегический нефтяной резерв. Аналогичные резервы (не менее 3-месячного объёма импорта черного золота) были созданы во многих странах Запада. Ими в 1974 году было учреждено Международное энергетическое агентство (МЭА) для координации действий в случае повторения подобных нефтяных кризисов. 

Достаточно подробно все тонкости энергетического кризиса 1973 года описаны в интересной книге независимого американского исследователя Уильяма Ф. Энгдаля (F. William Engdahl), которая называется «A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order» («Столетие войны: англо-американская политика и новый мировой порядок»). Она переведена на русский язык и несколько раз издавалась у нас. 

По ходу отмечу, что энергетический кризис 1973 года оказал существенное влияние на Советский Союз. Как крупнейшая нефтедобывающая страна СССР воспользовался ростом мировых цен на чёрное золото и начал быстро наращивать экспорт нефти и нефтепродуктов. Если в 1972 году на экспорт поставлялось 76,2 млн т сырой нефти, то в 1977 году его объем вырос уже до 122,1 млн т. Росли также поставки из Советского Союза других энергоресурсов, которые быстро дорожали на мировом рынке. 

Поначалу казалось, что влияние энергетического кризиса на СССР исключительно позитивное. Но на самом деле советская экономика, образно выражаясь, «подсела на нефтяную иглу». Если в 1970 году на долю нефти и других энергоресурсов приходилось 15,6% всего советского экспорта, то к 1980 году этот показатель вырос до 46,9%, а в 1985 году достиг 52,7%. В середине 1980-х годов США сумели уговорить Саудовскую Аравию (которая тогда была безропотным союзником Вашингтона) резко нарастить экспорт ее чёрного золота с целью организации обвала цен на нефть. Целью этой операции было нанесение удара по советской экономике.  Нефтяной удар по экономике СССР был нанесён. Некоторые эксперты считают, что датой начала краха советской экономики следует считать 13 сентября 1985 года. Это день, когда министр нефти Саудовской Аравии заявил о том, что его страна прекращает политику сдерживания добычи нефти и увеличивает ее добычу в 3,5 раза. В результате цена нефти "Brent" с 36,8 долл. за баррель упала до 14,4 долл., т. е. в 2,6 раза. Произошел нефтяной кризис «наоборот». Жертвой его стал СССР, бенефициаром оказались США. 

Но вернёмся в сегодняшнее время. Раскладка сил в мире в связи с палестино-израильским конфликтом почти точно такая же, как и тогда, в октябре 1973 года. Не может ли быть буквального повторения событий пятидесятилетней давности? Не может ли за вспышкой военного конфликта на Ближнем Востоке последовать использование арабскими странами апробированного полвека назад оружия под названием «нефтяное эмбарго»? О возможности такого сценария развития событий сегодня задумываются некоторые эксперты и политики. 

27 октября в турецкой прессе появилась статья Джабира Тургута (Cabir Turğut) под названием «Soykırımı ambargo durdurur» («Эмбарго останавливает геноцид»). Она начинается следующими словами: «Израиль, убивающий детей в Газе, рассчитывает на вооружения США, Великобритании и других западных стран. Однако у богатых нефтью и природным газом исламских государств тоже есть козырь в рукаве. Если они возьмут инициативу на себя и перекроют или прикрутят энергетический вентиль, то перережут западным странам "артерию жизни"».

В статье приводится пример того, как одно исламское государство уже громко призывает поддержать палестинский народ путем введения нефтяного эмбарго против Запада странами ОПЕК. Речь идёт о Высшем государственном совете Ливии, который призвал остановить поставки нефти и газа в страны, поддерживающие Израиль, и бойкотировать продукцию этих стран. 26 октября в Триполи на Высшем совете проходило обсуждение операции Израиля в Газе. В опубликованном заявлении было подчёркнуто, что политика Тель-Авива по отношению к жителям Газы равносильна геноциду. Также отмечалось, что ливийский народ будет поддерживать палестинский народ до тех пор, пока он не освободит свои земли, выражался призыв "прервать отношения со странами, которые поддерживают Израиль, прекратить экспорт газа и нефти в эти страны, бойкотировать их продукцию и приостановить отношения с послами этих государств до тех пор, пока не будет остановлено свирепое нападение на Газу".

В статье также приводятся высказывания директора Исследовательского центра энергетических стратегий и политики Турции (TESPAM) Огузхана Акйенера (Oğuzhan Akyener). Он также уверен в том, что нефть может, как и полвека назад, быть использована в качестве оружия против Запада. Основная ставка, конечно, на Саудовскую Аравию, занимающую ключевые позиции в ОПЕК. Турецкий эксперт отметил, что Саудовской Аравии вполне по силам остановить поставки нефти под предлогом какой-либо технической проблемы на производственных объектах, даже не ссылаясь в качестве причины на палестинский вопрос, и приостановить контракты на продажу топлива. «Если Саудовская Аравия пойдет на сокращение добычи на один месяц, это приведет к увеличению цен на нефть до 200 долларов. Этот процесс сильно повлияет на все топливные рынки. Закончится тем, что президент Джо Байден потеряет президентское кресло прямо перед выборами в США», – отмечает директор TESPAM. 

К тому, что изложено в статье Джабира Тургута, можно добавить, что Иран (министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан) и Организация исламского сотрудничества (ОИК) уже обратились к ОПЕК с призывом наложить эмбарго по нефти на Израиль. Никаких реакций на эти призывы со стороны ОПЕК пока не было. Вероятно, ОПЕК не хочет делать резких движений, чтобы не провоцировать эскалации конфликта. Впрочем, нефтяная война может начаться не только в результате принятия согласованного решения всеми членами указанной организации, но и в результате решений отдельных стран. 

В нефтяной войне против Запада не меньшую роль, чем Саудовская Аравия, может сыграть Иран. Его позиции в добыче черного золота достаточно солидные (9-е место в мире по добыче). Но главным козырем Тегерана является контролируемый им Ормузский пролив - крупнейшая транспортная артерия мирового энергетического рынка и важнейший в мире морского коридора, соединяющего Персидский залив с Индийским океаном. Через пролив в среднем проходит более одной пятой всей потребляемой в мире нефти и одна третья часть всей внешней торговли черным золотом. Через данную транспортную артерию проходит транзит более четверти мировых объемов сжиженного природного газа (СПГ). Значимость пролива должна еще больше возрасти в связи с планами Катара, являющегося мировым лидером в деле производства СПГ значительно увеличить объемы этого производства. И Европа, задыхающаяся от нехватки СПГ, очень рассчитывает на Катар. Но транзит находится под контролем Ирана. 

Итак, роль Ирана в организации нового энергетического эмбарго против Запада может оказаться даже более высокой, чем Саудовской Аравии, традиционно определяющей политику ОПЕК. 

PS. США пока не усматривают глобальных последствий обострения конфликта на Ближнем Востоке на мировую экономику, включая цены на нефть, – глава Минфина США.